Падальщики 2. Восстание

Размер шрифта: - +

5. Все в дом

12 января 2072 года. 14:00

Тесса

Спустя четыре дня усиленной подготовки мы наконец стоим на пороге такой хрени, о которой я никогда бы не подумала, что стану ее частью.

Мы хотим поймать зараженного.

Вот прям в буквальном смысле. Выехали, можно сказать, на рыбалку, только вместо рыбы ловим опаснейшего на земле зверя, а вместо хлебного мякиша — пакеты с человеческой кровью, которые нам любезно одолжил Кейн из своего криоморозильника.

Страшное место под названием Икеа находилось в ста километрах от Бадгастайна на въезде в Зальцбург. Я слышала о существовании подобных гипермаркетов исполинских размеров, но никогда не видела их вживую. Когда мы вошли внутрь, я поняла, что страхам Свена было на чем базироваться. Вчера мы весь день потратили на то, чтобы запомнить каждый поворот, каждую секцию, каждый знак в этом средоточии мебели и стеллажей. И все равно я умудрилась заплутать сегодня во время разметки территории. Свен прав, это проклятый лабиринт. Стрелки на полу водят кругами. Карты на стенах запутывают еще больше, мы понять не можем, как их считывать. Как смотреть на этот красный кругляшек, обозначающий меня? Сверху? Зеркально? Сбоку? Кончилось тем, что мы нарисовали собственные карты со стрелками и развесили их на каждом столбе.

План у нас хреновый. Вот прямо до жути хреновый. А другим он и быть не может, потому что эти ребята не солдаты, они далеки от разработки стратегий перехвата, а я из командира спецотряда превратилась в школьную учительницу, потому что, когда я отдаю приказы, эти сопляки обижаются на мой тон. А я по-другому и не могу разговаривать! Я не веду светских разговоров с зараженными, не прошу их опустить когти и встать на колени. Я действую быстро и жестко, и от своих подчиненных требую того же самого. К сожалению, я забываю, что здесь у меня нет подчиненных. Так что, параллельно с попытками спасти человечество я еще учусь вежливому общению с гражданскими.

Этот гипермаркет словно создан для похитителей зараженных. Наш хреновый план состоит в том, чтобы заманить зараженных внутрь, протащить через выставку мебели, на которой у нас есть несколько точек отсева лишних особей, в отделе товаров для дома у нас будет последняя попытка оторвать одного от остальных, дальше провести его через склады самообслуживания прямиком к погрузочной платформе, где его будет ждать Аякс. Там мы его вырубаем дозой транквилизатора для тираннозавра, грузим в машину и счастливые едем домой.

Звучит, как салат приготовить: куча ингредиентов и полная чушь в итоге. В этом плане столько неточностей и столько «если», что это даже на план непохоже, это скорее теория вероятностей. Ох, как я скучаю по своим боевым собратьям. Вместе мы бы придумали что-то гораздо более эффективное, да и провернули бы быстрее и слаженнее. Здесь же я фактически раздала оружие детям с сосками во рту.

Зараженных поблизости вокруг гипермаркета нет, тут пустырь в преддверии промышленной зоны. Но мы нашли группу из трех зараженных в спячке через дорогу возле офисного здания. На них весь наш план и сориентирован. Если же тут найдутся другие особи, то плакали наши расчеты и чертежи — будем импровизировать. Найти всех зараженных в округе невозможно, потому что тепловизор не видит их, когда они в глубокой спячке. Кейн объяснил, что чем глубже и дольше спячка, тем ниже температура тела зараженного, это увеличивает набор спектров их силуэтов, радар невозможно настроить точно с таким широким диапазоном перепадов. А я прям нутром чую, что есть здесь еще особи.

Кстати, мое нутро вдруг обзавелось необъяснимой обостренной интуицией. Я буквально стала чувствовать этих тварей поблизости. Тех троих возле офиса я и нашла, не знаю, как. Просто почувствовала, что они в той стороне, как если знаешь, что где-то на дальней полке в кухне должна быть припрятана печенька, но где точно, ты не помнишь. Я рассказала о своем чувствительном нутре Кейну, мы с ним наконец нашли общий язык, мне нравится, что теперь его можно расспрашивать обо всем без страха показаться посмешищем. Но, к сожалению, у него пока нет объяснения моей интуиции, которая к тому же допустила ошибку. Я чувствовала зараженных возле деревьев в ста метрах от главного входа в гипермаркет, но там было пусто. В общем, Кейн обещал раскрыть все секреты нашей мутированной ДНК, когда получит в свое распоряжение живой подопытный образец. А мне приходилось терпеть этот затылочный зуд.

Я вообще вся чешусь, если честно. Может, это последствия двухнедельного лопатного похода в дремучий лес без нормальной еды, воды, отдыха. До сих пор тело ломит от изнуряющего физического труда, который в буквальном смысле все жизненные соки из нас выжал. У меня болит поясница, и ноют плечи. Особенно то, которое мне аппетитно прокусили. Оно еще не до конца зажило, а я его уже подвергла насилию, надеясь на чудеса быстрой регенерации, которые мне достались с мутацией. Но не такая уж она и быстрая, думалось мне, когда я растирала следы от укусов, испытывая ни с чем не сравнимый экстаз.

Вот и сейчас я почесала плечо в последний раз и наконец произнесла в микрофон:

— Ребята, пора начинать. У нас осталась всего пара часов до наступления сумерек.

Я испытываю удовольствие от того, что вновь одета в свою бойцовскую экипировку, правда, облегченного типа. Так как зараженные больше не охотятся на меня, нужда в стальных листах брони отпала, и экипировка сразу облегчилась на двенадцать килограмм. Я теперь ощущаю себя, как в спортивном костюме для бега, могу даже рекорды ставить.

Томас переделал винтовки, взяв за образец ветеринарное ружье Кейна, и теперь Фамас стреляет летающими шприцами, в патроннике их вмещается двадцать штук. Я с Перчинкой и Фабио заняли позиции на металлических конструкциях под крышей. Здесь же ребята-инженера сделали для нас деревянные леса, по которым мы будем передвигаться, следя за обстановкой внизу. Мы находимся в шести метрах над землей, отсюда отлично просматривается вся хитроумная система мебельного гипермаркета, призванная заставить покупателей взять то, что им не нужно.



AyaS

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться