Падение

Размер шрифта: - +

Глава 33

Сегодняшнее утро выдалось на редкость снежным. Дорожные службы не справляются с нескончаемым потоком белых хлопьев, внезапно обрушившихся на шумный город, поэтому дорога до кафе заняла у меня целый час. После морозной прохлады улицы в помещении кажется душновато, и я сразу отыскиваю администратора, чтобы дать указание настроить кондиционер. Почти все столики заняты, в зале царит оживление, а беззаботный смех посетителей ласкает мой слух, заставляя сердце учащенно забиться от какой-то ребяческой радости, что мы не зря вложили столько сил в это здание.

Я устраиваюсь у окна, открываю крышку своего ноутбука и, в ожидании, пока загрузится система, начинаю оглядываться по сторонам. В небольших прозрачных вазах красуются свежие пионы, которые я попросил заказать, прислушавшись к Маше, питающей слабость к этим цветам. Я вообще замечаю, что в последнее время стараюсь во всем ей угодить, словно это поможет снять с моих плеч тяжкий груз вины за то, что в моих мыслях поселилась другая. Я задерживаю свой взгляд на огромном панно, чувствуя, как внутри все сжимается, возвращая меня в то недалекое время, когда Рита, вскарабкавшись на стремянку, так уверенно создавала этот пестрый шедевр.

Я помню ее немного неряшливый образ и твердо верю, что именно так и должна выглядеть женщина, посвятившая себя рисованию. Она убирала свои волосы в какую-то невообразимую конструкцию, обматывая голову широкой цветастой повязкой, чтобы выбившиеся пряди не падали на глаза, а ее широкий комбинезон всегда был измазан краской. В те редкие моменты, когда мне удавалось застать ее погруженной в свое любимое дело, я отмечал, что только наедине с собой она становится поистине настоящей. От нее словно исходило свечение, присущее любому талантливому человеку… Не знаю, сколько я так сижу, разглядывая ее работу, но, когда перевожу свой взгляд на монитор компьютера, с ухмылкой отмечаю, что он успел уйти в спящий режим.

— Андрей Павлович, там продукты привезли, — появляется рядом Вадим, паренек лет двадцати, подрабатывающий здесь официантом.

Я киваю и направляюсь к выходу на задний двор, чтобы лично проверить, не ошиблись ли мы с выбором поставщиков. Спустя тридцать минут я вновь занимаю свое место за столиком, замечая сложенную вдвое салфетку, мирно лежащую на папке с бумагами, над которыми мне еще предстоит потрудиться. Словно почувствовав пристальный взгляд, я поворачиваю голову к окну, натыкаясь на замершую у дверей мини-Купера знакомую стройную фигуру. Она неуверенно машет мне спрятанной в теплую варежку ладонью и, подарив какую-то робкую улыбку, скрывается в салоне автомобиля. Только когда машина выруливает с парковки и теряется в потоке куда-то спешащих авто, я решаюсь взглянуть на послание женщины, разрушившей мой устоявшийся мир, где шариковой ручкой выцарапано очертание так хорошо знакомой мне фиалки.

***

— Я говорила с твоей мамой, она не против остаться с Семеном на пару дней… Мы могли бы выбраться на лыжную базу, снять домик и хорошенько повеселиться, — обнимая меня со спины за плечи, предлагает жена, целуя мою шею. — Мы заслужили отдых, можем даже напиться. Я не откажусь от беззаботных выходных в кругу друзей. Возьмем Иру и Сашу, Антона с его художницей!

Я отчего-то замираю, сидя на кровати в нашей спальне, испытывая нервозность от простого упоминания о Рите.

— У Павлова сейчас какая-то Кристина, — сообщаю жене, расстёгивая пуговицу на рубашке.

— Жаль, Маргарита сумела меня впечатлить. И мы вполне могли собрать коллекцию ее работ, если бы твой друг все-таки решил на ней остановиться, — запуская руку под мою одежду, хихикает жена. — И чего вам, мужикам, не хватает? Красивая, успешная…

— Вообще-то, это она решила с ним порвать, — поясняю я, ловя тонкие пальцы жены у пояса своих брюк, за что она смиряет меня удивленным взглядом. — Я сначала приму душ. Устал как собака.

Маша спрыгивает с постели, одергивая задравшийся короткий халат, и улыбаясь направляется к двери.

— Тогда я пока приготовлю нам кофе. Сама целый день клюю носом.

Я нервно запускаю пальцы в свои волосы и тру глаза, ругая себя за то, что позволил так все усложнить. Мне не помогает душ, беспокойные мысли все так же роятся в моей голове, оставляя неприятный осадок от пришедшего осознания, что я глубоко увяз и никак не могу выбраться из поглотившей меня трясины. Не знаю, заметила ли супруга, что я целовал ее, словно на автомате, без должной страсти блуждая руками по ее телу. Однако она ничем не выдала своих мыслей, наверняка, списав мою отстраненность на накопившуюся за этот безумно долгий день усталость.

— Так что? Как насчет совместного отдыха? К черту друзей, закроемся в номере и будем целый день валяться, плюя в потолок? — вычерчивая узоры на моей оголенной груди, интересуется Маша.

— Я за. Только давай через недельку. Тем более сейчас там, наверняка, все места заняты. Все-таки Рождество…

— Ладно, я завтра с утра покопаюсь в интернете, — довольно приникая к моим губам, соглашается жена. Нужно что-то решать. Иначе я съем себя изнутри постоянной борьбой с собственным сердцем, в конечном итоге сделав несчастными всех, кто мне дорог.

***

Я делаю глубокий вдох, крепко сжимая руль, отчего костяшки моих пальцев белеют. На часах девять утра, и вокруг снуют прохожие, торопясь по своим неотложным делам, пока я, как какой-то маньяк, пялюсь на подъездную дверь, не решаясь выйти из своего укрытия. С момента нашего последнего разговора с Ритой прошел уже месяц, а с той минуты, когда я увидел ее на парковке, — нескончаемо долгая неделя, наполненная тяжелыми думами о том, как же мне дальше себя вести.



Евгения Стасина

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться