Падение в небо. Овраг Голубого Тумана

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Все, что я могу сказать – никогда, слышите, никогда не поддавайтесь минутному порыву своих желаний! Это может стоить вам ноющих конечностей и головной боли, вперемешку с потрепанным лицом. Исходя из своего опыта, которому от силы минут двадцать, мне нужно пересмотреть свои пожизненные принципы.

Испытание было похоже больше на какое-то сумасшествие, которое предназначалось скорее врагам, а не юным организмам, которые дальше своего носа ничего не видели. И это в прямом смысле, ведь когда мутный купол накрыл полигон, пространство обволокло легкой темнотой и такой гнетущей атмосферой, будто в логове самого цербера. Теперь было понятно, почему желающих так мало.

Что мы только не делали на этом гиблом месте: стреляли из арбалетов, ползали в клетках с пауками и прочей живностью, укрощали нечисть, вязали морские узлы, переплывали бассейн с хищными морепродуктами и тому подобное. Честное слово, не проверочное испытание, а место пыток заключенных. Не хватает какого-нибудь стола с режущими предметами, стула с ремнями и хищной флоры, аки бонус.

Хотя, и такая имелась. Когда я бежала к следующей точке, где-то полмили, прямо из-под земли высунулась какая-то веточка и сообразила этакую «подножку», от которой я пролетела кубарем добрых метров пятнадцать, если не больше.

Не знаю, как остальные, а я учуяла хорошо воплощенный в жизнь подвох. Такой ощутимый, до боли в спине, как сказать. Бросив секундный взгляд в сторону Волков, которые за нами вовсю наблюдали, я удостоила Фаина мимолетным, но многозначительным взглядом. А ведь специально это сделал, капрал недоделанный.

Мужчина уже заслужил мою неприязнь. Чего только стоило это отстраненное выражение лица!

И вот я стою вместе с остальными прошедшими, коих теперь насчитывалось без меня целых шесть особей. На ногах держалась неуверенно, грозясь рухнуть прямо на пол, который манил своей мягкостью. Видок у каждого был хорошо потрепанный, будто после разборок в какой-то захудалой таверне за городом. Но все держались нерушимо, словно стена и, к моему удивлению, гордо.

Моя гордость, после такой нервотрепки и унижений в лице наблюдения высших по статусу, просто напросто опустила свой уровень обитания ниже плинтуса первого этажа. А сейчас мы были, к нашему же удивлению, на пятом, последнем этаже, в зале собраний, куда нас чуть ли не затащили силой.

Вообще, до и после этого действа нас проверяли на физические параметры. Приседания, отжимания и другие упражнения.

Снова выстроившись в шеренгу, наша ватага созерцала физиономии будущих начальников. Те, в свою очередь, разглядывали нас, как товар. Ненужный товар, позвольте заметить.

- Сейчас каждый пройдет тест на «пригодность» в магическом плане. Подходите, дуете в специальное устройство. Оно определит вашу расовую принадлежность. Далее направляете энергию в эту колбу, - капитан приподнял специальную банку странной, овальной формы, которая была частью еще одного механизма, который доставил сюда на тележке темный эльф. Тот самый, с которым у меня сразу возникло понимание на клеточном уровне. – Далее устройство сделает все за вас.

Хоть это радует.

Мы по очереди подходили и выполняли команды. Я была третей, а передо мной стояли, как оказывается, саламандра и полуэльф. Те были весьма сильны, если верить устройству, и отлично подходили на роль Хвостатого.

Когда подошла моя очередь, я с некой подозрительностью окинула все устройство, которое смутно напоминало стальной ящик с всякими рычагами, кнопочками в нишах и трубкой, в которую следовало дуть.

Набрав в легкие побольше воздуха, я выдохнула в отверстие. Было слышно, как закрутились шестеренки и будто заскрипели ржавые пластины. Через несколько секунд крышка этого ящика открылась, и от туда вылетел дымок с надписью: «Аазимар. Наследственность - коатль».

Пробежавшись глазами по буквам, я мельком глянула на окружающих. Капитаны, если и испытывали интерес, то хорошо его скрывали, исключая Фаина, который впился в надпись удивленным и заинтересованным взглядом. А кандидаты недоумевающе переглядывались между собой. Я фыркнула. Будто чешуек не замечали.

Медленно делая несколько шагов, я осмотрела следующий механизм, который теперь был похож на колбы, связанные трубками и другими принадлежностями. Теперь я почувствовала себя подопытным кроликом на столе алхимика. Таким маленьким и пока еще не готовым умирать кроликом.

Засунув руку в ту самую колбу, я сконцентрировалась и неуверенно выпустила энергию. Голубоватый дымок полетел через трубки и пробирки, постоянно меняя цвет, агрегатное состояние и температуру, иногда закипая и остужаясь. Зрелище походило на фейерверк, но когда энергия дошла до последней пробирки, но закружилась, словно вихрь, воплощаясь в…клочок бумаги.

Уважаемый капитан Макриан достал этот кусочек пергамента и пробежался глазами по буквам. Увиденное его не удивило, и он передал его другим капитанам. Те тоже резонно кивнули, и дворф подозвал следующего кандидата. Я вышла в дверь, куда и первые два нечеловека.

Они сидели на лавочке, в коридоре, и о чем-то болтали. Но, по закону всемирной подлости, в коридор заявилась моя надоедливая персона, прервав их светскую беседу. Они разом умолкли, как только дверь скрипнула и впустила меня. Их настороженные взгляды я могла почувствовать сквозь кожу.

Но настроения улыбаться или хмуриться не было, поэтому я подошла к окну, открыв то нараспашку. Приятный ветерок сразу обдул лицо, и я пообещала себе теплую ванну, когда вернусь домой. Появилось желание скинуть с себя пропитанную потом одежду, но я сдержалась от таких непотребностей.

Опустив взгляд вниз, я заметила маленьких, словно муравьи, существ, которые отдаленно напоминали людей. Сейчас это скорее маленькие точки на большом холсте художника. Без смысла существования, без имен, без истории и особенности, которая бы выделяла их среди этой отары. Вот, посмотришь на них, и сразу понимаешь, что ты такой же «безликий», как и они. Но мы даже не подозреваем этого, думая, что мы особенные и нам никто не ровня.



Рена Блэкмор

Отредактировано: 27.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться