Падение

Размер шрифта: - +

Глава 23

— Мама! Мама! Мама! — слышу голос Семена, который под аккомпанемент топота детских ножек становится все громче, после чего дверь нашей спальни ударяется о стену.

— Господи, ты нас раздавишь! — окончательно проснувшись от внезапного вторжения маленького захватчика, тру свое бедро, по которому так бесцеремонно прополз не такой уж и легкий ребенок.

— Папа! Ты будешь сегодня играть со мной в пиратов? — оседлав полусонного Андрея, перешел к делу сын.

Удивительно, как легко и просто ребенок сбрасывает с себя сонную пелену уже через пару минут после того, как покидает свою теплую и уютную постель. Наверное, я старею, потому что, глядя на кипящий в Семене энтузиазм, чувствую себя разбитой пенсионеркой.

— Мне мама вчера купила специальную шляпу! У тебя есть шляпа? — не позволяя отцу и дальше нежиться на мягком матраце, наседает малыш.

— Нет, а без шляпы никак? — приподнимаясь на подушке, отзывается Андрей. — Уверен, мама мне что-нибудь одолжит…

— Ну уж нет, и не подумаю! Семен, возьми папу для начала юнгой, они, наверняка, ходили в банданах, уж платок я вам легко пожертвую, — накидывая на плечи халат, встреваю в их мужской разговор.

— Эй, меньше чем на должность первого помощника я не согласен!

— Мама, а ты тоже юнга? — спрыгивая следом за мной с кровати, интересуется сын, стрелой выбегая из комнаты, чтобы через пару секунд появиться с огромной черной шляпой на голове.

— Нет, мама не юнга. Я ваш корабельный повар, и я уже бегу делать завтрак, пока вы не выкинули меня за борт за нерасторопность.

Я поднимаю с пола наши мобильные и демонстративно выключаю один за другим, напоминая, что Андрей задолжал нам хотя бы один семейный день, и отправляюсь на кухню, оставив их вместе решать свои пиратские вопросы. Когда на столе появляется свежесваренный кофе, сырники и овсяная каша, я вновь возвращаюсь в спальню, замирая на долю секунды, чтобы насладиться звуком их заливистого смеха. Это идеальное утро, без спешки, без раздающихся звонков, сигналов смс, чтения газет и проверки электронной почты. Такое утро каждый родитель обязан как можно чаще дарить своему ребенку.

— Давайте за стол, — зову их я, глядя, как Семен издает победный клич, взобравшись на высокий комод и вскинув вверх руку, словно шпагу, сжимая в ней вешалку.

— Пойдем, капитан, пока мама нас на британский флаг не порвала, — закидывая его на плечо, командует муж. — И сложи-ка оружие, — забирая обтянутую бархатной тканью вешалку, Андрей устремляется со своей ношей в кухню, не забыв подарить мне поцелуй, поравнявшись со мной в проходе.

— Куда теперь? — устраивая сына в детском кресле, интересуется он и усаживается за руль автомобиля.

Я перебираю в голове варианты, пока не нахожу в закромах своей черепной коробки самый удачный.

— Как насчет выставки? — пристегнувшись, делюсь я своей идеей. — В галерее на улице Герцена как раз открылся фестиваль молодых дарований. Я бы не прочь посмотреть.

— Думаешь, Сёмке понравится? — вскидывает вверх бровь Медведев, так и не тронувшись с места.

— Сёмка через десять минут уже заснет, в машине он всегда легко засыпает, тем более после детской площадки! Ты его загонял, — взглянув на утомленного ребенка, уставившегося в окно, заявляю я. — Твоя мама сегодня отдыхает, так что можем его завезти к ней и спокойно гулять ближайшие пару часов.

— О'кей, отправь ей почтового голубя, — выруливая со стоянки, отвечает муж.

— Ради этого можно и нарушить правило, — достав из бардачка телефон Андрея, улыбаюсь я, но тут же, передумав, заменяю мобильный на свой. — Мало ли, я его только включу, а тебя уже атакуют звонками. Анна Федоровна, здравствуйте! — поприветствовала я свекровь.

***

— Вот эта красивая! — остановившись у одной из картин, сообщаю я. — М. Скрипник… Тут много работ этого автора. По-моему, он просто талантище! — разглядываю удивительной красоты творения художника.

— Ну… Довольно мило, — подражая мне, склонив голову на бок, поддерживает меня Андрей. — Хотя я ничего не понимаю в живописи…

— Тут и не нужно ничего понимать. Факт налицо — цветы вполне правдоподобны. Я бы повесила ее в гостиной, — восхищаюсь букетом фиалок на полотне. — По-моему, это здорово, уметь вот так рисовать…

— Да уж… Может, где-нибудь поедим? Эти помидоры… — кивает муж в сторону висящего рядом натюрморта, — …разожгли во мне аппетит.

— Ты неисправим! Уверена, были бы тут выставлены раритетные автомобили, ты бы не торопился быстрее покинуть выставку! — смеюсь я, уже через десять минут после покупки билета заметив его незаинтересованность.

Муж лишь улыбается и, взяв меня за руку, ведет к выходу из зала. Я получаю удовольствие от подобного отдыха, пытаясь отогнать от себя мрачные мысли о том, что мы еще не скоро сможем повторить такую прогулку.



Евгения Стасина

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться