Ожившие Арканы

Размер шрифта: - +

Башня и нежданная гостья.

                                                                                         5.

Номер, который нам предоставила хозяйка гостинного двора, оказался очень не плох. Чистенький, с двумя комнатами, душем и отдельным туалетом. На тяжёлой дубовой мебели не было и пылинки, а постельное бельё благоухало свежестью. На низком столике, в хрустальной вазе, красовался букет пунцово красных роз. Одна комната служила исключительно спальней, в ней находилась квадратная кровать, ростом с комнату. А другая служила гостинной, кроме того, здесь тоже можно было спать, кровать, хоть и узкая, всё же была. Кроме того, здесь стояли кожаные диваны и пара кресел. При необходимости, в этом номере можно было разместить небольшой отряд. А ещё, там находился балкон. Мы не сразу увидели его сквозь накрахмаленные занавески.
Хозяйка принесла несколько подсвечников с запасными свечами, поставила на стол графины с водой и лёгким вином и удалилась вниз.
- Неужели нам сегодня удастся отдохнуть? - с некоторым сомнением произнёс Гога.
Я в ответ съязвил:
- Угу, сейчас, только разрушим тюрьму, и сразу на бочок, крепкий сон с чувством выполненного долга.
Гога согласно кивнул и заметил:
- Думаю, так много свечей нам не понадобится, хватит и одной, вот здесь, в углу.
Он задул свечи, оставив гореть одну и поставил подсвечник в угол, на тумбочку. Сразу сделалось темно и загадочно. А потом бодро предложил:
- А теперь пойдём на балкон, подышим свежим воздухом!
Я полез в котомку за артефактом Башни, заодно прихватив медный кувшин - подарок короля Кубков. А Гога одел на голову щегольской чёрный цилиндр, в руках он держал белое перо.
Мы молча вышли на балкон.
 На улице стояла кромешная тьма и полное безмолвие, даже птицы не летали в этом проклятом городе. А спустя некоторое время, откуда-то издалека, послышались мужские крики, полные смертельного ужаса. Вскоре, с другой стороны, не менее душераздирающе закричала женщина. Город, где правили кровожадные вампиры, жил своей жизнью.
Перед нами возвышался силуэт мрачной круглой башни. В её окнах всё ещё мелькал свет.
Гога слегка подул на перо. А я, не долго думая, плеснул на него из кувшина. С неба хлынул ливень. 
Гога сжал кулак, где на пальце сверкал рубин, подарок короля Мечей, и направил луч, исходящий от перстня, прямо в тучу. Ярко-красная молния озарила всё вокруг. Он высекал и высекал молнии, стараясь, чтобы они попадали прямо в башню, но это оказалось не просто.
Наконец, Гога изловчился и правильно определил точку выхода молнии. Огненная струя прошила верхушку башни, а я с силой запустил в неё камень, продолжая крепко сжимать верёвку, к которой он был привязан. Башня просела, камни посыпались со всех сторон, наверху разгорелся пожар. С крыши, вниз, с душераздирающими криками, полетели два стражника.
Гога создал ещё несколько молний вокруг, для отвода глаз. А я потихоньку подтачивал основы башни. Свет молнии озарил обрушенные стены и выпрыгивающих на землю узников. Их никто не ловил, стражникам было не до этого. Во всяком случае, пока!
Мы старались не думать о том, что под завалами могут оказаться люди. Утешением служило то, что у них был выбор - погибнуть под каменным градом, или от мучительных пыток, а потом отправиться на обеденный стол к своим мучителям. Про стражников мы и вовсе не думали, их было не жалко.
Мы уже промокли до нитки под проливным дождём, но добились, чтобы от тюремной башни осталась только груда камней. И лишь тогда зашли в комнату.
Гога слегка подул на перо, высушил нашу одежду, а после бесцеремонно занял душ.
Мне оставалось, в ожидании своей очереди, расположиться в вресле и наслаждаться вкусом превосходного вина, любезно предоставленного хозяйкой.
Вдруг в наш номер настойчиво постучали. И вряд ли это была хозяйка гостиницы.
Я подошёл к двери в неприятном недоумении. После трудов праведных нас беспокоят? Подумаешь, слегка разрушили муниципальное учреждение! Даже королева относилась к нему с ненавистью!
- Кто? - грубо крикнул я, не открывая дверь.
Послышался заискивающий мужской голос:
- Господин, откройте, пожалуйста, это начальник тюремной стражи! Нам нужно поговорить! Уверяю, много времени это не займёт!
Я едко усмехнулся подумав - всё же уважают здесь королеву! Если бы не она, нам без разговоров вышибли бы дверь. Я повернул ключ в замочной скважине и открыл.
На пороге стояли два промокших под дождём стражника. Старший произнёс с раболепной улыбочкой:
- Прошу прощения за беспокойство, милостивый господин. В городе произошло большое несчастье - молния разрушила тюремную башню!
- Да, мы наблюдали за этой картиной из окна, - ответил я слегка высокомерно, мог себе позволить! - и чем мы можем помочь? 
- Дело в том, что из тюремной камеры сбежала опасная преступница. Она направилась в сторону этой гостиницы, и мы предполагаем, что может прятаться в одном из номеров.
- А при чём тут мы? - спросил я с искренним недоумением.
- Мы уже проверили все номера, остался только ваш. Мы обязаны его осмотреть! Возможно вы не заметили, как она сюда прокралась, - он смотрел на меня хоть и жалобно, но твёрдо.
Я пожал плечами и посторонился, позволяя стражникам войти.
Они быстро окинули взглядом всё помещение, заглянули во все углы, под кровати, в шкафы, даже вышли на балкон. А после многозначительно кивнули на душевую, где по-прежнему плескался Гога.
Я стукнул ему в дверь и крикнул:
- Гога! Тут стражники желают оценить твоё достоинство, а заодно убедиться в том, что ты не с дамой! Открой на минутку, я отвернусь!
Гога выключил воду и недовольно проворчал:
- Что за чушь!
Тем не менее, дверь открыл. Он уже успел помыться и даже одеться, так что оценка достоинства не состоялась.
Убедившись, что мы в номере одни, стражники попятились к двери, поминутно кланяясь и извиняясь.
Я закрыл за ними дверь и задумчиво произнёс:
- Странно, мы видели, как сбежали несколько человек, а они ищут только одну.
- Может, других поймали? - предположил Гога.
- Или они не такие уж и опасные.
И тут мы услышали робкий стук в стекло балконной двери.
Гога невозмутимо сказал:
- Кажется, нам всё-таки предстоит познакомиться с опасной преступницей.
Он пошёл открывать.
На балконе стояла маленькая мокрая девушка-вампир. Она вся продрогла и дрожала так, что зуб на зуб не попадал. Губы посинели, а клычки выглядели очень трогательно и даже забавно. С большим трудом она взяла себя в руки и проговорила:
- Пожалуйста, не гоните меня! Не выдавайте стражникам!
Гога молча отошёл от двери и предложил ей войти.
- Надеюсь, второй раз наш номер проверять не будут, - сказал я, - в противном случае, можно закатить скандал. И где же ты пряталась?
- Висела на решётке балкона, - она показала руки, содранные до крови.
У неё были круглые голубые глаза и короткие рыжие волосы, явно крашенные, на вид она не имела никакого отношения к стихии Мечей, скорее к Кубкам или к Посохам. Так и оказалось.
Гога спросил:
- Кто ты?
- Я подданная королевства Кубков, навещала здесь свою подругу, когда меня схватили. Я ничего не сделала, клянусь! - на глазах её навернулись слёзы, - умоляю вас, приютите меня до утра, а потом я уйду через переправу, тут недалеко, меня будут там ждать. Обещаю, я не причиню вам беспокойства! 
Мы вздохнули, естественно, что выставить замёзшую девушку за дверь, даже если она вампир, у нас не поднимется рука. Душ мне пришлось уступить нежданной гостье.
А когда зажурчала вода, и мы убедились, что девушка нас не слышит, Гога сказал:
- Ты же понимаешь, что она врёт?
Я пожал плечами:
- Почему? Обоснуй.
- Какая подруга у придворной королевства Кубков в их вечных антиподов Мечей?
- Думаешь, это не простая девушка горожанка?
- Ты клыки её видел? Горожане - не вампиры! Клыки имеют только представители власти и знать. Думаю, в этом отношении, королевство Кубков не отличается от Мечей.
- Тогда что она здесь, по-твоему, делает?
- Шпионит, или совершает диверсии, - уверенно заявил Гога.
- Ну а нам то какое дело до всего этого?
- Нам? - Гога радостно улыбнулся, - а нам пройденный Аркан Семёрка Мечей! Сейчас я подсуну ей зерно, может, это её избавит от клыков, а то провести ночь с вампиром - сомнительное удовольствие!
- Да уж, - согласился я, - я и не подумал! А тем более она устала и сильно напугана, и нуждается в вливании свежей крови для восстановления. Ну мы и попали!
Девушка вышла из душа, завернувшись в полотенце. Она уже не дрожала, и поглядывала на нас плотоядно скаля свои клычки, и теперь они уже не выглядели забавными.
И тут Гога сунул ей в рот зёрнышко со словами:
- Подкрепись, деточка, ты устала, это тебе поможет!
Девушка на мгновение замерла, а потом заметалась и завизжала с закрытым ртом, стараясь даже в таком положении не привлечь внимания посторонних. А когда всё прошло. она стояла ошарашенная, ничего не понимая. Клыки исчезли!
Мы вздохнули с облегчением.
Я спустился к хозяйке гостинного двора, попросил ещё чего-нибудь поесть, а потом терпеливо ждал, когда она приготовит нам омлет. Она было собралась доставить нам блюда лично, но я перехватил поднос со словами:
- Не стоит так беспокоиться, я донесу сам!
Хозяйка взглянула на меня с умилением и благодарностью.
Наша гостья оказалась очень голодна, съела всё, что предназначалось для нас двоих и выпила оставшееся вино, а после отправилась спать в комнату, которую облюбовал для себя Гога. 
Он без проблем постелил себе на диване, в гостинной.
А я, наконец, воспользовался душем!



Ангелина Глубокая

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться