Падение

Размер шрифта: - +

Глава 5

В нашем скромном женском коллективе из тринадцати девушек, живущих по соседству, существует поверье — если Лилька Андреева сделает тебе прическу на первое свидание, то ты обязательно останешься довольна встречей со своим ухажером. Не знаю, с чем это связано. Может, руки у нее золотые, а может быть, аура положительная, но никто, кроме Светки, не возвращался домой без улыбки на лице. И то Иванова уверяет, что все бы прошло замечательно, не окажись парень полным профаном в амурных делах. То ли его поцелуи не сумели разжечь в ней огонь, то ли руки блуждали по ее телу без должного пыла, но факт остается фактом – девчонка вернулась разочарованной и неудовлетворенной.

Так вот, сейчас я сижу на стуле и наблюдаю за тем, как Лилькины руки, лихо орудуя плойкой, превращают мои вьющиеся патлы в ухоженные крупные локоны. Я постаралась на славу, стремясь придать своему лицу презентабельный вид, заставила Иру заняться моими руками, выслушав гневную лекцию о взаимосвязи покусанных ногтей и наличия гельминтов в человеческом организме. Я несколько раз прошлась липким роликом по узким черным джинсам, которые решила надеть в сочетании с лёгким шифоновым топом свободного кроя, вымыла свои любимые босоножки на высоком устойчивом каблуке и сложила в небольшой клатч телефон, паспорт и немного наличных.

— Счастливая! Я с этим Андреем сама бы с удовольствием сходила поужинать. Он бы стал моим десертом, — мечтательно протянула Света. — Я надеюсь, ты надела приличное белье, это тебе не Тихонов, не угадаешь, как пойдет.

Я нервно хихикаю, глядя, как Лилька закатывает глаза.

— Ну Иванова! С твоими взглядами тебе бы мужиком родиться, — вмешивается Ира в наш разговор.

— Да-да! Журавлев до сих пор под впечатлением. Ты, наверное, первая из девушек, кто расстался с ним из-за нехватки свободы. Он ведь довольно милый и тебя до сих пор любит, — поддерживает Андреева мою соседку.

Света, издав протяжный стон, падает лицом в подушку, всем своим видом показывая, что устала оправдываться.

— Кому-то, может, и нравится, а меня все эти «ванильные» эсэмэски просто с ума сводят! Так что, к черту стабильность! А насчет белья — подумай!

— Тут и думать нечего, надень что-то до безобразия ужасное, чтобы вовремя остановиться! Поверь, если бы не плавки с утятами на моей пятой точке, я бы Светку давно обогнала по количеству партнеров! В самый пикантный момент я вспоминаю, что раздеваться не стоит, и поэтому….

— И поэтому ты умрешь старой девой! Если бы знала, что все дело в твоих трусах, я бы давно их сожгла, — перебивает Света Иринку и швыряет в нее плюшевого медведя.

— Ну все, Самойлова, принимай работу! — говорит мой личный парикмахер.

Я любуюсь своим отражением, а через десять минут стою, уже одетая, у окна, периодически выглядывая на улицу. Я довольна. Довольна всем. Собой — от кончиков пальцев на ногах до макушки моей головы. Ппогодой, которая немного испортилась, и мне не придется испытывать дискомфорт от жары. Девчонками, которые принимали участие в моих сборах и отвлекали своей болтовнёй, не давая паниковать. Когда мой мобильный заливает комнату звуками знакомой композициии, я хватаю сумочку и бегу по ступенькам, сбавив шаг лишь на последнем пролете. Через минуту я неспешно выхожу из подъезда и улыбаюсь Андрею, который открывает для меня дверь к пассажирскому сиденью. Жалею я лишь об одном — что не отрезала ярлычок на своих новых ажурных плавках.

Я вновь оборачиваюсь назад, чтобы еще раз посмотреть на внушительный букет предназначенных мне белых роз, чем вызываю смешок у своего сегодняшнего кавалера. Его светлая рубашка с подвернутыми рукавами выгодно подчеркивает смуглую кожу и голубые джинсы.

— Куда мы едем? — не выдерживаю я, когда мы въезжаем в центр города.

— Ужинать, — отвечает Андрей и сворачивает к большому трехэтажному зданию.

«Экватор» — самый большой развлекательный комплекс в этом районе, на первом этаже которого располагаются различные бутики.

Мы оставляем машину на подземной стоянке и поднимаемся на третий этаж, где организован большой игровой зал для детей. Здесь стоит невообразимый гул от раздающихся со всех сторон криков, малыши сбивают друг друга с ног, увлеченные беготней. Те, что постарше, играют в настольный хоккей или бьют грушу, следя за числами, мелькающими на электронном табло. Андрей берет меня за руку и увлекает в ту часть помещения, где родители, устроившись за пластмассовыми столами, поглощают еду и отдыхают от своих отпрысков.

— Я не знал, что ты любишь, и решил, что начать стоит отсюда! Только отнесись со всей серьезностью! — кивает он в сторону фут-корта. — Если ты сейчас выберешь пельмени, я решу, что ты истинная патриотка и предпочитаешь русскую кухню.

Я улыбаюсь, озираясь по сторонам и решая, какой марке общепита отдать предпочтение. Направляюсь к ресторанному дворику с каким-то дурацким итальянским названием.

— Ты зря мне не веришь, — пытаясь сохранять абсолютно серьезное выражение лица, обращается ко мне Андрей. — Я ненавидел физкультуру! Мы переодевались в кабинете и развешивали вещи на стул. Мои джинсы были просто гигантскими! Да я бы и сейчас в них утонул! Для десятилетнего парня это удар ниже пояса — осознавать, что в твои брюки можно засунуть половину класса!



Евгения Стасина

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться