Падение вверх. Хранитель

Глава 2. Тёмные силы и слабости


Ты не умел одного -
Сражаться и проклинать,
И ты забудешь его,
Но он вернётся опять,
Нальёт столетний коньяк,
Разгонит в снах вороньё,
Возьмёт в уплату пустяк -
Лишь вырвет сердце твоё.

(Канцлер Ги, "Король воздуха")

 

Вэл любила свою работу и всегда выполняла её с удовольствием. Она вообще любила всё, что имело к ней самой хоть какое-то отношение. Даже Алекс с каждым веком раздражал её всё меньше. В этом, правда, была больше его заслуга - стараясь дистанцироваться от нежно презираемой им сестрицы, он старательно не вмешивался ни во что, с ней связанное. Это устраивало абсолютно всех - и Алекса, который временами ловил себя на том, что с удовольствием бы стёр себе память, дабы не вспоминать последние семьсот лет, и Вэл, для которой история, связанная с Алексом и Катрин, была лишь досаднейшим казусом, имевшим по её, Вэл, глупости столь затянувшиеся последствия, и даже Айю, которая порой Алекса вульгарно боялась, боялась тем животным страхом, который чувствует загнанный зверь, уже достаточно чётко осознающий, что невидимый пока охотник уже приговорил его... И если поначалу Вэл пыталась выжать из нового состояния Алекса хоть немного пользы, хотя бы для себя, чёрт с ним, с общим делом, то в последнее время окончательно махнула рукой на это гиблое занятие. В конце концов быть демоном - это призвание, и талант здесь тоже нужен. Алекс же ко всему на свете был более чем равнодушен. При этом себе любимой перфекционистка Вэл редко позволяла хоть какие-то поблажки. Вероятно, именно поэтому она и достигла того, что в одном из величайших городов мира ни одна душа не могла быть продана, заложена или осквернена без её ведома, согласия и позволения. Славный городишко-муравейник гораздо лучше Парижа. В нём и людей побольше, и революции и войны затрагивают его чаще (особенно прошлые пару веков - пальчики оближешь, что ни неделя - то терракт, бунт, про восхитительные Тишинку и Хитровку вообще нечего говорить, этими проектами Вэл особенно гордилась, да и то, что было на стыке веков забыть невозможно - настоящий фейерверк!) Увы последние полвека Вэл отчаянно скучала. Да, была достигнута некая стабильность, но демону хотелось авантюр и новых впечатлений. Разовые акции типа серийного маньяка, настоящего, работающего со вкусом и удовольствием, или халатность на серьёзном предприятии с качественными последствиями, доставляли слишком много хлопот, плохо окупались, требовали массы ресурсов и времени. А гадить по-мелкому могут и рядовые демоны, брезгливо думала Вэл.

Помимо перфекционизма было у неё ещё одно качество, часто усложнявшее существование демоницы. Маниакальная принципиальность. В конечном итоге всё сводилось к скуке. Часто о нечего делать Вэл цеплялать за обыкновенного ничем не примечательного человечишку и категорически отказывалась сдаваться, пока не получит его заурядную душонку. В моменты такой никчёмной и бессмысленной охоты Вэл забывала обо всём на свете. Впрочем, она и не думала корить себя за эту маленькую слабость. Тем более, что развлекаться подобным образом она позволяла себе лишь изредка, в моменты резких приступов хандры и меланхолии. Расслабляться после трудовых будней демон третьего чина тоже умела, естественно, по канону. В шкафчике в кабинете главного редактора собственной газеты - большая бутылка приторно-тягучего "Бейлиса", в столе - пачка тонких вишнёвых сигарилл, по выходным - дорогой ночной клуб и пара загубленных душ, просто так, для галочки. Красиво, эффектно. А с понедельника вновь на работу. Редакция популярной газеты, любимая игрушка Вэл, или Валерии Дмитриевны, как её там называли, пока ещё не успела наскучить хозяйке, главным образом потому, что приносила не только материальный доход. Идеальное средство подавления, манипулирования, подчинения и наконец уничтожения не только отдельных персон, но и подобных корпораций. Так один из главных конкурентов, будучи полностью раздавленным компроматом и угрозой банкротства, не раздумывая пустился во все тяжкие, пошёл на откровенный подлог, воровство, и даже на убийство, правда, в состоянии аффекта, даже не догадываясь, что причиной всех его бед являлась его очередная мимолётная любовница Лера, очаровательная платиновая блондиночка с оленьими глазами. И когда несчастный был окончательно разорён, именно прелестная глупенькая Лерочка утешала его так пылко, заверяла, что никогда не покинет, собственными руками поднеся бывшему сильному мира сего последний бокал коньяка и вложив в его дрожащую ладонь припасённый им для защиты пистолет...

Алекс не брезговал работать у сестры, заведовал колонкой светских новостей, в офисе появлялся редко, предпочитал одиночество, жил почти в центре в элитной высотке, где имел сразу две квартиры, занимавшие весь первый этаж и весь пентхауз, с Вэл общался редко, задания её выполнял неохотно и до сих пор не понимал, почему называет сестрой монстра, разрушившего всю его земную жизнь.

Этот воскресный вечер Вэл против обыкновения решила провести дома. Ночь обещала быть холодной, беспрерывно шёл дождь, который она ненавидела. Двадцать граммов виски невольно напомнили ей о брате. Вэл усмехнулась про себя. Наверняка, тоже пьёт. Только больше, гораздо больше. А может, и девчонку привёл. Ему стоит только захотеть. Мало какая дура устоит перед кареглазым брюнетом на чёрном джипе "Тойота". Надо бы попросить у него пару-тройку этих шалав, вяло подумала Вэл. Когда наиграется, естественно. И чтоб на глаза больше не лезли... Экспериментов, подобных Егору, Вэл уже откровенно побаивалась... Один раз обошлось, но это был форс-мажор, просто посмотреть, что будет... Лучше перестраховаться. Да и от Егора в ближайшее время надо будет избавиться. Сразу, как докручу историю с этими студентами, решила Вэл.

Виски сделал своё дело, демон почти согрелась. Зябко кутаясь в молочно-белый, кашемировый кардиган, Вэл ощутила прилив нежности. Конечно же, к себе любимой. В такие минуты абсолютой гармонии со всем окружающим (не считая мерзкой погоды) она ощущала себя идеальной, совершенной и была абсолютно уверена, что так будет всегда. За двоих в этот вечер по злачным местам отправилась шататься Айя. Скорее всего, без добычи она не останется, эта мерзкая девчонка умела привлекать молоденьких глупых мальчиков, быть весёлой, компанейской, милой... Однако то, что она вытворяла потом, неизменно вызывало у эстетичной рафинированной Вэл отвращение и чувство гадливость. Она до сих пор не покончила с Айей или, скажем, не спустила на неё Алекса только потому, что не могла не иметь под боком хоть кого-то, над кем чувствовала своё безусловное превосходство. Маленькая слабость. Ни Егор, ни тем более Алекс не внушали ей такой уверенности в собственном совершенстве. Пусть работает, пронеслось в голове красавицы, закутанной в светлый кашемир. С паршивой овцы, как говорится...



Ксения Базанова

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться