Озеро, которое стало морем

5 глава

Всякий раз, когда Славка поворачивался правой стороной, Стеша видела струйку крови, стекающую из-под разбитого шлема на воротник.
И тогда она больше не могла с ним говорить. Горло сжималось в спазме.
Стеша закрывала глаза. Фантом пропадал.

Ветер злился, и она сильнее укуталась в воротник. От долгого вглядывания вглубь Соленого озера заслезились глаза. Золотые искорки заплясали на воде. Сегодня Стеша одна стояла на берегу. Какое оно огромное - озеро, почти как море. И глубокое!
Ей отчаянно хотелось, чтобы Славка стоял рядом, рассказывая о затонувшем корабле.
Стеша на мгновение прикрыла глаза, а потом открыла.
В середине озера появилось пятно, словно по бумаге разлили чернила. Что-то поднялось из воды.
Водолаз - промелькнуло в голове. Руки противно затряслись, потому что это был не водолаз.
Человеческая фигура показалась полностью и шла по воде, как посуху. К ней шла. Стеша попятилась, не чувствуя ног от страха.
Фигура остановилась, чуть не дойдя до берега. Черная ряса и серебряный крест. Человек в рясе откинул капюшон, и на нее уставились пустые глазницы желтого черепа.
Так не бывает, - успела подумать Стеша.

Она продиралась сквозь вату и вязла в ней, не успевая нащупать нить, соединяющую с миром. Каждый звук, каждый оттенок был размытым, серым...

Шум ветра, гул сосен над головой. И расплывчатое лицо Славки. Он придерживал ее, и она впервые ощущала тепло, идущее от него.
- Я пришел в последний раз.
- Хорошо, - в голове все плыло.
- И никогда больше.
- Договорились, - слово оказалось слишком длинным, и Стеша запнулась где-то на середине.
Но он понял.
- Человек… из воды...
- Стеша, - он говорил отрывисто и зло, - я завидую твоему Славке. Он всегда с тобой. А я опасен для тебя. Разумеешь?
Стеша с трудом усмехнулась. Губы нехотя сложились в ухмылке, словно она сто лет не улыбалась и забыла, как это делается.
- И сколько трупов ты закопал?
Он досадливо сморщился.
- Ты знаешь, о чем я. Чувствуешь, - тряхнул за плечи, - видения, тот олененок и даже озноб – все связанно со мной. И будет хуже с каждым часом, проведенным возле меня. Я не хочу этого… не хочу тянуть тебя к себе.
 

Стеша проснулась от резкого дневного света, блуждающего по лицу. Девушка в белом халате приветливо улыбнулась ей.
- Не волнуйтесь, теперь все хорошо. У вас был обморок.
- Как я попала сюда, - она силилась сесть. Это удалось, но не сразу.
- Вас нашли на берегу озера. Похоже на солнечный удар. В такую погоду надо пить больше жидкости.
Голова стала крениться к подушке. Стеша уснула, и ей снилось огромное чудовище, вылезающее из Соленого озера.

«Это сон, бред, солнечный удар. Последствия болезни. Я никого не встречала – я все выдумала в память о Славке, - Стеша стояла на перроне с чемоданом в руке, билет на поезд устроился на дне кармана, - Я никогда больше не пойду на это озеро, уеду – словно ничего не случилось».
Подошел поезд. Стеша зашла. Села у окна и закрыла глаза.

- Сбежишь?
- Я боюсь, что схожу с ума. Но еще больше – что все это взаправду.
- Помнишь, как я катал тебя на мотоцикле? Ты тоже боялась, но верила мне. Я говорил, чтобы ты не встречалась с ним.
- Славка, как ты можешь давать советы, когда давно мертв.
- Он тоже мертв – однако ты говоришь с ним. А теперь, раз ты меня все равно не послушалась, иди в последний раз на то озеро и все выясни. Ты будешь знать правду, а это лучше, чем сомневаться в собственной нормальности до конца жизни.

- Ты пришла, - он сидел на березу Соленого озера, подбирая мелкие камешки и бросая в воду. Поверхность озера оставалась совершенно гладкой.
- Я хочу знать, что все это значит: эти видения и ты, - она запнулась, - и ты тоже.
- И я тоже?
- Иногда мне кажется, ты существуешь, если находишься рядом. А когда меня нет, ты - сказка.
- Я лесничий. И моя работа – одиночество.
- Правда? Давай поднимемся и пойдем к тебе на работу. Ты познакомишь меня со своими друзьями. Никто не работает совершенно один. А лучше - хоть раз пройдемся с тобой по деревне, зайдем в музей.
- Я не могу уйти отсюда.
- Да ну? И повернись ко мне, я не могу так разговаривать, - Стеша начала сердиться и одновременно – бояться того, что сейчас услышит.
Знаслав нехотя повернулся.
- Я привязан к этому месту. Это озеро - мой Латырь-камень.
- Думаешь, тебе откроется – где затонуло золото? Ты этого хочешь?
- Да.
- Почему? – Стеше хотелось толкнуть его, рассердить, сказать что-нибудь до жути обидное. - Зачем тебе это золото? Сидеть на нем подобно дракону и сдохнуть на золотых слитках?
- Я дал слово человеку, умершему у меня на руках. Теперь это мое беремя.
- О чем ты? Я не понимаю.
- Меня держит данное слово. И я не уйду, покуда не найдется золото.
- Это шутка?
- Это быль.
- Значит он прав - ты тоже призрак. - Стеша начала смеяться и никак не могла остановиться. - Ты же теплый, живой и дышащий!
- Я утягиваю тебя к себе. Ты начинаешь зреть мир мертвых и ведать то, что не должен ни один из смертных.
- То есть это не ты становишься теплым, а я остываю?
- Приблизительно так.
- А живешь ты в чистилище…
- Тут недалеко вертеп.
- Вертеп?
- Пещера.
Небольшая пещера была холодной, но холод ему давно не мешал. Его жилище. Место, которое он мог назвать своим домом, если бы захотел.
- И ты не исчезнешь, если мы пойдем туда?
- Мне бы следовало это сделать давным-давно.
- Отвести меня в пещеру?
- Исчезнуть, Стешка, - он грустно улыбнулся ей.

- Я ходил по ближайшим деревням, слушал человеческую речь, заглядывал в лица, но постепенно – год за годом, мой мир ограничился этим озером. Привязанный к нему, подобно барахтающейся собачонке, которой повязали на шею камень и бросили в самую топь. Я один выплыл с той страшной ночи на корабле.
- А тот предводитель по кличке Монах? – Стеша запнулась.
- Предводитель стаи. Мой названный отец.
- Значит и ты… грабил и убивал людей?
Славка закрыл глаза.
- Мне было тринадцать, когда отец взял меня в первый поход. А восемь зим спустя – мне судили утонуть в этом проклятом богами месте.
- Ты убивал людей… - медленно повторила Стеша.
- Я жил так, как меня научили. Был готов помереть за свою дружину и никогда не задумывался о крови, пропитавшей клинок, кроме тех мгновений, когда вытирал насухо. Но с тех пор у меня нашлось много времени. Куда больше, чем мне бы хотелось. И я думал. Обо всем думал – о прожитом времени, пройденных путях и людях, которые меня окружали. А еще больше – о золоте. Я узнал другую жизнь, оставаясь незримым для окружающих.
- Ты раскаялся?
Славка мрачно усмехнулся.
- По-иному: уразумел драгоценность жизни.
- Что будет, - Стеша заставила себя произнести фразу до конца, - что будет с тобой, когда ты найдешь золото?
Славка отвернулся.
- Не ведаю. Отправлюсь ли прямиком в подземный чертог? Не думаю, что свижусь со Сварогом на небесах.
- Но ты не умер, а получил шанс вернуть похищенное золото, - ей хотелось поддержать Славку, успокоить, вернуть уверенность.
- Уходи, – неожиданно лицо Славки оказалось совсем близко, - это не жизнь, а серая мгла, поглощающая звуки, цвета и прикосновения. Тягостное ожидание кончины, которая все откладывается и откладывается.
День сурка… Бесконечно повторяющийся день осужденного на смерть узника. Стеша ужаснулась нарисовавшейся картине.
- Предотврати это, не сближайся со мной. Уходи.
- Я единственная, кто может тебя видеть?
- Маленькие дети. Однажды я видел тонущего ребенка. Хотел спасти, но не смог.



Юля Ром

Отредактировано: 23.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться