Падение Голиафа

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

Апарисиу вошёл в палату и включил свет.

Палома спала. Он подошёл к койке и некоторое время смотрел на девушку. Даже скромная больничная пижама не могла притушить её очарование. Она казалась самим воплощением Юности, Свежести, Невинности – полнокровная статная фигура, пухленькая мордашка с рыжими волосами, разметавшимися по всей подушке, и эти губочки, так трогательно бубукающие что-то во сне. Настоящая Спящая Красавица, так и хотелось разбудить её поцелуем…

Но Палома проснулась сама – то ли почувствовав застывшего перед ней мужчину, то ли просто от включённого света.

– Вы? – удивлённо проговорила она, протирая глаза. – Что вы здесь делаете?

Апарисиу показал ей сумочку и поставил на столик у изголовья койки.

– Ты забыла в офисе. Там твои документы. Между прочим, сейчас к пациентам уже не пускают – неприёмный час. Можно сказать, с боем к тебе прорвался, – похвастался он, усаживаясь на койку рядом с ней.

– Спасибо... Вы столько для меня делаете… – растерянно пробормотала Палома.

Апарисиу поморщился:

– Слушай, ну хватит уже мне выкать! Я ненамного старше тебя, и вообще, друзей принято называть на «ты».

– У меня никогда не было настоящих друзей, – призналась Палома.

– Ну, полагаю, человека, который спас тебе жизнь, можно считать настоящим другом, – с улыбкой заметил Апарисиу.

– Наверно… А почему вы на меня так смотрите? – неожиданно спросила Палома.

«Любуюсь. Ты такая милая». Апарисиу мог бы так ответить, но это было бы лишь частью правды. На самом деле, глядя на неё, он никак не мог отделаться от одной мысли:

– Я думаю о том, что, если бы ты решила повеситься не в чужом офисе, а у себя дома, как делают обычно, я бы сейчас с тобой не разговаривал, и вообще бы тебя не узнал. И мне кажется, я тогда много бы потерял…

– Этот офис не был для меня чужим, – возразила Палома. – Там, с Лукасом, я провела лучшие дни своей жизни. Поэтому и уйти из жизни я хотела там, – она тяжело вздохнула. – Зря вы меня спасли. Не будет же больше ничего хорошего…

– Будет, много всего! Я понимаю, ты сейчас чувствуешь себя потерянной, тебе плохо. Но это пройдёт, – увещевал Апарисиу, взяв её за руку. – Тебе просто сейчас нужен кто-то, кто заботился бы о тебе.

– Мне всегда был нужен кто-то, кто заботился бы обо мне… – прошептала Палома.

– К сожалению, я не смогу быть рядом с тобой постоянно. Но неужели у тебя совсем никого нет? Кажется, ты что-то говорила про мать. Скажи мне, где её найти, и я привезу её к тебе, – пообещал Апарисиу.

Палома покачала головой:

– Она далеко, в Лондрине, и ко мне не поедет. Она ненавидит меня.

– Так уж и ненавидит? – недоверчиво спросил Апарисиу. – Все родители когда-нибудь злятся на детей, но, когда ты в шаге от смерти, обиды забываются.

– Она не приехала бы даже на мои похороны, – твёрдо сказала Палома. – Она никогда не простит меня, я поняла это по её лицу в тот день, когда она застала нас с Жилберту.

– Жилберту? Это что, парень у тебя такой был? Ну да, наверно, и в наше время ещё остались мамаши, готовые проклясть дочь за секс до брака, – протянул Апарисиу. – Но я уверен, если я скажу ей, что вытащил тебя из петли, она…

– Жилберту не парень, ему было сорок пять, – перебила его Палома. – И он был женат…

– Ну да, это уже сложнее, такое осудили бы многие мамаши, даже в наше время, – признал Апарисиу. – Но всё же, когда она узнает, что ты чуть не умерла…

– Он был женат на ней. На маме, – уточнила Палома.

– Ты что же, переспала с отчимом? По своей воле? – Апарисиу был в шоке. Во даёт ангелочек…

– Да. Я любила его и хотела быть с ним. И я никогда не воспринимала его как отчима, – добавила Палома. – Мне было почти двадцать, когда она привела его в наш дом. И я сразу же влюбилась в него. Он был интересный… – она вздохнула, заново переживая моменты своей первой любви.

– Ну хорошо, если твоя мать всё про вас узнала, почему ты сейчас не с ним? Где он сейчас вообще? – спросил Апарисиу.

– Не знаю. Мы расстались, сразу же – оказалось, что он любил меня меньше, чем я его, – проговорила Палома. – Он даже пытался помириться с мамой, но она его не простила. И меня не простила, и не простит никогда. После развода она вышла замуж за одного хорошего человека, который давно был в неё влюблён. От первого брака у него остались две девочки. Слышала, она целиком посвятила себя им. Наверно, она довольна своей жизнью. Точно знаю одно – мне там места нет. Я не просто ушла из дома – я переехала в другой город, подальше от неё и от всех тех, кто знал про нас с Жилберту. Они все были против меня, никто меня не понимал. Такое ощущение, что человек для них как пиджак какой-то – кто первый надел, тому он и должен принадлежать… И в первый же свой день в Сан-Паулу, когда я пошла искать работу, я встретила Лукаса. Меня всегда тянуло к мужчинам постарше. Наверно, это из-за того, что я рано потеряла отца…

– Вряд ли дело в этом, – возразил Апарисиу, – я тоже рано потерял отца, но меня никогда не тянуло к мужчинам постарше.

Палома рассмеялась:

– Боже, что вы… что ты такое говоришь!

– Это стоило сказать хотя бы ради того, чтобы увидеть твою улыбку. Она у тебя очень милая, – Апарисиу ткнул пальцами ей в щёки. – Вон какие ямочки…



Ant

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться