Ози

Глава 4

Если начинать с самого начала, то получится целая история, местами довольно интересная.

Когда Ози появился впервые, Лизе было всего девять лет. До этого момента, она вела себя как обычный ребенок, фантазия которого не знает границ и плещется через край, заставляя совершать необдуманные поступки.

Днями напролет она беззаботной птичкой слонялась на заднем дворе дома, много рисовала и до отвала набивала живот свежей выпечкой и фруктами.

Глупо, конечно, но все началось именно с колеса. Или нет? Подвешенное к дереву и приятно пахнущее горячей резиной, оно было главной достопримечательностью двора, не считая буйно разросшихся цветов в палисаднике. Лиза почти никогда не успевала к дереву первой. Обычно, там уже всем заведовала Кристи, - с триумфальным видом сидела на покрышке, свесив ноги, и радовалась как младенец. Складывалось ощущение, что она специально вставала посреди ночи и перебиралась спать на улицу.

Ее красное от восторга лицо то и дело мелькало перед глазами, на коже проглядывали рыжие веснушки, на губах сияла высокомерная улыбка. Та самая, которая прошла через годы, и даже теперь иногда проступала бледной тенью на безупречном лице.

И все-таки, Лиза соврала, сказав, что они никогда не ругались. Между ними не всегда царил мир и покой. А все потому, что сестра обожала строить из себя взрослую даму — даму, которая была готова драться как звереныш, лишь бы доказать окружающим, что она главнее всех.

Утро ни разу не обходилось без выяснения отношений. Сразу после завтрака, они, как обычно, заводили спор - «я старше, значит первая», «младшим надо уступать», «а ты вчера мне обещала», и так далее. В итоге спор разрешался соревнованием: кто первый добежит до дерева, тот и задает правила игры. Конечно же, каждая из них понимала, кто одержит победу. Еще бы, ведь Кристина бегала лучше всех в школе и один раз получила медаль на соревнованиях по дальним дистанциям.

В тот день она с победным кличем плюхнулась костлявым задом на горячую покрышку, оттолкнулась от земли и, зажав канат между ног, взмыла в воздух.

Лиза с досадой стояла рядом и наблюдала за полетом, задрав голову — на мгновение глаза ослепило солнечной вспышкой, и заскакали черные точки: мутное пятно колеса застыло на вершине неба, и со свистом понеслось обратно. Кристи должна была пролететь всего в нескольких сантиметрах, и Лиза зажмурилась, приготовившись ощутить на лице приятное дуновение ветра.

В этот момент над головой послышался треск, и ее сшибло на землю. От удара помутилось сознание. Когда она пришла в себя, мама находилась в полуобморочном состоянии, а лицо сестры покрылось пятнами и опухло от слез.

Кристина, как всегда, легко отделалась — незначительные ссадины на коленях и локтях, дыра на платье, но в целом ничего страшного. После несчастного случая, мама сняла колесо с дерева и закрыла в сарае. Целый месяц она не разрешала привязывать новую веревку, но в итоге сдалась под гнетом бесконечных уговоров. В основном уговаривала Кристи.

Но на этом ничего не закончилось. Вечером того же дня, лежа в своей кровати, и натянув одеяло до самого носа, Лиза впала в непривычное сонное состояние, и не моргая, следила за тумбочкой сестры — тело, будто невесомая пушинка плавало в мягком облаке, и все почему-то заволокло белесым туманом.

Их кровати стояли напротив друг друга, и места было так мало, что хватало только для того, чтобы пройти к лестнице и обратно. Сестра сгорбилась на своей половине и беззвучно шевелила губами, погрузившись в «Унесенные ветром»: о том, что случилось днем, она благополучно забыла. Ее царапины перестали саднить уже через час, в отличие от ушибов Лизы.

- Лиз? Ты чего там такое увидела, а?

Лиза вздрогнула и повернулась на голос: с противоположной кровати, прищурив один глаз, за ней с любопытством наблюдала сестра.

- Ничего.

- Нет, ты точно что-то увидела, я же знаю. - Она отодвинула книжку в сторону и сердито надула губы. Так начиналась их новая игра. От нечего делать, кто-нибудь придумывал загадку, и в течение дня давал скрытые намеки: конечно, чаще всего на листках рисовали стрелки, но бывали и другие знаки — жесты, взгляды и слова-перевертыши.

- Ничего я не увидела, тебе показалось. Голова болит, вот и мерещится чушь всякая.

Приятная невесомость исчезла, и Лиза раздраженно передернула плечами: ну, вот кто просил лезть?

- Ты что, наврала, что тебе было не больно? - Кристи виновато улыбнулась, - извини, я правда не думала, что веревка порвется.

- Тогда мне больно не было. А сейчас немного ломит затылок.

- Бедняжка. Хочешь, спущусь за таблеткой?

- Если ты это сделаешь, то мама спрячет колесо навсегда.

- Да, как-то я об этом не подумала.

Лиза фыркнула, и, стараясь не наваливаться на подушку всем весом, отвернулась от сестры к стене. Пружины протяжно заскрипели, заглушив вздох, полный сострадания.

Ха! Да с самого начала было чертовски больно! Когда она ударилась головой о землю, показалось, что внутри что-то щелкнуло, и на пару секунд горячая жидкость ошпарила глаза. Кроме этого, при малейшем прикосновении с подушкой затылок пронзало огненными иглами.

А ночью ее разбудил шум дождя. Капли с остервенением барабанили по стеклу, будто хотели разбить его на осколки и прорваться внутрь. Лиза распахнула глаза и провела ладонью по мокрому лбу. На пальцах остались грязевые разводы. Неужели капает с потолка? Сестра безмятежно спала на своем месте — при свете луны, ее тело вырисовывалось тусклым силуэтом, а свисающая до пола рука казалась неестественно белой.

Пытаясь найти удобное положение, Лиза завозилась на матрасе, но вдруг резко села, не веря своим глазам: по тумбочке, с легким, еле слышным шипением что-то медленно передвигалось, поблескивая в темноте. Добравшись до края столешницы, черная жидкость закапала вниз, и уже через мгновение между кроватями собралось небольшое черное пятно. Такие пятна оставляет после себя машина, когда у нее течет масло.



Бегущая

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться