Ожившие Арканы

Размер шрифта: - +

Королева Мечей.

                                                                                     4.

Нас отвели в тюремную башню и бросили в мрачную камеру. Свет и воздух сюда проходили через маленькое квадратное окно, находившееся под самым потолком.
На четырёх метрах площади располагались две каменные скамьи и было сыро и промозгло. А вода от дождя лилась по стенам через окошко и оставила на полу большую холодную лужу. Впрочем, Гога быстро исправил ситуацию, он подул на перо, быстро разогнав тучи, а потом так же высушил пол.
- Вот и отлично, - не унывал он, - будет возможность прокачать артефакт Мага, а то я до него всё никак не доберусь.
- А может, я заодно и Башню прокачаю, снесём эту тюрьму к чёртовой матери?
- Не стоит, - угомонил меня Гога, - сами можем пострадать. А ещё, надо охватить как можно больше Арканов, вот сейчас, например, мы находимся в Восьмёрке Мечей, это узы, - он бросил зёрнышко в угол камеры, ничего не произошло, оно словно утонуло во мраке.
- Надо же, похоже, в Таро всё предусмотрено! - удивился я.
- Ага, - ответил Гога.
Он надел на голову цилиндр Мага и с ладони взвился сноп огня. Зрелище завораживающее, а, в данный момент, ещё и полезное, свет и тепло нам не помешают.
Чтобы не заскучать, Гога принялся формировать из огня шары и жонглировать ими в воздухе. А потом он подогрел наши каменные сидения, сотворил шахматную доску и столик.
За игрой в шахматы мы не заметили, как пролетело время, в окошке появился кусочек звёздного неба.
Вдруг Гога насторожился:
- Тихо!
Он быстро свернул доску, подул на перо, создав подобающую тюремной камере холодную атмосферу, брызнул водой на стены под окошком, и сотворил на полу лужу от дождя.
- Что? - встревоженно спросил я.
- Кажется, к нам идёт королева! Я чувствую! Приготовь зерно, если мы его не подсунем, то она нас сожрёт. Не думаю, что королева к нам расположена миролюбиво, иначе мы бы здесь не сидели.
- Что делать? - мои мысли метались в поисках решения.
Гога меня огорошил:
- Тебе придётся её охмурить. Не бойся, у тебя получится, я даже не сомневаюсь!
- Охмурить королеву? - я болезненно сморщился.
- Это единственный выход! Мечи, это огонь, а чувства - вода. Понял?
- Понял, - уныло ответил я и полез за зёрнышком и рубиновым сердечком.
Я тяжко вздохнул и приготовился к визиту королевы.
Интуиция Гогу не подвела, вскоре в коридоре послышались гулкие шаги. Они всё приближались, а напряжение возрастало.
Дверь в камеру со скрипом и лязгом открылась, и к нам вошла она, королева Мечей!
В холодном мраке её кожа отливала фарфоровой белизной, а в глазах мерцали кровавые отблески. Королева была грозной и величественной, и очень опасной. Я не представлял, как к ней можно приблизиться, не то, чтобы охмурить! Сердечко, дорогое, ты обязано мне помочь!
Сердечко, вместе с зёрнышком, лежало в моей левой руке, правую я решил освободить, на всякий случай.
Мы встали с каменных скамеек и склонились в учтивом поклоне. 
Королева подошла к нам почти вплотную, а когда мы поднялись, посмотрела в глаза и произнесла низким, завораживающим голосом:
- Как бы я хотела принимать вас не так, в холодной камере, а возле своего трона, в качестве гостей и своих подданных. Но, до меня дошли слухи, что вы причиняете вред нашему королевству!
Я воскликнул, жалобно глядя на неё:
- Помилуйте, Ваше Величество, мы ни в чём не виноваты!
- Однако, это не так, - задумчиво произнесла королева.
Я опустился перед ней на колено и с жаром воскликнул, надеясь, что не переигрываю, а, впрочем, какая теперь разница?
- Госпожа, я клянусь, мы не посмели бы причинить вред Вашим подданным, а тем более Вам, прекраснейшей из женщин, каких я когда-либо видел!
Я медленно поднялся, приблизился к ней так, что почти касался её лица. Королева растерялась, и не нашлась, как ответить на такую наглость. Сердечко умело управляло моими движениями и эмоциями, я ему полностью доверился, однако, ноги мои подрагивали от страха.
Я шарил глазами по её лицу и сам ощущал силу своего взгляда, готового сожрать её прежде, чем она сама приготовит свои вампирские клыки. Мой взгляд остановился на её губах и замер. С удивлением почувствовал, как губы мои налились кровью и потянулись к ней, но остановились на пол пути, не смея приблизиться.
- Госпожа, Вы достойны того, чтобы устилать Ваш путь розами и целовать следы Ваших ног, - страстно зашептал я, и вдруг явственно ощутил, как в этой железной женщине словно что-то надломилось, веки её дрогнули, - как жаль, что я ничего не могу Вам предложить, возьмите, хотя бы, это, - я осторожно взял её руку, повернул ладонью вверх, вложил в неё золотое зёрнышко, а потом крепко сжал пальцы в своей руке. 
- Что это? - в ужасе воскликнула она, - рука её задымилась, - что ты мне подсунул?
Её голос страшно загромыхал, казалось, что стены сейчас обвалятся и погребут нас под собой.
Королева тряслась и извивалась, лицо её исказила страшная, нечеловеческая злоба, а губы изрыгали проклятья, но сдвинуться с места она не могла.
Мы отошли подальше, на сколько это возможно в тесной камере, и создали растерянный и несчастный вид на случай, если, придя в себя, она будет всё помнить.
Однако, королева не преобразилась, как прежде Иисус, а истоньшилась, превратилась в призрак и исчезла. А через дверь к нам в камеру вошла уже другая, наша королева Мечей, прекрасная и довольная.
- Поздравляю, вы выиграли этот раут! В мире не может быть двух одинаковых королев! - самодовольно заявила она, - а теперь пойдёмте, вы свободны!
Напряжение отпустило, мы с облегчением вздохнули. Я погладил рубиновое сердечко и тихо прошептал:
- Спасибо, ты спасло нам жизнь! 
Мне показалось, или оно словно налилось румянцем и довольно улыбнулось. Я опустил артефакт в котомку. 
А Гога спросил королеву:
- Нельзя ли нам, хоть не на долго, вернуться к себе домой? Мы очень нуждаемся в отдыхе!
- К сожалению, нет, - грустно ответила она, - но, я вам советую, разрушить эту башню, чтобы Шестнадцатый Аркан, в дальнейшем, не встретился вам на пути.
- Спасибо за совет, - поблагодарили её мы.
В коридоре, возле камеры, нас встречал рыхлый бесцветный человек. На нём был надет расшитый золотом чёрный камзол, а на шее висела длинная золотая цепь с медальоном в виде меча в круге огня.
- Ты начальник тюрьмы? - спросила королева.
Тот растерялся:
- Но.. Ваше Величество, я же уже имел честь Вам представиться!
Королева гневно воскликнула:
- А кто тебе сказал, что я желаю тебя помнить?
Тот позеленел от страха под её пылающим взглядом, он не замечал подмену. Спросил дрожащим голосом:
- Прикажете их казнить, Ваше Величество?
- Я всего лишь попросила их придержать, чтобы иметь возможность, когда улучу свободную минутку, с ними побеседовать, а не бросать  в тюремную камеру!
Начальник быстро взял себя в руки и ответил уже смелее:
- Но, Ваше Величество, мы выполнили Ваш приказ, странникам была предоставлена комфортабельная камера, и, кроме того, их никто и пальцем не тронул! 
- Так и быть, - смилостивилась королева, - однако, помните, что эти люди мои гости, и они могут делать в нашем городе всё, что пожелают. А те, кто посмеет их арестовать, сами пойдут на плаху!
Начальник окинул нас испуганным взглядом и уточнил:
- Ваше Величество, а если король сам прикажет их арестовать?
- Король занят важными государственными делами, и ему нет никакого дела до обычных странников! Проводите их!
- Слушаюсь, Ваше Величество!
Королева удалилась в сопровождении трёх рыцарей. А нас, сам начальник тюрьмы, повёл по мрачным коридорам на улицу.
Гога спросил его:
- Любезный, не подскажешь ли нам, где можно остановиться на ночь?
Тот охотно ответил:
- Сейчас выйдете за ворота тюремной башни и идите прямо через площадь, там увидите постоялый двор. И поторопитесь, таким, как вы, небезопасно разгуливать по городу по ночам.
Мы спорить не стали.
На улице стояла кромешная тьма, даже Луны не оказалось в небе. Перед тюрьмой простиралась широкая площадь, а на другом её конце, действительно, мы увидели горящую вывеску постоялого двора. И сразу направились к нему.
Уже на пол пути с нами поравнялись пятеро стражников, выходивших со стороны города. Один из них пристально уставился на меня. Я узнал его. Это был тот  стражник, который следил за порядком на трибуне в нашем секторе, во время рыцарского турнира.
- А ну стойте! - грубо скомандовал он, - я узнал вас! Вы те самые колдуны, которые испортили праздник нашему принцу! Это ведь вы вызвали дождь!
Внутри меня всё похолодело, взглянул на Гогу и понял по его виду, что мне придётся брать разрешение этой ситуации на себя. Стражники ещё не знают о приказе королевы, поэтому наша жизнь повисла на волоске. 
Я взял себя в руки и дерзко спросил:
- С чего ты взял?
- Я видел, как ты лил воду из кувшина, а после этого хлынул дождь!
Я беспечно развёл руками и ответил:
- Мы странники, недавно пришли в ваш город и не знали, что распитие вина на праздниках у вас приравнивается к колдовству.
- Ты хочешь сказать, что лил на землю вино? - насмешливо спросил стражник.
- Не лил, а лишь разлил нечаянно, - пояснил я, - никто не будет выливать на землю такое отменное вино. Кстати, вы сами можете убедиться в его превосходном качестве!
Я полез в котомку за кувшинов, заодно прихватив зёрнышко, мешочек с зерном у нас никогда не закрывался. 
- Давайте свои кружки!
Пока они даставали с пояса походные аллюминиевые кружки, Гога тихо произнёс:
- Пятёрка Мечей!
Темнота озарилась на долю секунды. А я, с благодушным видом разливал в кружки хорошее белое вино, заблаговременно его представив.
- А неплохое у тебя вино, странник, - похвалил другой стражник, он обратился к нашему обвинителю, - может, ты и правда что-то напутал?
Пока они пили, я бросил своё зёрнышко на землю и тихо сказал:
- Пятёрка Кубков!
В этот момент, со стороны тюрьмы, к нам подъехал курьер, он наклонился к уху одного из стражников и что-то произнёс, должно быть, передал приказ королевы о нашем особом положении. Так и есть, стражник изменился в лице, и, глядя на нас, угодливо пролепетал:
- Простите нас, добрые люди, за причинённое беспокойство! Позвольте проводить вас до постоялого двора!
Мы позволили. Другие стражники с недоумением переглянулись, но промолчали. Дальше мы шли с эскортом.

Стражники не особенно церемонились, открыли дверь чуть ли не ногой.



Ангелина Глубокая

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться