Падение

Размер шрифта: - +

Глава 3

Я не спускаю глаз с Саши, который в третий раз за последние десять минут наполняет свою рюмку и, выпивая ее, тянется за сигаретой. Он и еще трое ребят, перекрикивая друг друга, делятся впечатлениями от сегодняшней защиты, периодически срываясь на дикий хохот. Я не знаю его с этой стороны. Впервые за время, проведенное вместе, наблюдаю за ним в привычном для него окружении, под изрядным градусом. В очередной раз, когда он грубо целует меня в губы, обдавая алкогольными парами, я ловлю себя на мысли, что начинаю бояться приближающейся ночи, которую мы должны провести в одной из спален. Комната насквозь пропиталась запахом табака, серый угловой диван залит непонятным соусом, в кресле спит тощий паренек по имени Максим. Около двадцати минут назад его стошнило в большую напольную вазу рядом с лестницей, ведущей на второй этаж. Из соседней комнаты грохочет музыка. Уверена, в эту самую минуту две девушки с электротехнического факультета отплясывают на резном журнальном столике, другого объяснения несмолкаемого мужского свиста я найти не могу. За моей спиной раздается звук бьющегося стекла, и сотни осколков вылетают из межкомнатной двери.

— Эй, парни, всё, угомонитесь! — пытаются разнять двух дерущихся, внезапно ворвавшихся в гостиную, трое ребят, которые потрезвее.

Я не уверена, что данное определение уместно, но на ум почему-то приходит слово «вакханалия». Вокруг меня невменяемые, никем не сдерживаемые обезумевшие самцы, дошедшие до нужного состояния, чтобы начать меряться достоинствами. Стоит поставить под сомнение их звание дипломированных специалистов…

Я встаю и кладу руку на плечо своего парня, готового к приему очередной порции спиртного, наклоняюсь к нему и тихонько шепчу на ухо:

— Саш, тебе, наверное, хватит на сегодня. Может быть, вызовем такси?

Не знаю, как я выгляжу со стороны, но даю голову на отсечение, в моем взгляде ясно читается мольба.

Сашка, пошатываясь, выдает нервный смешок, вырывает пальцы из моего слабого захвата и подносит рюмку к губам.

— Расслабься, малыш, хорошо ведь сидим! — берет в руки кусок шашлыка и макает в кетчуп. — Иди-ка к девкам подсядь! Э-э-э, — сунув два пальца в рот, оглушительно свистит. — Агапова, Машку мою в компанию возьмите!

— Конечно. Иди к нам, давай, — протягивая стаканчик водки с колой, улыбается его одногруппница.

Я выдаю вымученную улыбку, принимаю напиток из ее рук и спешу покинуть комнату. Тихонов не замечает моего ухода, о чем-то спорит с другом, схватив того за шею и уткнувшись в его лоб своим. Не думаю, что хозяева дома погладят сыночка по голове. Обстановка в помещении явно выдает довольно зажиточных людей, приложивших немало усилий для создания уюта в этом пусть и небольшом, но современном коттедже. Меня кто-то грубо толкает к стене. Обернувшись, я вижу Вадима, старосту группы, который, шатаясь и проливая на пол жидкость из своего бокала, куда-то бредёт.

Хотите честно? Я всегда считала, что самым глупым поступком в моей жизни была попытка лизнуть металлическую опору уличной качели. В мороз. На спор с мальчишкой в детском саду. Вокруг меня тогда столпились малыши, вышедшие на прогулку, а воспитательница поливала язык теплой водой, чтобы он наконец отлип от проржавевшей опоры. А я плакала и ненавидела Тёмку — того самого задиру, что меня подтолкнул на это безумие. Так вот, это просто цветочки! Сущий пустяк. Самый глупый и необдуманный поступок я совершила сегодня, когда в компании двадцати незнакомых парней отправилась за город. И присутствие среди них моего молодого человека ничуть меня не оправдывает. Будем честными: кроме того, что он хорошо целуется, обожает шоколадный пломбир и в этом году закончил вуз, я толком ничего о нем не знаю.

Я торопливо поднимаюсь на второй этаж, заглядываю в первую попавшуюся дверь и, убедившись, что никого здесь не потревожу, прохожу и сажусь на кровать. Меня немного пробирает дрожь, в голове проносится ураган мыслей, общая идея которых для меня сейчас очевидна: нужно уносить отсюда ноги! Я достаю телефон и нахожу среди контактов номер своей соседки.

— Ир, привет! Не спишь?

Я надеюсь, что в моем голосе не сквозит паника, хотя руки уже подрагивают.

— Да нет еще, фильм смотрю. А ты чего звонишь, я думала, ты там отрываешься на всю катушку, — удивляется она. — Маш, у тебя там все нормально?

— Да, в принципе, все неплохо, здесь довольно… весело, — улыбаюсь я неестественной улыбкой, вспомнив, какой хаос царит на первом этаже. — Ир, все нормально, но я не хочу здесь оставаться… Я думаю вызвать такси, но не имею ни малейшего понятия, как называется этот дачный поселок.

— Черт, Машка! Он что, тебя чем-то обидел? — наверняка, вскочив с кровати, с легко читаемым в интонации беспокойством спрашивает она. — Вы у Медведева?

— Да, у Сергея. И меня никто не обижал! Может, дойти до въезда? Наверняка, там есть табличка с названием.

Я семеню по комнате и начинаю грызть ноготь указательного пальца. Глупая привычка, говорящая о том, что я начинаю нервничать.

— Подожди, я до Морозовой добегу, она с Медведевым почти год встречалась! Подожди.

Слышу, как она к кому-то обращается, но слов разобрать не могу. Голоса внизу стали намного громче: видимо, кто-то устроил потасовку. Мне в голову не приходит ничего лучшего, чем закрыть дверь на замок. Через пару минут я вновь слышу Иришу.



Евгения Стасина

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться