Падающие в Пропасть

Размер шрифта: - +

Глава 16. Воспоминания одинокой женщины

Валерия бессердечно комкала в руке бумажный платок, который ей дали еще в отделении полиции. Писать заявление о пропаже внука, которого она не растила, все равно оказалось тяжелым ударом. А что если больше и не увидит? Валерия сделала глубокий вздох и уставилась на мимо пролетающие пейзажи. Таксист ехал слишком медленно для ее расшатанных нервов.

– Вы можете увеличить скорость?

Она нагнулась вперед и нахмурилась. Знала, что нельзя, что сердитая морщина обезобразит лоб, но сейчас это казалось такой незначительной мелочью, что Валерии хотелось смеяться от подобных мыслей.

– Я еду по правилам, к тому же впереди пробка. Если вас не устраивает, можете дальше идти пешком, – похожий на ящерицу таксист усмехнулся.

– Я заплачу в два раза больше, если довезете меня до клиники за десять минут, – прошипела Валерия и раздраженно откинулась на сидение.

Ухмылка исчезла с лица мужчины, и когда через семь минут Валерия отсчитывала ему пятьсот рублей, его глаза жадно блестели.

Последнюю сотню она со всей силы опустила на ладонь таксиста, припечатав ее:

– Дай бог вам здоровья! – съязвила она и развернулась на каблуках в сторону клиники.

При виде серого здания сердце затрепетало, как у маленькой девочки. «Возьми себя в руки!» Но молчаливый приказ плохо подействовал на Валерию. Внутри нее все дрожало. И она постоянно вспоминала большие глаза внука, так похожего на ее дочь.

«Пожалуйста, пусть он окажется там» – помолилась Валерия, прежде чем войти в здание. Но понимала: тщетно надеяться на чудо. Семилетний мальчик не мог самостоятельно добраться до клиники, в которой никогда не был.

Валерия не знала чего боялась сильнее. Того, что внук не вернется. Или же гнева Влада. Наверно два фактора объединились в один и подкосили ее внутренний стержень.

– Женщина, вы куда? – девушка-администратор бросилась следом за Валерией, когда та решительно пересекла холл и вошла в лифт.

– К дочери, – сухо заявила она перед тем, как двери закрылись.

Оказавшись наедине с собой, Валерия на секунду прикрыла глаза, вспомнив худосочную девочку с маленьким хвостиком на макушке.

 

– Мама, – она чуть ли не плакала, глядя на разбитую коленку, – я больше не могу заниматься. У меня ничего не получится!

Ссадины, синяки, растяжения – извечные спутники Беллы с детства.

– Ты сможешь! Ты станешь знаменитой, моя девочка, – слова Валерии всегда звучали, как заклинание. И она оказалась права.

 

Воспоминание переключилось.

 

– Валерия Александровна, она не сможет ходить. Трапеция для нее закрыта навсегда, – глаза врача пронзали ее, словно раскаленные прутья живую плоть. – Валерия Александровна…? – испуг изменил лицо мужчины. – Принесите нашатырный спирт, срочно!

 

И последнее. Самое больное.

 

Белла лежала на больничной койке, под одеялом покоились обездвиженные ноги. Губы слегка приоткрыты. Дремота сморила уставшую девушку.

– Моя дочь – инвалид, – Валерия широко распахнула сухие глаза. Боль просочилась внутрь, трусость победила. – Я подвела ее…

 

Валерия вздрогнула и вышла из лифта на третьем этаже. В тот день ей казалось, что бегство – единственный выход. Но она не смогла убежать от себя. От совести, которая маленькими острыми зубами каждый день выгрызала на ее сердце новые раны.

Валерия остановилась возле палаты Беллы. Сквозь прозрачное стекло на кровати лежала ее дочь. Красивая, талантливая и … погибающая.

Осторожно перешагнув через порог, Валерия подошла к Белле и неуверенно прикоснулась к ее прохладной руке.

– Твой муж рискует жизнью ради тебя, а я не сумела сохранить вашего сына. Никудышная мать. И я еще что-то говорила твоему отцу о том, как правильно растить детей, – с горечью добавила Валерия и выпустила руку Беллы.

Было невыносимо смотреть на нее и понимать – она не слышит. Хотелось щелкнуть пальцами и начать все сначала. Валерия поступила бы иначе. Для начала – не пыталась бы удержать отца Беллы.

Она вышла из палаты, как всегда не оглядываясь. Этому ее научила жизнь.

Найти палату Влада оказалось нетрудно. Он лежал недалеко, в двадцать пятой, и до сих пор спал. Валерия замерла возле его кровати. Бог послал ей чудесного зятя, но черствый характер не позволил оценить этот дар в полной мере. Все что она могла – это отталкивать Влада, оскорблять. Хотя на самом деле только она заслужила подобное обращение.

– Женщина, извините, вам помочь? – медсестра в белом чепце, словно сошла с фотографии. Она вошла в палату и замерла в ожидании.



Нана Рай

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: