Озеро, которое стало морем

4 глава

- Славка, - она почти дотронулась до его плеча, но в последний момент передумала.
- Этот лесничий мне не нравится. Не стоит тебе с ним видеться.
- Ревнуешь? – как и всегда, она чувствовала легкий озноб в присутствии призрака.
- Нет. Беспокоюсь.
- Ты слишком далеко, Славка. Мне хочется, чтобы кто-то похожий на тебя, был рядом.
- Не ходи туда, Стешка.

Второе озеро было небольшим, но с глубоким дном. Из-за солнечных бликов поверхность казалась медовой, с голубыми всполохами.
- Купина, - задумчиво произнесла Стеша и откусила яблоко, - наверно здесь хорошо купаться.
Слава, молча, кивнул. Он был на редкость молчаливым и совсем не походил на ее Славку. Но так здорово было вернуть бабушкин лес и друга.
- Парун, - Славка кивнул на солнце.
- Что?
- Парит, как перед грозою. Дождь пойдет: птицы низко летают, травой сильно пахнет. Оно красное, - неожиданно произнес лесничий, кивнув на яблоко.
- Да? – она подняла удивленные глаза. Он неожиданно смутился.
- То есть я хотел сказать, не жалкого оттенка недоспелой земляники, а настоящего – калинового, именитого.
Стеша протянула ему яблоко, но Славка дернулся и отвернулся.
- Я не ем… яблок.
День сразу померк. Все посерело: поверхность озера, трава, расстеленный плед. Зябкая дрожь пробежала по позвоночнику. Слава поднялся, чтобы накинуть ей на плечи куртку, но холод было не остановить. Он распространялся подкожно, как инъекция.
- Зябко. От легкого ветерка?
Стеша повернулась к озеру, не заметив потемневшего лицом Славку, зато увидела олененка.
Маленький и прозрачный - он бежал по поверхности озера, не касаясь воды копытцами. Стеша моргнула пару раз для верности, но видение не исчезло. Вот он – олененок, на середине глубокого озера: изящная голова с маленькими рожками, коричневые палые пятна по бокам. И вот оно – озеро, чья водная гладь даже не шелохнулась. Стеша не видела черных округлых глаз олененка, но могла поклясться, что он взглянул на нее.
- Там олень!
- Где? – обреченно спросил Знаслав, хотя прекрасно его видел. - Не важно. Мне пора уходить.

Стеша шлепнула порцию пюре в тарелку, двигаясь по конвейеру отдыхающих в едином темпе. Славка не появлялся, а она как то неожиданно привыкла к его задумчивости. К холодным серым глазам. Даже к говору. Все было хорошо до олененка. Может быть, из-за опухоли у нее начались галлюцинации? Стеша отбросила ненужные мысли о смерти: олененок - игра света и тени. Так бывает, если долго смотреть на солнце.
Стеша села за столик и выглянула в окно. Клумбы, дорожки, бетонная стена, закрывающая полнеба.
- Тут был детский лагерь или тюрьма? – спросила она соседку. Та оторвалась от книги.
- Похоже, последнее, - и снова уткнулась в томик.
После обеда Стешу догнал охранник:
- Нашим постояльцем не рекомендуется покидать огороженную территорию заповедника. В глубине леса бродят медведи.
Она повернулась и несколько минут задумчиво разглядывала высокий забор.
- Вы знаете, из-за этой ограды у меня возникают проблемы с замкнутым пространством... что если мои приступы клаустрофобии усилятся? Вы тоже подумайте об этом.

Двое здоровенных парней рубили сучья у смолянистой сосны. Стеша опасливо приблизилась к ним, не осмеливаясь заговорить.
- Ищешь кого? – спросил один, не прерывая работы.
- Да. Где живет лесничий?
- Федор? В поселке - крайний дом с коричневой крышей.
- А… - Стеша старательно вспоминала настоящее имя Славки, - Знаслав? Он еще работал в местном музее.
- Знаслав? – парень прервал работу и вытер пот со лба, - здесь с таким именем нету. В нашем поселке лет сто таких нету. И музея, кстати, тоже нету.
- А вы откуда? – спросил второй, приглядываясь к ней.
- Из санатория.
Стеша торопливо зашагала прочь. Она что его выдумала?

- Ты искала меня? Зачем?
Он стоял у дерева, облокотившись о ствол. В той же позе, что и в первый день.
- Славка…
- Пошли на Соленое озеро.
 

- Расскажи о нем, - Знаслав сорвал колосок и мял его пальцами.
- О ком? – удивилась Стеша.
- О своем Славке.
Она растерялась. Вот ведь, никогда не говорила о нем даже с самыми близкими людьми…
- Откуда знаешь?..
- Имя его изрекаешь мягко. И так попросту, словно много-много раз прежде говорила.
Стеша вздохнула, нерешительно.
- Мы знали друг друга с детства. Я приезжала к бабушке в гости, он жил по соседству. Враждовали сперва, даже дрались несколько раз, а знакомство наше испортила вишня.

Огороды размещали в низине, позади изб, и почти не разделяли заборами. Приблизившись к соседскому дому, девочка увидела вишневое дерево. Невысокое и корявое, оно все облепилось ягодой. Сочные вишни так и просились в подол. Стеша протянула руку, намереваясь сорвать всего пару ягодок - с роду не ела таких спелых – когда услышала грозный окрик незнакомого мальчишки. Испугавшись, Стеша сильнее потянула ветку, чтобы не упасть. Раздался хруст. Сломанная ветка полетела на землю, покатились ягоды. Это потом Стеша узнала, что вишню он стерег для младшей сестры, болевшей в то лето ангиной.

- С тех пор при встрече он дразнил меня воришкой, а я его сторожем. Все переменилось, когда мне исполнилось тринадцать. Стали гулять вместе. Только меня он катал на мотоцикле. Бабушка хотела, чтобы я вышла за него замуж, говорила – такого мальчика ты больше не встретишь. Смешно звучит - приданное готовила. Мне стукнуло пятнадцать, когда бабушка умерла. Она так и не узнала, что он разбился на мотоцикле спустя месяц после ее похорон. Как же я возненавидела Славку за это. Ушел, вот так – запросто, когда был мне нужен. А потом пришла боль дикая, и осознание – больше не увижу. Никогда. Мальчишку с проказливой усмешкой и спокойными серьезными глазами. Мальчишку, который любил, чтоб ветер в лицо… и сердце колотилось от скорости.



Юля Ром

Отредактировано: 23.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться