Ожившие Арканы

Размер шрифта: - +

Война.

                                                                                   8.

Мы стояли на небольшом пригорке, а под ним раскинулось большое поле. Сейчас там было не протолкнуться, четыре армии выстроили друг против друга. Их разделял небольшой коридор, напротив него мы и находились. И, удивительным образом, видели и слышали всё.
Пентакли ополчились на Посохов, а Кубки на Мечей. Во главе армий стояли сами короли и их наследники.
Рядом с прекрасным королём Кубков стояла его дочь, светлокудрая девушка с бездонными голубыми глазами. Если бы не клыки, создающие ей ауру похоти, то прекрасней неё не нашлось бы никого на свете. А короля клыки не портили, даже добавляли шарма.
У короля Посохов тоже была дочь. Худенькая бледная девушка лет шестнадцати, а может быть и старше, с бесстрашным и умным лицом. Клыки вампиров не смогли отнять у Посохов обаяния.
Над войском Посохов клубился сиреневый туман, стройные воины с луками и лёгкими мечами напоминали эльфов.
А напротив них выстроились грозные Пентакли. Тяжеловесные воины, с огромными щитами и дубинами. Среди них находились бородатые мощные гномы и трёхметровые глиняные големы. И сами воины, рыжеволосые и могучие, с массивными клыками, выглядели устрашающе.
- Вам никогда не победить нас! - крикнул воин из войска Пентаклей, обращаясь к Посохам. Он был голым по пояс, в руках легко держал тяжёлый щит и огромный меч, - кому нужны ваши пустые фантазии, когда люди нуждаются в крове и куске хлеба!
- Вы сойдёте с ума от скуки возле вашего корыта! - донеслось ему в ответ из войска Посохов.
Тот издевательски засмеялся:
- У нас будет достаточно сиреневых рабов, которые будут нас развлекать!
Король Посохов сдержанно сказал:
- Не спорьте с ними, они правы, у нас нет шансов, но мы будем биться до конца!
Гога произнёс с горечью:
- Собрались воевать чувства против разума, а деньги против фантазии. Какой маразм! Если мы не сможем их остановить, в нашем мире всё станет очень и очень плохо. 
- Что делать? - меня опять захлёстывала паника, как тогда, с Солнцем. Никогда в жизни не знал, что способен на такие эмоции, и они мне совсем не нравились, голова отказывалась работать.
Тем временем, в тот свободный коридор вышел трубач с рогом. Он поднёс его ко рту.
- Не-е-ет! - закричал Гога, но его голоса никто не слышал.
Воины Пентаклей мерно и устрашающе били по щитам своими дубинами.
В руке короля Посохов оказался жезл, он поднял его над головой, и небо пронзил огненный луч.
Мечи встали в боевую стойку, как бегуны перед стартом. А  глаза Кубков заполыхали боевой страстью.
Гога выхватил из котомки Маятник Повешенного и все замерли, воцарилась гробовая тишина. Картина перед нашими глазами предстала потрясающая. Оставалось дождаться Флобэра.
И он пришёл! В коридоре между войсками заклубился серый туман. Он сгустился в одном месте и стал рассеиваться. И вскоре мы увидели огромные чёрные крылья летучей мыши, висящей вниз головой на тонкой перекладине.
Она спрыгнула на землю, сложила крылья и превратилась в человека. Это был почти Флобэр! Волосы у него были серыми, бледная кожа с болезненным жёлтым оттенком, а ранее голубые глаза теперь имели кроваво-красный цвет.
На нас он даже не взглянул, а сразу накинулся на замершего молодого воина Мечей, который уже не был вампиром, нашими стараниями.
Флобэр прокусил ему шею своими острыми клыками и стал с вожделением высасывать кровь, чавкая и причмокивая.
Мы никак не могли этому помешать, только смотрели с широко открытыми от ужаса глазами.
Высосанный воин упал на землю как тряпичная кукла. А вампир, наконец, обратил на нас своё внимание.
Гога упавшим голосом произнёс:
- Флобэр, неужели это ты?
- А мы разве знакомы? - с недоумением спросил Флобэр. Голос у него остался прежним, спокойный и немного насмешливый, - почему же я вас не помню? Кто вы? А впрочем, какое это имеет значение?
Мы в отчаянии понимали, что вызвав Повешенного не решили проблему, а лишь заморозили на короткое время.
- Хотите уколоться? - спросил Флобэр, глаза его сверкнули безумством.
Я заметил, что рука Гоги сжата в кулак, значит, он уже держит наготове зерно. Что ж, может, всё не так уж и плохо!
- Хочу, - ответил Гога, - только я уколов боюсь!
флобэр с энтузиазмом полез в карман, извлёк из него флакончик из болотно-зелёного стекла, и успокоил:
- Ничего, это можно употреблять и так! Несколько капель в рот и испытаешь незабываемое блаженство!
- Давай! Только я тоже хочу тебе кое-что предложить.
- Что? - глаза Флобэра загорелись любопытством.
- Подойди и узнаешь. Да не бойся!
флобэр рассмеялся:
- Не бойся! Мне до сих пор странно, что ты меня всё ещё не боишься! Ну давай, что там у тебя?
Одним прыжком он преодолел расстояние в несколько метров и оказался лицом к лицу рядом с Гогой. Взгляд его плотоядно зашарил по его шее, а острые клыки обнажились.
Оказалось, что этот Флобэр выше нас на две головы!
Гога бесстрашно сунул зёрнышко между его клыками.
Флобэр вздрогнул и закашлялся, да так надрывно и долго, что мы подумали, что зёрнышко попало ему в дыхательные пути.
С кашлем с него слетал серый дым, как пыль, слой за слоем.
В конце концов, он встряхнулся, как мокрая собака, и превратился в нашего, обычного Флобэра.
- Наконец-то! - воскликнули мы с облегчением.
- О! Привет! - с улыбкой поздоровался он. А после с удивлением посмотрел на замершие войска, - кажется, я что-то пропустил?
- Без сомнения, - ответил Гога, - а не мог бы ты помирить эти взбесившиеся стихии?
- Мог бы, - охотно согласился Флобэе, - а зачем?
- Как это зачем? - опешили мы.
- Пусть воюют! Хаос, это же так весело! Я прогнозирую, что Пентакли без труда раздавят Посохов, а Мечи вряд ли устоят перед Кубками. А после победители заключат между собой мирный договор. А люди во всех населённых мирах станут стремиться только к деньгам и удовольствиям! Это же так знакомо, не правда ли?
Увы, он был прав, картина до боли знакомая! Но, однако, обаятельных Посохов и жизнерадостных Мечей было жалко до слёз! Перед глазами возникла картина, как сильные парни и девушки выделывают умопомрачительные трюки, танцуя на Дне рождения принца.
Взглянул на войско замерших Кубков, где особенно выделялись замершие девушки с длинными клыками - настоящии валькирии! Не смотря на то, что это была моя стихия, я не желал им победы. Парни и девушки во всех войсках, кроме Пентаклей, стояли плечом к плечу.
- Так ты не поможешь? - упавшим голосом спросил Гога.
- Нет! - Флобэр развёл руками, вокруг него опять заклубился туман, на прощание крикнул, - поторопитесь, скоро войска придут в движение, вам нужно расколдовать королей, иначе потом будет поздно! Ах, да! Чуть не забыл!
Он протянул Гоге бутылочку с наркотиком:
- Возьми! Вспомнишь, если станет грустно!
- Благодарю! - Гога с удовлетворением принял артефакт и опустил его в котомку.
- Поторопитесь! - на прощание крикнул Флобэр, растворяясь в тумане.
Мы полезли за зёрнами, Флобэр был прав, если сейчас не подойти к королям, потом мы вряд ли их увидим, а если и увидим, то, скорее всего, издалека. Такая прекрасная возможность, когда они все вместе и в беспомощном состоянии, может больше не представиться!
Зёрна в мешочке плавали в воздухе, должно быть, из-за влияния Повешенного. Я смог поймать три.
- У меня три! - сказал я Гоге.
-  А у меня только два, - ответил он.
Я взял на себя Кубков и Посохов, а он, стоявших напротив Мечей и Пентаклей.
Страстный взгляд безумно красивых глаз короля Кубков пронзил меня насквозь, по телу пробежала дрожь. Это было жутко. Я понимал, что даже замершие они всё видят и слышат. Быстро затолкал семечко ему в рот и побежал к другому королю. Тоже самое проделал с королём Посохов.
Оставалось ещё одно зёрнышко, но я никак не мог решиться - какой принцессе его отдать?
И уже было поздно, мы едва успели вернуться на холм, как люди пришли в движение. Удивительно, но среди них осталось только три вампира - те самые принцессы Кубков и Посохов, а так же рыжий серьёзный парень - принц Пентаклей. На них не хватило зёрен.
Все в недоумении оглядывались по сторонам, не понимая, что происходит?
Неужели получилось? Но порадоваться не пришлось!
Рог затрубил команду - к бою! Короли пожали плечами и повели войска в наступление.
Тогда я схватился за последний аргумент - рубиновое Сердце! Я поднял его высоко над головой, солнечный луч отразился на его гранях, сияние брызнуло в разные стороны, и войска замерли!
А потом произошло невероятное! Воины Кубков побросали оружие и пошли на опешивших Мечей. Девушки впивались страстными поцелуями в парней из стана врага, а парни Кубков так же бесцеремонно соблазняли мужественных татуированных фрейлин Мечей.
Поле боя превращалось в массовую оргию, поцелуями дело не ограничилось.
Остальные, в лёгком ступоре, наблюдали за этой странной и непристойной картиной. Король Кубков первым пришёл в себя, он заразительно расхохотался и обратился к королю Мечей:
- А ты не припомнишь, чего мы, собственно, не поделили?
- Да я ума не приложу! - пожал плечами король Мечей.
- Судя по всему, если сегодня кто-то и умрёт, то от сокрушительного оргазма! Но твои ребята стойкие, они выдержат напор моих доблестных воинов! - он опять засмеялся, - так может мир?
- Не возражаю! - с улыбкой ответил король Мечей.
Короли пожали друг другу руки и разошлись, весело посмеиваясь.
Из войска Пентаклей понеслись крики:
- Кубки, бросайте этих нищебродов, любите лучше нас!
В их руках появились мешочки с золотом, которым они соблазняюще потряхивали. Некоторые жонглировали драгоценными камнями.
Девушки из войска Кубков не остались равнодушными, многие из них бросили Мечей и растворились в стане Пентаклей. Не смотря на гору мышц, воины Пентаклей галантно кланялись, сажали хрупких красавиц в синем к себе на плечи и уносили с поля боя.
Посохи наблюдали за всей этой вакханалией с презрением. Поняв, что сражения не будет, они молча развернулись и ушли. Остался только король. Он подошёл к королю Пентаклей и сказал:
- Знаешь, я тут намедни кое-что придумал, как раз в твоём вкусе! Но, немного не хватает финансирования! - он улыбнулся и стал похож на трогательного озорного мальчишку.
Король Пентаклей вздохнул и ответил:
- Не понимаю, почему никогда не могу тебе отказать, когда ты так улыбаешься? Давай, подтягивайся вечером ко мне, обсудим..
Я всё ещё держал в руке зёрнышко и не знал, что с ним делать? С поля боя постепенно разошлись все, даже самые пылкие любовники. Кубки с торжествующими усмешками, а Мечи сконфуженные и красные от стыда.
Ко мне подошла принцесса Кубков, она протянула ко мне руки, с намереньем повесить на шею серебряную цепочку с кулоном в виде алмазного сердечка. Артефакт Шестого Аркана! Но я быстро сунул ей в рот зёрнышко, а цепочку грубо отобрал.
Пока принцесса извивалась и корчилась, мы с Гогой развернулись и пошли прочь.



Ангелина Глубокая

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться