Озеро, которое стало морем

3 глава

Три дня в пути и вот они - родные места. Деревня отжила свое: дороги заросли травой, избы покосились. Некоторые совсем рухнули. Сгорбленный бабушкин дом выстоял, нахмурив облупившиеся рамы окон и сдвинув набок прогнившую крышу. Стеша постояла немного на крыльце. Дернула дверь, порываясь войти, но дом не впустил, словно стесняясь собственной ветхости.
Дом совсем не пригоден к жилью, - развела руками Стеша и села на ступеньки.
Зашнуровала ботинки, поправила рюкзак, оттягивающий плечо.
За поселком был санаторий. Возможно, он и сейчас там…
 

Санаторий обосновался на месте старого пионерлагеря. Стешу встретили кованные ворота и покосившаяся табличка. В старом здании, где когда-то отдыхали пионеры, ей слышалось заблудившееся эхо детских шагов.
В номере пахло сигаретами и освежителем воздуха. Стеша подошла к окну и раскрыла створки настежь. Она старалась не обращать внимания на обшарпанные обои и ковролин в пятнах. Не это главное.
Главное - лес. Не переодеваясь, Стеша забросила рюкзак на кровать и отправилась назад, в деревню. Там, за последними дворами начинался лес. Угрюмый к чужим и такой добрый к ней, Стешке. Все в лесу осталось прежним, только деревья вытянулись, позарастали тропы. Нежный мох – зеленые ладони, в которые можно уткнуться. Кислый щавель. Стешка напихала щавель в рот, и по губам расплылась счастливая улыбка:
- Дома! Вернулась!
Она улеглась на траву, раскинув руки, улыбнулась небу. Поддавшись внезапно навалившейся усталости, Стешка зевнула и закрыла глаза.

Пробуждение было резким и неприятным. Отчего так холодно? Промозглый, до кончиков побелевших пальцев озноб охватил тело. Веки нехотя приподнялись, и она увидела чужое, серое небо, застланное тучами. Стеша с трудом поднялась на ноги и отряхнула майку. Откуда она пришла? С какой стороны лежала тропа: справа? слева? Неуверенные шаги привели обратно. Стеша обошла кругом поляну, и вдруг резко рванула прочь, сквозь цепляющийся валежник. Дикие травы, кусты и деревья обступили со всех сторон. Она попала в заколдованный круг.
- Куда делись тропинки? - губы не слушались и дрожали. Стеше показалось, что весь мир с бешеной скоростью сужается до размеров этой поляны, стремясь расплющить. Сердце забилось, как сумасшедшее. Пальцы обрывали листья, ломали ветки, стремясь ухватиться за ускользающую материю мира. Деревья, кустарники, небо, земля, помятая трава - все крутилось в круговороте. Накатила тошнота.
- Эй! Я заблудилась, – крикнула Стеша и добавила совсем тихо, жалобно, - Это так глупо, потеряться в двух шагах от санатория. Кто-нибудь меня слышит?
Сзади треснула ветка. Девушка резко развернулась: зверь? человек?
У дерева стоял человек. Светлая рубашка навыпуск, перетянутая ремнем. Темные штаны, заправленные в сапоги.
- Я заблудилась - пискнула Стеша.
Незнакомец удивился. Широкие брови поползли вверх. Он произнес медленно и осторожно, словно разговаривал со слабоумной:
- Со мной изъясняешься?
Стеша не сразу нашлась с ответом.
- А что, тут есть кто-то еще?
Минуту парень молчал, разглядывая ее. Было в его глазах что-то беспокоящее, и от этого страх вернулся.
- Мы одни, - утвердительно сообщил он.
- Одни, - подтвердила Стеша, холодея. С трудом пересилила себя, не рванула прочь.
Воцарилась тишина. Казалось, они оба испытывают удивление, смешанное с чем-то еще. В ее случае это был возрастающий ужас. В его – интерес. Но тут, разглядев, как она испугана, парень прервал затянувшееся молчание.
- Ступай следом. Пройдем ельник, у чепыжника повернем, а там елань и тропа к поселку.
Несколько минут шли молча, потом любопытная Стеша не выдержала.
- Скажите, Вы тут живете или отдыхаете?
Он покачал головой.
- Охотник?
Мужчина посмотрел на нее. Стеша впервые отметила его глаза: серые с поволокой, совсем как у Славки. И немного успокоилась.
- А все-таки, где Вы живете?
- В лесу. Я лесничий.

Он хотел идти медленно-медленно. Еще на один шаг продлить, умножить драгоценные минуты.
Давно забытое ощущение человеческого тепла и сопричастия. Какие у нее темные глаза, почти черные: теплые, как прогретая солнцем вспаханная земля. Удивительно живые на бледном лице.
Ее голос заполнил собой все пространство, он готов был слушать, пить, как живую воду, и лить в кувшин про запас.
Ему бы развернуться и уйти, чтобы никогда не видеть, не слышать ее, но неожиданно для самого себя спросил:
- Ведаешь, где Соленое озеро? Приходи туда завтра поутру.
Стеша кивнула:
- Меня зовут Александра.
- Знаслав.
Он еще постоял у засохшей березы и двинул обратно в лес.

 


Над озером пролетели, крича, чайки. Вчерашний незнакомец расстелил Стеше куртку. Сквозь тонкую ткань отчетливо ощущался холодный дух земли. Стеша поежилась, лето, а почва не прогрелась. Видимо, потому что всю ночь шел дождь.
- Знаслав - редкое имя. Можно звать тебя Славой? А ты можешь называть меня Стешей. Все меня так зовут.
Он кивнул.
Стеша подхватила камешек и неловко бросила, разбив поверхность озера. Поежилась. Солнечный свет словно проходили сквозь и совсем не грел.
- Почему озеро назвали Соленым?
- Когда-то здесь было море. Оно плескалось во впадине, как в огромной чаше. Море-матерь пересохло, оставив озера: Соленое, Купину, Холодное и Лукомшу.
- Интересно – какое оно было…
- Море? Малосолёное. Небольшое, относительно своих собратьев, но злое. Ветреное. Неприрученное и от того нетерпящее человека. В спокойную погоду почти голубое, сливающееся с небом. В раздражении, а оно часто бывало в раздражении,  иссиня-черное, предостерегающее. Но люди не слушали сердитый шепот волн. Они мастерили свои суда, чтобы вспарывать по живому.
- Ты хорошо знаешь историю своего края, – удивилась Стеша.
- Работал в краеведческом музее. Недолго.
- Куда ушло море?
- Пересохло. Люди поселись на его берегах, воды ушли под землю, - Знаслав задумчиво уставился в землю, словно силясь разглядеть ушедшее море.
Она посмотрела на него задумчиво, а он вдруг спросил:
- Наведаешься еще?
Ему казалось, мольба в голосе была совсем не заметной. Но Стеша почувствовала, и ей захотелось вновь встретиться с этим странным лесничим.
- Приду. Непременно приду.



Юля Ром

Отредактировано: 23.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться