Пациент #13

Размер шрифта: - +

Глава 5

Гарри Джонс:

Мне позвонили в пять утра. Снова кого-то убили ночью. Почему все преступления совершаются именно в это время суток? Я не могу поспать до утра вот уже неделю. Моя работа надоедает не только мне, но и моей жене, она всю ночь переживает за меня. Мария боится оставаться в одиночестве, я её очень сильно понимаю, ведь пережить такое - самое страшное, что есть в этом проклятом мире. Я присел на кровать. Руки автоматически потянулись в глазам, организм больше не мог вынести ночных событий этого города.

– Снова? - спросила Мария сонным голосом.

– Да, спи, я надеюсь, что к ужину вернусь, – засмеялся я, но шутка, видимо, не удалась. Жена лишь с грустью взглянула на меня.

– Дорогой, закрой за собой дверь, – тихо попросила она и лениво легла на другой бок.

– Ладно, – ответил я, чмокнув её в щёку, отчего она улыбнулась.

У нас не было детей, и это немного облегчало жизнь. Я не стремился их завести, а Мария просто не могла. Она боялась за их будущее, жила в страхе. Наша пара может считаться идеальной, я её не нагружаю своими проблемами, а она не волнуется, что я уйду к другой, которая сможет родить детей, ведь я объяснял ей много раз, что не стремлюсь к этому. Меня больше интересовали преступники, которые отравляют наш мир. Таким был Джонни Мур, я ненавидел его. Он использовал людей в качестве мебели, больной ублюдок. Зачем его лечили? Лучше бы убили и кинули как собаку разлагаться среди улицы на потеху остальным. Мура прозвали Садовником, из-за его "творчества". Джонни кромсал своих жертв на части, отдельно ноги, руки, пальцы... Он вешал их на деревья, кустарники... Первый раз увидев эту картину, я чуть не упал в обморок. Его загородный дом был "украшен" частями тел... Там были не только взрослые, но и дети... Как он мог? Но теперь всё изменилось, на одного урода в обществе стало меньше. Я сиял от счастья от одного лишь факта, что он мёртв. Жаль только девчонку, ей придётся несладко. Закон не приветствует убийств, даже если жертвой окажется самый ужасный преступник века. Я попытаюсь её спасти, ведь она сделала то, что никто не мог. Девушка решилась покончить с ним, облегчая жизнь каждому в этом городе.

Я надел свои любимые ботинки, пальто, которое Мария подарила мне на нашу годовщину, и взял зонт. Погода сегодня была дикой, порывистый ветер срывал со всех головные уборы, а дождь противно моросил, указывая на сезон. Мне не доставило труда добраться до больницы, я сел в первое попавшееся такси и через несколько минут был на месте. Там меня уже ждали коллеги, которые раздражали своей ленью. Никто не желает работать на полную мощь, все лишь делают вид.

Поприветствовав их, я зашёл в саму преисподнюю. Веяло смертью и сумасшествием, впрочем, это не первый раз моего пребывания в этом жутком месте. Я уже приходил к Джонни Муру, пытая его различными методами, даже оставил пару глубоких порезов в области плеча. Я бы убил его, но не хотел марать свои руки. Мне так и не довелось видеть его лицо, а всё из-за Тёрнера. Он, словно адвокат, обеспечивал неприкосновенность этой мрази.

Пройдя дальше, я увидел Дэйва. Он ждал меня почти у входа, его лицо сияло от улыбки. Главный врач наконец-то избавился от трудного пациента!

– Детектив, – подал мне руку Дэйв Митчелл.

– Доктор, – пожал я её.

– Вы, наверное, неимоверно рады, как и я, – улыбнулся он во все свои тридцать два зуба.

– Да, немного рад, – я скрыл свою радость от него. Я ему не доверял, так как знал, что он здесь творит, какой хаос бушует в этой больнице.

– Ну, не скрывайте, я-то знаю, что вы ждали этого больше всего.

– Я хочу поговорить с подозреваемой.

– Убийцей, что ли? – усмехнулся он.

– Нет, именно с подозреваемой. Вдруг это не она? Мне не положено кидать обвинения без доказательств, – я посмотрел на него своим испепеляющим взглядом.

– Ладно, детектив, – он сделал акцент на последнем слове. – Идёмте за мной, я покажу вам её.

Мы шли длинным коридором. Краска на стенах уже давно потрескалась, но никто не собирался и цента выделить на ремонт. Плачевное состояние больницы только ухудшало её вид и показывало отношение к больным. Не удивлюсь, если здесь до сих пор кормят овсянкой. Иногда мне жаль пациентов, они не заслужили такого обращения, но я ничего не могу сделать, у меня недостаточно сил, чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию.

Перед палатой девушки стояли санитары, их было трое. Вид у них, конечно, туповатый, не зря они работают санитарами, а не докторами. Эти парни крепкие, вряд ли пациенты рады их видеть, особенно если в их руках находятся дубинки.

– Детектив, не бойтесь, мы сможем её удержать, – улыбнулся мне один из них.

– Я не боюсь за свою жизнь, я боюсь за вашу.

– Почему? – удивился санитар.

– Если она убила Джонни Мура, значит, очень опасна. Джонни не дал бы себя убить просто так.

На их лицах появилась тревога, сами санитары напряглись, словно сейчас войдут в логово зверя. Наверное, так и есть, но я до сих пор не понимаю, как девушка смогла справиться с Джонни. Может, это не первое её убийство? Кто вообще она такая?

Санитары влетели в её комнату, и она начала кричать, очень громко и испуганно, судя по всему, её слишком напугало увиденное. Вся её палата была в крови, как и одежда. Санитары нашли под подушкой нож, орудие убийства, кончину Джонни. Девушка с шоком смотрела на всё, из её глаз полились слёзы. Через несколько минут она немного успокоилась и со страхом смотрела на всех нас. Дэйв что-то кричал ей и смеялся, как будто был рад, что застал врасплох. Он обвинял её в убийстве, но она, судя по всему, не понимала. Мотала головой и пыталась что-то ответить.



Эллен Клэнси

Отредактировано: 18.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться