Падая в вечность

Размер шрифта: - +

Падая в вечность

«— Почему умирают только хорошие люди?
— Потому что им не место среди грязи и фальши в этом мире.»



Это было в декабре. Улицу завалило снегом, но природа не думала останавливаться: он, будто дождь, крупными хлопьями падал на асфальт, который постепенно превращался в бесконечное графитовое море.

«Аномалия какая-то. Такая погода обычно в марте…» — именно это было то, о чем думал Кристофер, выходя из дома и направляясь в сторону автобусной остановки. Благо, идти было недолго, ибо остановка находилась практически в двух шагах от дома. Парень, лет шестнадцати, вынул из кармана зажатый от холода кулак и посмотрел на кисть своей левой руки, где красовались чёрные часы, которые, как ему показалось, остановились. Крис помотал рукой, но часы от этого не стали ходить.

«Чертова китайская подделка! Чтобы я ещё раз заказал что-либо с этого дешевого сайта! Да никогда!» — проклиная часы всем, чем только можно, ругался парень, и тут заметил, как из-за поворота начала выглядывать передняя часть автобуса.

Кристофер был обычным парнем, который не учился в лучшем колледже Стокгольма, а также не носил фирменные вещи. Его кроссовки были отнюдь не марки «Converse», «Vans» или же «Gucci», а одежда была потрепанная и местами потертая. Он не имел последний «Iphone», и даже не являлся слишком популярным парнем в учебном заведении. К нему не приставали девушки, а богатые парни обходили стороной. Одногруппники его сторонились, а учителя жалели. Все знали, что Крис не из благополучной семьи. Его мать была наркоманкой, а отец бросил семью на произвол судьбы, когда мальчик был совсем юн. Парень мог быть уже давно в детском доме, если бы не семья, приютившая его. Но и там счастье было далеко от Криса. Приёмные родители не слишком пеклись о сыне, и парню было непонятно, зачем все-таки они его приютили.

Брюнет не занимался никаким видом спорта, а также не играл ни на каких музыкальных инструментах. Он неплохо рисовал, но мало кто видел сии творения, так что и судить их было сложно.

Единственным его увлечением была слежка за одной рыжеволосой девушкой, на год или даже два младше его. Крис не знал, как её зовут, не знал, где она живет, а также не имел точного понятия о возрасте огненновласой. Он назвал её Эмилией и следил за прекрасной незнакомкой каждый раз, когда ездил в одном автобусе.
Кристофер Йонссон знал, что Эмилия любит читать; он знал, что каждый раз, когда девушка читала, пряди её кудрявых рыжих волос ниспадала прямо на глаза, отчего та заметно раздражалась и возвращала её обратно, за ухо. При чтении все эмоции были у Эмилии на лице. Можно было разглядеть все, что она чувствовала, что переживала и о чем думала. Она была неким подобием той открытой книги, что была у Эмили на руках.

Крис знал, что Эмилия всегда занимала место в автобусе исключительно возле окна, потому что так, думал Йонссон, она могла прислониться к стене и с ещё большей внимательностью читать каждое слово, напечатанное в книге. Девушка всегда сидела в определенном месте — на предпоследнем ряду, но если её место было по каким-то причинам занято, Эми стояла, держась за поручень возле выхода, но не садилась на другое свободное местечко. Для такого парня, как Кристофер, это было загадкой. Почему она так делала? Никто не знал.
Парень наблюдал за ней целый месяц, но ни разу не решался заговорить.

Казалось, что подойдя к ней, он сможет отпугнуть её так, что Эмили больше не появится в том автобусе. А это ему нужно было меньше всего.
За целый месяц он понял, что раз в два дня Лили меняет книги. Все началось с «Графа Монте-Кристо», а позавчера она пришла с «Голодными играми». В эту среду он с нетерпением хотел увидеть, что за книгу она читает теперь, ведь два дня уже прошло, и по заведенному правилу, она должна была уже дочитать прошлое произведение. Его поражал её вкус. Эми читала все жанры с равным интересном, и Крис ни разу не видел, чтобы на какой-либо определенной книге она испытывала больше эмоций, чем на другой. Он ей поражался и восхищался одновременно. Эмили для него являлась загадкой, разгадать которую он не хотел в один момент. Крису нравилось постепенно узнавать об огненновласой что-то новое, необычное, местами странное.
И вот опять, зайдя в автобус и поздоровавшись с водителем, он мысленно молился, чтобы Эмилия была там же. И она была.
Но её место оказалось занятым, поэтому девушка стояла возле дверей.

Автобус был заполнен, от чего и Крису пришлось стоять, стоять рядом, буквально в пяти шагах от неё. Никогда ещё парень не был так близко. Отсюда можно было почувствовать легкий аромат её парфюма, витавшего в воздухе. Он снова обратил внимание на прекрасные волосы Эмили. Теперь они казались огненно-рыжими. Прикусив губу, девушка с наслаждением читала «Гордость и предубеждение». Крис уже видел эту книгу к неё в руках ранее, поэтому встал в небольшой ступор. Она перечитывала её? Значит… это её любимая?
Он наблюдал за Эмили около десяти минут, а потом случилось то, что забыть, парень, навряд ли бы смог.

Автобус резко повернул налево, чем заставил Эмилию пошатнуться, выронить из рук книгу и упасть прямо Кристоферу в руки.
Девушка пребывала в шоке, это было видно по её округлившимся глазам, а так же по прерывистому дыханию и слишком частому биению сердца.
Или его оглушал звук собственного сердца?
Тем не менее, Эмилия быстро среагировала и вырвалась из крепкой хватки парня и встала. Тот поднял с пола книгу и протянул рыжевласке.

— Прошу прощения за вторжение в личное пространство. Это была нелепая случайность, которая, я надеюсь, больше не повторится.— слова слетели с уст девушки, и в этот же миг автобус снова завернул и девушка, не удержавшись на ногах, снова почувствовала руки спасителя у себя на талии.

У Кристофера онемел язык. Он не мог ничего сказать.Парень поражался тому, как мелодично и красиво звучит голос его страсти. А какая она хрупкая! Руки до сих пор ощущали её тело. Постойте…он же их даже не убрал.
Опомнившись, Крис быстро убрал непослушные конечности и спрятал их в карман.
Эмилия покраснела и снова извинилась.
Но парень не отвечал. Он был в своём мире, в своих мыслях, где у них уже было трое детей.

Девушка пощелкала пальцами у него перед носом. Крис тут же пришёл в себя.

— Вы немой? Или, возможно, меня не услышали? — Эми повысила голос: — Я говорю, простите за этот неловкий момент.

Парень нахмурился.

— Я все слышал. Просто меня ввёл в ступор этот момент. Все в порядке, вам не за что извиняться.

Эмилия ещё больше покраснела.

— Как неловко, — прошептала она самой себе.— В таком случае, я пойду. Как раз моя остановка. Всего вам доброго! — уже громче сказала рыжеволосая и вышла из автобуса.

Общественный транспорт направился дальше, и только тогда Крис понял, что уже давно пропустил свою остановку.
Но его это не волновало. Кристофер сел на освободившееся место и поехал до конечной, все думая об этой, как сказала Эмилия, нелепой случайности.

***

Кристофер все думал о ней. Но теперь уже не так, как прежде. Он чувствовал её тепло, вспоминал её легкий румянец. Все его мысли занимала только одна девушка.

На следующий день он опять встретил её. Эми заметила его, и лишь слегка улыбнулась, кивнув в знак приветствия. Парень сделал то же самое.
Не найдя нигде свободных мест, он решил постоять. Едва он прикрыл глаза, ему показалось, что кто-то машет ему. Кристофер снова посмотрел на неё. Ему не показалось. Эмилия звала его сесть с ней.
У парня закружилась голова. Ватными ногами он дошёл до её места и, приняв приглашение, сел, так ничего и не сказав.

— - А ты, я смотрю, не из молчаливых, — первая нарушила тишину Эми.

— Нет особых тем для разговоров, поэтому и молчу, — ответил он, но потом парню показалось, что ответ прозвучал слишком грубо, из-за чего Крис мысленно стал себя проклинать.

— Ты любишь книги с картинками?

— Отдаю бóльшее предпочтение фильмам.

— А я не люблю, — не слушая ответ своего собеседника, продолжила та, — книги с картинками убивают всю фантазию и предположения о героях произведения. Поэтому, прежде чем купить книгу, я внимательно изучаю, нет ли там картинок. Ты читал Вячеслава Праха? Да? А какое именно произведение? Мне больше понравилась «Кофейня». А тебе?

— Не читал.

— Тебя как зовут? — быстро сменила тему Эмилия.

— Кристофер, а тебя?

И вот настал этот момент истины. Сейчас она скажет ему своё имя! А ведь он этого ждал целый месяц.

— Зови меня Утка.

— Ч-что? Утка? Почему? — Крис находился в недоумении. Сначала он сомневался, есть ли такое имя, но потом, решив, что это просто прозвище, захотел узнать настоящее имя, во что бы то ни стало.

— Ну, меня так зовут в школе. Одноклассники говорят, что я очень похожа на утку.

— Да какая же из тебя утка?!

— Какая? — заинтересованно спросила Утка.

— А вот никакая! Ты больше похожа на…— парень замолчал.

— На?..

— Ну не знаю, на обезьяну, наверное, — и в тот момент Крис сильно покраснел и пообещал по приходу домой ударить себя по голове, что есть мочи.

— На обезьяну?.. Почему?

— Обезьяна, вроде как умная, по-моему даже книги читает.— Кристофер покраснел ещё гуще.
Девушка ответила лишь громким звонким смехом, который разразился по всему автобусу.
А затем закрыла рот ладошкой, после того как пошли ворчливые комментарии в её сторону.

— Ты коллекционируешь что-то? — спросила она, успокоившись.

— Нет.

— А я коллекционирую. Знаешь, что? Распечатанные конверты. Я отрезаю от них верхушечку и на каждом пишу номер своего телефона и адрес.

— З-зачем?

Но Утка не ответила. Она вынула из кармана маленький клочок бумаги и протянула ему.

— Теперь я знаю твой адрес, — победно улыбнувшись и стараясь запомнить все буквы и цифры, сказал он.

— Это старый. Я переехала около двух месяцев назад.

Кристофер посмотрел на неё. Эми заметно погрустнела. Но не успел парень спросить, что послужило её плохому настроению, Утка сказала:

— Кажется тебе пора, мы договорим в следующий раз, — сказала она и Крис посмотрел на название остановки с недоумением. Она угадала. Ему пора было уже выходить. Но… как и откуда она об этом узнала?

На следующий день, в пятницу, Кристофер вышел раньше, дабы быть уверенным, что не опоздает на автобус.
Он чувствовал всю необходимость этого общения. Он хотел задать ей миллион вопросов, и даже знал, какие. Да что там! Он даже парочку записал у себя на руке!

Наконец подъехал автобус и Крис, совершив обыденный ритуал (то есть обменялся парой слов с водителем и приложил к автомату свой проездной билет), осмотрелся.

Но сегодня автобус был без присутствия Эмилии.
Что-то больно кольнуло у него в левой части груди. Крис был уверен, что ещё чуть-чуть, и он потеряет сознание.

Она не пришла.

Девушка не пришла, и теперь до понедельника он будет вынужден ждать. А впереди ещё два дня выходных!

Взяв всю свою волю в кулак, парень глубоко вздохнул, а затем медленно выдохнул. Помогло.
Он повторил действия ещё пару раз.

А затем, закрыв глаза и вспоминая все произошедшее, стал думать, почему она не пришла впервые за целый месяц.

***

«Эмилия» стала для Кристофера наркотиком. Потребностью. Это превратилось в зависимость. Парень так сильно хотел получить новую дозу общения. Или даже не так. Он жаждал просто посмотреть на неё. Ведь один только взгляд на «Эми» поднимал его настроение на целый день. Но её не было. Не было и не было. Ни в понедельник, ни во вторник, ни даже в среду.
А Крис — человек, который был зависим от сигарет, чувствовал себя уже зависимым от другого — от рыжеволосой Утки. В автобусе ему было трудно дышать, и даже с выходом на улицу не становилось легче. Частые вздохи и выдохи больше не помогали. Ему нужна была она.
Ночью он вспоминал образ Утки и рисовал. Рисовал, не останавливаясь. Сначала глаза, потом нос, затем губы. На следующую ночь он рисовал её рыжие волосы, а затем милые веснушки и ямочку на левой щеке.
Спустя две ночи все было готово и с этим рисунком он ездил в автобусе. Теперь он любовался черно-белой картиной, формата А4.
Спустя ещё два дня, в очередную пятницу, двери автобуса открылись и вошла она. Увидев её, Крис обронил свой рисунок, а та, заметив свой портрет на полу, удивилась.

Она пришла, появилась так неожиданно и красиво.
Подняв рисунок с пола, девушка внимательно его изучила, а затем перевела взгляд на Него. Художника.

Ничего не сказав, девушка прошла к своему месту, а он, не думая, поплелся за ней.

— Где ты была?! — слегка прикрикнув, спросил он.— Тебя не было целую неделю, и я практически сошёл с ума!

Тут он опомнился. Крис стукнул себя по лбу и медленно вытянул рисунок из худых рук Утки.

— Почему ты на меня кричишь? — в полном недоумении спросила она. Утке казалось странным, что он позволяет себе такое общение.

— Прости. Прости, я забылся.— тот густо покраснел и снова мысленно проклял себя.

— Это ты сам нарисовал? — уже с хитрой улыбкой спросила Эми.

— Да…то есть нет. Нет. Не я, я нашёл это на асфальте, возле дома. Да.

— Хм, так значит это не ты?

— Хах, нет…с чего бы…с чего бы мне тебя р-рисовать…

— Ну понятно, понятно.

А затем в ход пошла очередная беседа.
Как оказалось, девушка недавно переехала, и по семейным обстоятельствам не ездила в школу.
Но теперь все снова нормализовалось, и Крис будет видеть своё увлечение день за днём опять.

~~~

Дни шли. Прошёл месяц, затем другой, потом наступил март. Весна наступила, но почувствовать её было практически невозможно. На улице была и метель, и град, и бесконечные сугробы, но солнца нигде не было.
Наверное, потому что солнце пряталось внутри у Кристофера Йонссона, который был одержим той зеленоглазой девушкой.
Но день за днём он видел, как она становилась все мрачнее и мрачнее. Её звонкий смех уже не звучал так часто, она стала чаще пропадать, и в конце концов, в среду, в марте, Кристофер, узнав домашний адрес Утки, поехал к ней, пропустив школу.
Он так сильно боялся опозориться и не найти её дома, отчего его одолевали сомнения, но все же, решив, что он не уйдёт, пока не поговорит с девушкой лично, позвонил в дверной звонок.
Никто не открыл.
Он постучал.
Послышались глухие шаги. Дверь открыла пожилая женщина, лет семидесяти, которая удивилась, увидев незнакомца на пороге своего дома.

— Аа… Эмилия…то есть…утк… — и тут Кристофер понял, что до сих пор не знает имя девушки, постоянно добавляющей краски в его серые будни.

— Извините, вы, верно, ошиблись домом. Всего доброго.— и женщина закрыла дверь прямо перед его носом.

Крис стоял в недоумении. Что ему ещё оставалось делать?
Ничего. Он лишь пошёл домой, и в последующие дни ездил на автобусе один, без сопровождения Эмилии.
Он не понимал, что с ней такое. Почему она не появлялась и отчего была такая грустная в последнее время.

С того момента прошло уже три дня, но парень не переставая думал о ней. Вся его стена в комнате была заклеена её рисунками.
Неужели влюбился? В ту, чьё имя не знал. Это смешно, — именно это могли бы подумать другие, но никто, даже он сам не знал, что именно Кристоферу Утка доверяла все свои секреты и рассказывала намного больше, чем остальным.
Для неё он был человеком робким и стеснительным, что часто её смешило.

Он думал только о ней, но даже не подозревал, что все Её мысли были заняты им. Он даже не подозревал, что стал для девушки лучшим другом. Человеком, с которым ей было легко и уютно.
Говорят, что дом — это не обязательно здание, где человек проживает. Это может быть место, где двум людям хорошо.
Именно он для неё был олицетворением чего-то уютного, надёжного…он был для девушки домом.

Только спустя месяц, когда Кристофер окончательно потерял надежду на встречу с ней, он занял место Эмилии в автобусе.
Читая новости, он наткнулся на заголовок, в котором было сказано о смерти четырнадцатилетней девушки знатного рода — Эмилии Карлайл Карлссон.
Увидев родное имя, Крис углубился в изучение статьи.
Прерывистое дыхание, учащенное сердцебиение и потные ладошки, — именно все это описывало Кристофера в тот момент. Буквально в следующую секунду парень испустил душераздирающий крик, даже не подумав о том, что может помешать остальным людям — на фотографии, прикреплённой к ужасной статье красовалась именно его Эмилия, его Утка.

***



Marie Grant

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться