Падающие в Пропасть

Размер шрифта: - +

Глава 9. Прекрасная гимнастка

Она не понимала, где находится. Вокруг бесконечная пустыня, белое чистое небо. Не видно ни солнца, ни луны. Она даже не могла сказать, что сейчас – день или ночь?

Лишь помнит, как летит в воздухе. Затем страх. Земля неумолимо приближается и хочется кричать от ужаса. Но грудь сдавливает ремнями нераскрывшегося парашюта. И из горла вырывается отчаянный хрип.

И вот она здесь. Но где? Это Ад ил Рай? А может быть Чистилище? Ей не хотелось верить, что она мертва. Поэтому она назвала это место – Пропасть. Место, где пропадают люди.

Она совсем одна в Пропасти. И больше никого. Ее все бросили. Забыли про нее. Боль и разочарование в близких кромсали душу. Ей захотелось что-то разбить, сломать, уничтожить, лишь бы выпустить из себя ту ярость, которая сводит с ума.

Она почувствовала, как воздух задрожал вокруг. Завибрировал, стало тяжело дышать. И неожиданно рядом разверзлась земля. Черный зигзаг убежал вглубь пустыни. Сразу полегчало. Она даже улыбнулась. Пронзительная догадка засела в мозгу. Она может управлять Пропастью. Все, что она сейчас видит – лишь плод ее воображения. И если она захочет, то построит настоящую Империю! Вот только какая она королева без подданных?

Этот вопрос следовало решить. И как можно скорее.

 

 

Старые, но на вид еще крепкие аттракционы, гигантскими змеями рассекали пространство. Заброшенные ларьки покосились от ветра, игровые автоматы мигали вдалеке неисправными экранами. А посередине заброшенного парка аттракционов высился огромный полосатый шатер. Он напоминал несуразное бесцветное пятно, которое оказалось здесь по чьей-то глупой ошибке.

Глубокая осень рисовала на окнах легкие морозные узоры, словно ленивый художник. А сердитый ветер гнал по песчаным дорогам грязные пакеты.

– Там… цирк?

Белла стояла, кутаясь в громадное одеяло. Невообразимо хрупкая. Нежная, растрепанная. Она смотрела на шатер, и ее глаза сияли, навевая на Влада воспоминания об их первой встрече.

– Он прекрасен, – благоговейно прошептала женщина. Зачарованный взгляд переместился на Влада. – Я так давно не была в цирке, – произнесла она, словно делилась ужасной тайной.

– Не думаю, что это тот цирк, к которому ты привыкла, родная, – Влад привлек жену к себе и поцеловал в макушку.

– Но так хочется…, – пробормотала ему в плечо Белла и тяжело вздохнула.

– Нет!

Крик Фаины разбил тихую близость Влада и Беллы, и они отпрянули друг от друга. Больше из-за неожиданности, чем из-за скромности.

Растрепанная Фаина вскочила с кушетки и подбежала к окну. Рукавом протерла запотевшее от дыхания стекло и снова разочарованно вскрикнула:

– Город исчез, а вместе с ним еда, тепло и крыша над головой! – девушка прижалась к холодному окну, рассержено разглядывая парк аттракционов.

– Радуйся, что это не север, – голос Славы напоминал урчание кота. Сонный, охрипший, мужчина еще не мог говорить с присущей ему резкостью. – Пойду, отолью, – ковыляя, он вышел из комнаты.

Ева сидела по-турецки на раскладушке, накинув на себя одеяло, и хрустела чипсами. Периодически она широко зевала и явно мечтала завалиться спать. Столкнувшись с Владом взглядами, Ева улыбнулась, но на Беллу еще смотрела настороженно. Девушка напоминала дикого зверька, который медленно и тяжело привыкал к новым людям.

– В этом он прав, – согласилась Фаина.

Растерянность и испуг прошел. Теперь она относилась к произошедшему, как к досадному недоразумению, которое вскоре разрешиться.

– Влад, принеси дров с улицы, надо заняться печкой, иначе мы превратимся в ледяных… Мифов, – они с Евой заговорчески переглянулись и рассмеялись.

Влад не оценил их черного юмора. Он еще слишком хорошо помнил, как задыхался. И вместо кислорода вдыхал густую горячую жидкость, а голова готова была разорваться на части от давления.

– Я сейчас вернусь, – шепнул он на ушко Белле, но она лишь коротко кивнула.

Взгляд женщины не отрывался от полосатого шатра. Она уже была там. На арене. На трапеции.

Улица встретила Влада морозной свежестью, и кожаная куртка, которую он нашел в прихожей, оказалась слабой помехой холоду. Он потер друг от друга ладони, чтобы согреться, и побежал к старому сараю, где в общую кучу были свалены кривые полена. Набрал в охапку дров и с трудом выпрямился. Но не спешил уходить.

Он смотрел на шатер и неприятное, склизкое чувство забиралось в сердце. Пропасть могла не меняться несколько месяцев, но уже на второй день пребывания Влада здесь все преобразилось. Он не верил в совпадения. И цирк появился тоже не случайно.

Влад стиснул зубы и выпустил кислород. Тонкий свист разрезал воздух.

«Пропасть может использовать ваши воспоминания»

Для человека, который никогда не был в Пропасти, Данилов был очень хорошо осведомлен о ней. Влад развернулся и направился к дому. У него оставалось меньше трех дней, чтобы найти выход.



Нана Рай

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: