Озеро, которое стало морем

7 глава

- Я уснула на берегу озера, – подумала Стеша и села. Трава и джинсы были мокрыми от росы, а утро зябким и серым. Даже просыпаться не хотелось, но холод поспособствовал. Стеша обхватила продрогшие колени и поежилась. Провела ладонью по росистой траве, словно это был большой зеленый кот. Только кот не замурлыкал, зато в глубине чащи закуковала кукушка. Приглушенные голоса разбудили ее окончательно. Сначала она не понимала - о чем говорят двое путников, но они приближались, и бормотание становилось разборчивее.

- Что ты сделаешь со своей долей?- спросил тот голос, что был моложе и звонче.
- Вестимо что… дом срублю, семью заведу. Надоело в разбойниках ходить. Век человечий короток. А дружинника и того короче, – ответил хриплый.
- Скучный ты ныне. Не о том речь…
И тут ветви деревьев раздвинулись, и к берегу озера вышли двое.
Шедший первым парень криво усмехнулся и вытащил топор. Стеша, завороженная, смотрела на розовые рассветные блики, играющие на сером лезвии. Ей казалось, что она не просыпалась и видит странный сон.
- Смотри-ка – кто тут? И опосля у нашей ночлежки.
Стеша поднялась на ноги и попятилась. Сон не желал заканчиваться и оборачивался одним из тех кошмаров, где приходилось убегать от кого-то. Обычно такие сны плохо заканчивались.
- Да ты не бойся, отрок - ласково произнес «хриплый». Вот только от этого мурашки по спине Стеши побежали вдвойне быстрее.
- Прогуляйся с нами, родный, - усмехнулся бородатый обладатель хриплого голоса, удобнее устраивая охапку хвороста в лапищах.
- Отведем к Монаху, - добавил «звонкий».
- Монах? – встрепенулась Стешка.
- И не про монастырь мы, - неприятно усмехнулся парень, - а кто такой так тебе лучше и не знать.

Все дорогу к чужой ночлежке ее толкали в спину и осыпали угрозами. Стеша даже вяло порадовалась, когда пришли. Неужели вот так убьют в двух шагах от поселка и санатория и никто не услышит…
И где она, кстати? Где тропки и поселок?
Стеша незаметно огляделась. Ей показалось, что с лесом что-то не так. Но что именно – она не могла сказать.
 

- Глядите, кого мы вам привели, - довольно гоготнул «звонкий» парень и сильным тычком отправил ее на середину поляны. Пахло дымом и жареным мясом, а вокруг стали собираться бродяги.
Мимо проходит табор цыган?
- Чей, отрок, будет?
- Да не зришь что ли – девица это.
- А не выдаст местным?
- Порубить и делов то…
- Пущай поживет с нами. Готовить будет. Штопать. – Это подал голос самый крупный и мрачный воин с другого конца поляны.
Все уважительно умолкли и тут же перестали обращать внимания на Стешку, словно она стала для всех разом пустым местом.
- Можно… - Стеша кашлянула и мужественно продолжила, - можно я домой пойду… ну то есть не домой, а в санаторий, это недалеко тут…
Одноглазый бородач, мешавший бурду в котелке, повернулся к ней. Стеше стало совсем страшно и захотелось провалиться там же, где она стояла.
- Ты, видать, ушибленная, девица. Не поняла нас… ежели тебя наша компания не устраивает, - одноглазый оскалился, - у тебя только одна дорога… - и он сплюнул себе под ноги.
Красноречиво – подумала Стешка, - куда уж понятнее.
Она села поближе к костру и потянула к нему озябшие руки.
Сзади раздался шорох и на поляну вышел еще один человек. Стеша обернулась и замерла. Славка!
- Славка! Знаслав! – она кинулась к нему, обрадовавшись родному лицу, как никогда в жизни. Какой он… живой… лицо румяное и свежее, а судя по улову - только с рыбалки. Лицо не призрака, но человека.
Знаслав сбросил с плеча свой улов. Самая крупная рыбина зашлепала хвостом по траве, силясь упрыгать обратно в водоем.
- Кто это?
- А девица похоже знает нашего Звона, - гоготнул бородач.
- Уж не за ним ли она увязалась, - подхватил другой парень.
- Невеста твоя, да, Звон? – заржали с другого конца поляны.
Лицо Славки застыло и стало похоже на маску. Он резко дернулся и двинулся к ней через всю поляну. Заглянул Стеше в глаза и вдруг резко сжал ее шею.
- Зна…
- Ты не поняла? – жесткие пальцы сдавили сильней. От острой боли она дернулась, стало нечем дышать. Стеша забарабанила кулаками по его груди, потом обмякла.
Он еще немного подержал и отпустил.
- Я тебя не знаю. – Знаслав отвернулся и зашагал прочь.
 

Знаслав приблизился к вожаку. Сел возле на поваленное бревно. Помолчали.
- На дочку мою похожа, - наконец признался Монах.
- Ту, что угнали? - Уточнил Знаслав. – Так она вовсе ребенок была.
- Теперече стала бы красавицей, - выдохнул Монах, - а ты заметил, волос то обрезанный. Не иначе дюже натерпелась, малышка.
Знаслав усмехнулся про себя. Кровожадный в бою до алого тумана в глазах, в бытность свою его названный отец был мягок и чадолюбив. Кто б знал. Вот бы потешились дружки князя Ярослава.

- Тебе. Вычисти все, - обросший цыган бросил Стеше ворох грязного белья. Со вздохом и стараясь не дышать, она подняла одежду. Присела возле ручья. В руках – непонятное мыло, больше похожее на кусок золы в застывшем жире. К вечеру ее пальцы совсем покраснели и потрескались, но неподалеку от лагеря – на деревьях – полоскались на ветру чисто вымытые штаны и рубашки.


- Свяжем ее на ночь? – к Стешке приблизились несколько разбойников, держа пеньковую веревку. Даже скорее канат.
- Я никуда не убегу! Клянусь, - голос дал петуха и Стеша захныкала.
Бородач махнул рукой.
- Эй, Звон! Годь сюды. Разберись со своей суженной.
Знаслав сильнее укутался в теплый плащ и повернулся другим боком к костру.
- Делайте что хотите! Я ее первый раз вижу!
Стеша перестала всхлипывать и, молча, протянула руки. Бородач связал запястья и привязал другой конец веревки к рядом стоящей березе.
Она уже поняла - Знаслав ее не знает, поскольку в это времени они не знакомы. И санатория больше не будет. И работы. И никого из ее жизни – тоже не будет.
Стеша осталась один на один с чужим прошлым. Или настоящим.
А с лесом – все было хорошо. Ни тебе далеких труб, ни вышек, ни мусора. Это был удивительно густой и юный лес.
Позапрошлого века.



Юля Ром

Отредактировано: 23.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться