Ожерелье Даркуса

Размер шрифта: - +

Глэдис и каменный истукан

 

         Фабер и Рафли долго спорили, сидя под кроватью, о том, как сделать так, чтобы Глэдис могла незаметно пробраться в тронный зал.

         Все это время русалочка спала. Она что-то говорила во сне, тревожно вздрагивая и поворачиваясь с боку на бок.

         - Бедняжка! Ей сейчас так тяжело... - сочувственно вздохнула Рафли.

         - Да... - согласился Фабер. - Одна надежда на Айрис и Дэльфа. Добрались ли они до Дримландии?

         - Я думаю, что скоро все станет известно. А пока, будем вести себя так, словно мы и в самом деле слуги.

         Глэдис открыла глаза и с недоумением осмотрелась. Видно колдовское ожерелье потеряло над ней власть во время сна. Но как только русалочка проснулась, оно тотчас снова подчинило ее своей злой воле. Нежные черты лица Глэдис начали грубеть, и через минуту она уже смотрела на краба и мурену надменным властным взглядом.

         - Ну что, вы придумали, как мне попасть в тронный зал? - высокомерно спросила русалочка.

         Рафли услужливо завиляла хвостом, выражая преданность и покорность.

         - Да, моя госпожа! Мы долго думали и нашли один способ.

         - Говори немедленно!

         - Вы с Фабером привяжете мне к голове пучок светлых водорослей, чтобы они походили на твои волосы, госпожа...

         - Уж не вздумала ли ты, что я тебе и прическу делать буду?!

         - Прическу и я могу сделать, - буркнул Фабер.

         - А дальше что? - недоверчиво спросила Глэдис.

         - Потом вы накинете на меня вуаль, так, чтобы виднелись только волосы и хвостовой плавник. Я выплыву из комнаты и направлюсь в другую сторону дворца. Осьминоги потащатся за мной, а вы, тем временем, незаметно проберетесь в тронный зал.

         - Ха-ха! Неужели ты думаешь, что мы так похожи, и никто ничего не заметит?!

         - Ну что вы, госпожа! Я и подумать такое не осмеливалась. Но ведь черные осьминоги такие глупые...

         Глэдис в раздумье побарабанила пальчиками по спине кровати, а затем согласно кивнула головой.

         - Ладно. Нужно попробовать.

         Она распустила край покрывала и принялась выдергивать из него длинные водоросли светло-желтого цвета. Затем русалочка собрала их в пучок и прикрепила к голове Рафли. Фабер суетливо забегал вокруг мурены подрезая клешнями неровные края парика до тех пор, пока тот не стал похож на прическу Глэдис. После этого взяли вуаль и окутали ею Рафли так, что остался виден только кончик хвоста и необыкновенный парик.

         - Ну как, похоже? - с надеждой спросила Рафли.

         Фабер с сомнением оглядел ее и ответил:

         - Конечно, если эти сторожа за дверью совсем глупые, то, может быть, они и поверят... Но, делать нечего, будем надеяться на удачу.

         Глэдис и Фабер расположились сбоку от двери и прижались к стене так, чтобы их не заметили из коридора. Русалочка толкнула дверь и, когда та открылась, Рафли проскользнула мимо черных осьминогов. Виляя хвостом, она поплыла в дальний конец коридора. Стража увязалась следом за ней.

         - Как-то странно плывет русалка... - заметил один из осьминогов.

         - А тебе-то что? - удивился второй. - Наше дело следить, чтобы она не пробралась в тронный зал. Так приказал наш господин.

         - И то – правда, - согласился первый.

         Когда Рафли, а следом за ней грозные стражники, скрылись за поворотом в дальнем конце коридора, Глэдис и Фабер бесшумно выскользнули из комнаты. Оглядевшись по сторонам, они направились прямиком к тому залу, где находился каменный истукан.

         Прикрыв дверь, чтобы никто не заметил русалочку из коридора, Фабер вскарабкался на трон Даркуса и устроился поудобнее, наблюдая за Глэдис.

         Русалочка долго смотрела в глаза истукана, словно безмолвно беседуя с ним. Постепенно выражение ее лица изменилось, стало добрым и нежным. Глэдис протянула руку и прикоснулась к истукану. Его живые глаза печально смотрели на русалочку.

         Поддавшись какому-то необъяснимому порыву, Глэдис спросила:

         - Скажи мне, кто ты?

         И тут она услышала голос. Вернее не услышала, а почувствовала. Потому что голос пришел откуда-то изнутри, словно из самого сердца.



Сказочник

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться