Ожившие Арканы

Размер шрифта: - +

Императрица.

                                                                              6.

   Какое-то время ничего не происходило, перед нами стелилась скучная пыльная дорога, по её краям росла высокая трава, а в стороне шумел берёзовый лес. Солнце светило ярко, но не обжигало, дул приятный ветерок.
Наконец, мы услышали какую-то возню в траве, остановились, переглянулись и пошли проверить.
Оказалось, что маленький серый заяц попал в силки и пытался выбраться. У него была повреждена лапка, кажется, она была сломана и кровоточила.
- Сейчас, погоди, - уговаривали мы зайца, распутывая силки. А когда зверёк был свободен, Гога взял его на руки.
В этот момент раздался громкий, противный крик:
- Куда! А ну отдай зайца! Не тобой положено, не тобой будет взято!
Голос принадлежал маленькому пузатому мужичку в шляпе с полями и с злым красным лицом. Он держал в руках ружьё, направленное на нас.
- Ты ружьё убери, - сказал я спокойно, но, очевидно, убедительно, потому, что мужик сразу опустил ствол, но продолжал верещать:
- Отдайте зайца, я сказал! Это моя добыча!
- Тебе что, мужик, без этого зайца жрать нечего? - насмешливо спросил Гога, - иди отсюда, пока не накостыляли!
- Вот поганцы! - мужик отчаянно махнул рукой, но было уже понятно, что он отступил, - откуда вы взялись на мою голову? Такой хороший заяц, ай-яй-яй!
Так, горько причитая, он отправился восвояси.
- Что мы будем делать с этим зайцем? Тут ветеринар где-нибудь есть?
- Разберёмся, - коротко ответил Гога. 
Заяц доверчиво прижался к нему и уснул.
А перед нами возник ещё один персонаж! Женщина!
Она была пышная и необыкновенно приятная! Я замер, смотрел на неё с глупой улыбкой, не в силах отвести взгляд. Сначала он упал на её глубокое декольте, открывающее восхитительную белую грудь. Светлое милое личико с добрейшей улыбкой. На голове светлые и, очевидно, очень длинные и густые волосы были собраны в высокую причёску, украшенную живыми цветами, которые не вяли, и как будто поворачивали свои головки и общались между собой.
Платье её состояло из множества оборочек и кружавчиков.  Широкий длинный подол, вместо металлических обручей, как носили дамы пару веков назад, поддерживали гибкие ветви деревьев. И при этом они цвели! На них шуршали листья и благоухали бутоны больших ярких цветов. Когда женщина поворачивалась, с подола слетало несколько маленьких птичек.
Она воскликнула, всплеснув руками:
- Вы спасли моего зайчика! Как мило! Благодарю вас! Это противный Самуэль не даёт моим зверюшкам покоя!
Она гневно притопнула ножкой.
- Мадам, он ранен, - сказал Гога, - здесь есть кто-нибудь, кто мог бы его подлечить?
- Да, идёмте! - властно сказала она, забрала зайчика, а мы поплелись следом.
Рядом оказался небольшой кирпичный домик, весь увитый цветами. Рядом, возле большого ветвистого дуба, стоял стол на хрупких ножках, покрытый белой скатертью с вышитыми цветами. На нём находились всевозможные сладости - варенье из клубники и смородины, конфеты, пирожные, торт с шапкой белого крема. В кружках из тонкого форфора был налит чай. И кружек четыре! Две из них предназначены специально для нас!
Рядом стояли хрупкие стулья.
За столом сидел элегантный высокий мужчина в чёрном смокинге и цилиндре на голове. Волосы у него были тёмные, а цвет глаз неопределённым.
Он поднялся при виде нас, слегка поклонился и приподнял свой цилиндр.
Дама обиженно воскликнула:
- Феликс! Этот гадкий охотник покалечил моего зайчика! Ты должен его спасти!
На удивление, в её руках заяц полностью исцелился, только засохшая кровь на лапке напоминала о ранении.
Мужчина изящным движением вытащил из кармана белоснежный платочек и стряхнул с шёрстки зайца кровь.
Дама выпустила его из рук, и заяц поскакал, но не далеко, а спрятался за её подолом.
- Феликс, ты просто волшебник! - восхищённо воскликнула она и радостно захлопала в ладоши.
А я понял, что отчаянно хочу понравиться этой женщине! Я тоже присоединил свои аплодисменты к её.
Феликс, скептически усмехнувшись, промолвил:
- Я рад, что вы так считаете.
Было очевидно, что лесть его не убедила. В своём мире, в подобной ситуации, я бы почувствовал себя дураком, но здесь было необыкновенно хорошо, радостно и безопасно во всех смыслах, и в психологическом. 
А Гога ошарашенно наблюдал за этой сценой.
- Ну что же вы стоите! - воскликнула дама, - прошу вас, садитесь за стол!
Мы с опаской пристроились на хрупких стульях, к счастью, они оказались довольно крепкими.
- Давайте знакомиться, меня зовут Флора, а это Феликс, мой друг! А как зовут наших прекрасных спасителей?
Зайчик уже примостился к ней на колени.
- Андрей! - я поклонился, выжав из себя всю галантность, какая только во мне водилась.
- Гога, - скромно представился мой друг.
Я улыбался прелестной хозяйке и с ужасом заметил, что улыбка у меня в точности такая же, как у Фердинанда! Дьявола! Закралась пугающая мысль - неужели я превращаюсь в Дьявола?
Но Флору ничего не пугало, она улыбалась всем одинаково приветливо и ласково.
 Приступили к чаепитию. Флора посмотрела на дерево, и сразу запели птицы. Со всех веток, разными голосами! И, они не просто пели, а выводили конкретные мелодии, сочетая тембры и высоту своих чириканий!
- Поразительно! - воскликул Гога.
- Как Вам удалось их этому научить? - с обольстительной улыбкой спросил я.
- Ах! Я не знаю! Они всё сами, - скромно ответила Флора.
Откуда-то из-за дома пришёл медвежонок, в передних лапках он нёс маленький бочонок с мёдом.
Флора погладила его по голове, забрала мёд и отпустила.
Перед нами, на полянке, выступили собачки, они подпрыгивали и кружились под музыкальное сопровождение птиц.
Потом барсуки устроили удивительное цирковое представление.
Пришла лиса, она сидела на задних лапах и ритмично виляла хвостом, а спасённый заяц прыгал через него.
Мы восторженно аплодировали и смеялись. И не заметили, как наступил вечер.
Феликс откланялся, сославшись на занятость пошёл в дом. Я отметил, что живут они вместе, но Флора не сказала. что он её муж. Во мне бушевала дьявольская наглость!
Мы тоже поднялись из-за стола. Гога сказал:
- Мадам, мы прекрасно провели время, благодарим Вас!
Она держала в руке красную розу и задумчиво смотрела на нас, а потом сказала:
- Мне так хочется вам обоим что-нибудь подарить, но роза всего одна! - она огорчённо вздохнула, - потому, я подарю её Вам!
Флора протянула цветок мне! Я трепетно принял её дар и прикоснулся губами к её нежным пальчикам, одуряюще пахнущим мёдом.
- Мадам, - тихо сказал я, - позвольте нам остаться у Вас на ночь. Наш дом далеко и нам некуда идти.
Флора всплеснула руками:
- Ну конечно! В моём доме найдётся место для таких прекрасных молодых людей!
Она проводила нас в чистенький и уютный домик. У каждого была своя комната. Феликса нигде не было видно, однако, я заметил, что Флора зашла в комнату напротив моей и находилась там одна!
Все легли спать, дом погрузился в тишину. И, в этот момент, ноги мои стали жить своей жизнью! Я таращился на них, держал руками, но ничего поделать не мог, они понесли меня в комнату Флоры!
Когда дверь в неё открылась, уже не было смысла бороться с ногами, я улыбнулся и почувствовал, что и язык мой обрёл самостоятельность! Он вкрадчиво провякал:
- Флора, госпожа моя! Не гоните меня! Дайте мне отведать счастье Вашей любви! - это ж надо выдать такое! Я бы сроду не додумался!
И, о чудо! Флора села на кровати, её чудесные волосы были распущены, они покрывали половину кровати своими кудрями. Она улыбалась и протягивала ко мне руки.
И я погрузился в сладкий мёд! Нет, я не овладел ею! Это она делала со мной всё, что ей вздумается. вертела и управляла. А в моей голове долбилась одна мысль - остановись, мгновенье, ты прекрасно!
Лишь через несколько часов я, пьяный от блаженства, еле добрался до своей комнаты, рухнул на кровать и провалился в сон.
Проснулся от того, что кто-то толкает меня в бок. Открыл глаза. Я лежал на траве, а рядом сидел Гога. Порхали бабочки, стрекотали кузнечики, солнце поднялось над горизонтом, и всё! Ни домика, ни раскидистого дерева, ни прекрасной хозяйки! Ах, хорошего помаленьку! 
Я почувствовал, что что-то сжимаю в ладони. Разжал пальцы. там оказалось сердечко из розового рубина.
- Что это? - заинтересовался Гога, - артефакт?
А я не хотел рассказывать ему о своих ночных похождениях!
- Да, - ответил я, - представь, я провёл ночь с Флорой.
- Да ты что! Ну и как? - в глазах Гоги светился научный интерес.
- Божественно! - выдохнул я, - ты понял, кто это был? Точнее - была?
- Кажется, это Императрица, богиня природы и плодородия. И не удивительно, что она запала на тебя, у тебя же артефакт Дьявола! А Дьявол тоже за то, чтобы плодиться и размножаться.
Я поморщился. Ночь, проведённая с Императрицей, кардинально отличалась от той безобразной сцены, что мы наблюдали, встретившись с Дьяволом.
- Думаешь, это она меня соблазнила? - уточнил я.
- А ты думал, что искусил её своим дьявольским обаянием? - Гога почувствовал мои эмоции, - Императрица, это один из самых сильных Арканов, Дьявол ею не может управлять. Но они не конфликтуют. Он тоже, так или иначе, несёт в себе силу Жизни.
- Ну и ладно, - я, как ни странно, успокоился. Из-за нетипично наглого для меня поведения, внутри шевелился червячок, под названием совесть, и потихоньку подгрызал мои нервные окончания. Но, раз эта Женщина меня захотела сама!.. Эх, я завидовал сейчас тому зайцу, который не слезает с её колен!
- Теперь у тебя два новых артефакта, но мы пока не знаем их свойств.
- Узнаем со временем, - уверенно сказал я, - ну что, идём?
Но мы никуда не ушли, а опять попали в зал, где перед нами снова возникла колода карт.
- Десятка Пентаклей! - объявил резкий голос.
Карта ушла из колоды.
- Пятёрка Мечей!
- Императрица!
- Девятка Кубков!
- Влюблённые! 
- Пять, - тихо произнёс Гога.
- Поздравляю, вы прошли вторую цепочку Арканов!



Ангелина Глубокая

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться