Ожидание Волшебства

Ожидание Волшебства

 

                                                    . Ожидание  Волшебства.

Когда я училась в третьем классе, то была, как  и полагается в таком возрасте, влюблена. Предметом моих воздыханий стал  девятиклассник Коля. Как угораздило нас встретиться, непостижимо.  Мало того, что младшие и старшие  учились на разных этажах, так у нас даже входы в школу были разные, у нас боковой, а у них - центральный. Однако судьба  знает заветные дорожки. Нас свела такая история.

     Тогда в школы редко приглашали  на праздники профессиональных артистов. Нелегко было их  их найти, да и недёшево для родителей. Так что старались развлекать себя своими силами. Так, на новогодние  представления в  Деда  Мороза  и Снегурочку  превращались  ученики.  Иногда роль Деда  Мороза  правда исполнял  учитель физкультуры ( которого  все моментально узнавали , несмотря на все его старания придать голосу  подобие баса), и по окончании новогодних праздников на его уроках  ученики продолжали шутить, предлагали вместо лыжного кросса  почитать стишок или спеть. В общем, сладить с  нами было невозможно. Так  что  если находился более-менее подходящий для этого ответственного дела старшеклассник, ему в те, предновогодние  дни делались большие поблажки по учёбе.

    Я, начиная с третьего класса и до последнего, десятого, была Снегурочкой. 

     За две недели до  наступающего Нового Года  начинались репетиции. Обычно их проводили ближе к вечеру, когда школа пустела, а учителя освобождались. Но иногда  меня забирали прямо посреди урока, к всеобщей зависти одноклассников и недовольству учителей. Особенно, если  шла контрольная. Мне приходилось самостоятельно  потом  разбирать  весь пропущенный материал. В основном всё давалось без особых усилий, но с физикой и химией приходилось бороться. Потом писала контрольные одна,  в пустом классе. Но я знала, ради чего иду на такие  жертвы…

   Итак, третий класс, я в первый раз  стала Снегурочкой. А Дедом Морозом был Он, девятиклассник Коля.  Сценарий был написан старшим вожатым от руки и в одном экземпляре. Листки со словами, как самой младшей, давали мне. Мы садились рядом на стулья и  проговаривали свои слова.  Коля, пока ещё не выучивший текст без запинки, наклонившись надо мной, подсматривал в шпаргалку (что было, конечно же, часто  у нормального, в меру разгильдяя,-девятиклассника) . Как по мне , так это лучше было бы ,чтобы он этот текст  вообще первый раз видел .

   Конечно же, голова моя вскружилась.

 Перед началом представления вожатые колдовали надо мной, превращая в Снегурочку. Мой  задранный до макушки хвост распадался по плечам в  блестящие  локоны .   Щёки румянили, красили розовой перламутровой помадой губы , подводили настоящим  косметическим  карандашом брови  и, о чудо, красили ресницы   польской тушью.   Сейчас, когда малышек- приводят  в детский сад с накрашенными ноготками, трудно  понять тогдашний мой восторг. А в нашем классе в шкафу  стояла пол-литровая бутылка с ацетоном, на которую учительница  переводила взгляд при малейших признаках  лака, который мы нещадно скоблили  на перемене  лезвием.  Ну а лицо смывать сразу же отправляли в туалет.

    Вот в какой  красе я представала перед  отрадой моего сердца!

    Итак,  представление начинается! После волшебных слов «Ёлочка, гори!»,  Дед Мороз  по сценарию « берёт за руку Снегурочку и, и они идут вокруг ёлки, приглашая ребят на хоровод».  Он протягивал руку к моей ладошке с нелепым серебряным маникюром,  смущаясь сам,  и держал её бережно,  будто боясь сломать мои хрупкие как сосульки, и такие же холодные от страха,  детские пальчики .

    В принципе, он не был  каким-то особенным. Просто я никогда раньше так рядом не стояла с мальчиком.    И ведь  не то, чтобы мне одноклассники мало уделяли  знаков внимания. Но, во-первых,  это было для меня слишком просто, а значит – неинтересно.  А во-вторых, он был  старшеклассником.  А это не только статус или азарт, это было приближение к чему-то взрослому и настоящему.

     И вот мы стояли рядом, среди кружащихся вокруг снежинок с огромными бантами-шарами белоснежной капроновой ленты ( по большей части  мамы шили дочкам именно этот  костюм), летящих  из-под потолка конфетти,  оплетающих нас  ленточек дождя, аромата живой  ёлки, музыки и смеха!.. Это были  две  недели волшебства. Как будто я и впрямь попала в новогоднюю сказку! А в день у нас могло быть две, а то и три ёлки! Тогда в перерывах между ними  мы  в комнате вожатых пили чай с карамельками, которые Дед Мороз потихоньку доставал из своего мешка.

      Представления  закончились. Тогда я впервые ощутила, как  быстротечно счастье. Зал Чудесных Превращений опять стал столовкой.  Началась долгая, третья четверть. Всех огорчало , как же  быстро летит врем в  каникулы. Только не меня. Я приходила в школу на полчаса раньше, пробиралась по боковой лестнице на второй этаж, благо, что меня уже школа «знала в лицо» и дежурные пропускали, веря, что меня попросил подойти какой-то учитель (знать не знавший , конечно, об этом). Я мчалась к кабинету завуча, где висело расписание уроков и , главное, номер кабинета. Оттуда бегом к тому кабинету. А там уже как ни в чём не бывало, не спеша прохаживалась, ожидая как бы того учителя. И «мимоходом» сталкивалась с Ним.  Коля улыбался мне  с недоумённым вопросом  



Юляна

Отредактировано: 02.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться