Озеро в твоих ладонях

Размер шрифта: - +

10

Проворочавшись почти всю ночь без сна и с трудом дождавшись рассвета, Марина торопливо свернула лагерь и зашагала в сторону, указанную Тином – по его словам, через пару часов на горизонте она увидит город. Есть и пить не хотелось – мимоходом подзарядившись от камня, она почувствовала прилив энергии – чисто механической, эмоционально она чувствовала себя совершенно выпотрошенной. Ну и дела… Что это со мной?..

Не до еды. Скорее в дорогу, нечего тратить время зря. Теперь ее гнало вперед тянущее чувство, близкое к отчаянию, самое очевидное объяснение которому смущало и пугало ее саму. Хотелось поскорее покинуть этот прекрасный чужой мир, ставший почему-то вдруг таким родным… Она всем своим существом стремилась к Яру, но Тин все-таки ухитрился завоевать право на это эхо боли, на отголоски тоскливой тревоги, которая время от времени без предупреждения накатывала, будто горячей водой обдавая сердце – как он там? Где он, не плохо ли ему?.. Марина даже начала не на шутку сердиться. Как он мог без спросу влезть так глубоко в душу, прочно обосноваться там, ехидно посмеиваясь, смущая в минуты слабости: «А не попал ли я в точку, а?..».

Марина шла все быстрее, стараясь измотать себя, лишить возможности думать о чем-то, кроме ритма шагов и дыхания, кроме липнущей к спине майки и веса рюкзака за плечами. Город открылся взгляду внезапно, так же, как когда-то горы – казалось, свойства атмосферы в этом мире таковы, что далекие предметы становятся видимыми только на близком расстоянии, резко и внезапно, словно выскакивая на путника из укрытия.

Марина чуть сбавила темп, приглядываясь к очертаниям первого населенного пункта, который ей предстояло посетить в этом мире. Окраины были застроены невысокими домиками с четырехскатными высокими крышами, утопающими в бело-голубой пене крон деревьев. Ближе к центру дома становились выше, но чего-то напоминающего многоэтажки видно не было. Строения скорее выглядели как богатые земные особняки высотой этажа в три-четыре с конусообразными и четырехгранными остроконечными крышами. Подойдя ближе, Марина разглядела миниатюрные башенки по углам зданий, балкончики и террасы с резными перилами, лепные украшения над высокими окнами. Цвета стен и крыш были самыми разнообразными, от ослепительно-белых до торжественно-черных. Преобладали, правда, неяркие, пастельные оттенки, зато всех цветов радуги и их комбинаций. Издалека город выглядел как детская игрушка, сложенная из разноцветных кубиков и украшенная шариками ваты.

Остановившись на короткий привал у ручейка в тени небольшой рощицы, Марина перекусила и привела себя в порядок: умылась, переоделась в чистую рубаху, прополоскала и расчесала волосы. Все-таки перспектива встретиться сразу с большим числом жителей этого мира смущала и пугала ее. Без Тина она чувствовала себя здесь пока еще чужеродным элементом.

Ох, Тин… Не надо об этом. Марина вздохнула, вскинула на плечи рюкзак, одернула рубаху и решительно зашагала к началу убегающей вглубь города окраинной улочки.

Время едва перевалило за полдень, и на улицах было немноголюдно. Марина предположила, что сегодня будний день, и большинство жителей находится на работе или на учебе. Заметив в одном из переулков неспешно прогуливающуюся немолодую даму с тростью-зонтиком в руке – явно коренную местную жительницу, полупрозрачную и слабо опалесцирующую, Марина торопливо, но аккуратно, чтобы не напугать, догнала и поравнялась с ней, подстроилась под неспешный шаг. Дама обернулась и воззрилась на непрошеную спутницу, вопросительно подняв бровь.

- Простите, – пробормотала Марина, внезапно испугавшись непонятно чего, – ой… – и она, глубоко вздохнув и на мгновение задержав дыхание, чтобы унять дрожь, проговорила на местном языке фразу, которую Тин заставил ее выучить в первую очередь: – Извините, помогите, пожалуйста, – и протянула листок с написанным именем Екатерины.

- О, – дама неожиданно широко улыбнулась, – человек? Я говорю немного. Новенькая? Добро пожаловать, – она взяла бумажку, прочитала написанное и улыбнулась еще шире: – Рина? Я ее знаем… знаю. Мы соседи. Пойдем, – она вернула Марине бумажку и указала вперед по переулку. – Недалеко, – и неторопливо зашагала в указанном направлении.

Марина, ликуя и не веря в такую удачу, последовала за ней.

- Давно здесь? – спросила дама, доброжелательно поглядывая на Марину.

- Шестнадцать дней.

- О, новенькая, – снова повторила женщина. – Нравится здесь?

- Очень, – искренне сказала Марина. На ходу она непрерывно вертела головой во все стороны, любуясь открывающимися ей новыми поводами для восхищения этим миром: изящными домиками, словно вылепленными из расписанного нежными красками фарфора и похожими на старинные елочные украшения, садиками и палисадниками, каждый из которых был неповторимым шедевром искусства садовников и цветоводов, уютными тенистыми двориками, в каждый из которых хотелось зайти и присесть на резную скамейку, отдохнуть, наслаждаясь покоем и умиротворяющей, необыкновенно дружелюбной атмосферой городка.

- Я рада, – дама, казалось, была очень довольна прозвучавшим в Маринином голосе восхищением, – надеюсь, для тебя наш город станет хорошим домом. А вот и дом Рины, – она указала на розовый трехэтажный особняк по правую сторону улицы, утопающий в кронах синествольных деревьев со светящимися среди белой листвы ярко-лиловыми цветами. – А мой дом – вот. Буду рада видеть в гости, – она указала на дом напротив – двухэтажный, приземистый, очень уютный, по светло-коричневым стенам которого карабкался местный белолиственный аналог плюща с темно-синими ягодами.



Ксения Крутская

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться