Падение вверх. Хранитель

Глава 5. Плоть и кровь

...На пороге сна

Правда лишь одна -

Что живому - обман,

То мёртвому - вечность.

 

Канцлер Ги, "Песня о мёртвой долине"

 

 

 

 

Эту ночь Егор вновь провёл с Вэл и опять ненавидел себя за это.

Она ушла рано, торопясь на работу, и, проснувшись один в роскошной пустой квартире, на дорогих шёлковых простынях цвета топлёного молока, он особенно остро ощущал себя полным ничтожеством. Мысль о том, что всё это ради Маши, давно не утешала.

Частенько в отсутствие Вэл в квартиру нагло вламывалась Айя, старательно застигавшая Егора врасплох. Когда она впервые попыталась воспользоваться ситуацией, видимо, забыв учесть, какое отвращение и ненависть внушает Егору, он не сдержался и поступился принципом, что женщин бить нельзя. Айя нажаловалась Вэл, и Егор был наказан, несмотря на то, что Валери сильно позабавила эта ситуация. Айя с тех пор не прекратила своих домогательств, несмотря на то, что "подруга" более не защищала нахалку, ограничившись советом Егору "не бить дуру до смерти". Айя не сомневалась, что у Егора хватит силы свернуть ей шею. Он, конечно, потом горько пожалеет об этом, но ей, Айе, от этого уже не будет ни жарко, ни холодно. И тем не менее она не оставляла попыток штурма этой крепости, сначала по привычке, затем возник азарт и наконец - жгучая обида. Демонесса привыкла иметь дело с мужчинами, которые либо ещё не успели познать сладость женского тела, либо, пресытившись, не брезговали каждой, кто падала к ним в объятия. А тут человек, стоивший всех её жертв, жалких и ничтожных, разом. Человек с уже заложенной, но всё ещё чистой душой, и настолько прекрасным телом, что у Айи кровь бросалась в голову, когда она видела его спящим на постели Вэл, такого могучего и беззащитного одновременно. Ни один из живших когда-либо на земле мужчин не вызывал у неё такого неистового желания, такой страсти, которую невозможно было утолить. Порой, пожирая его глазами, Айя откровенно признавалась себе, что Егор был бы единственным, кто бы выжил после ночи с ней. Вэл смеялась над, как ей казалось, капризом девушки, а крепость была всё так же неприступна, и Айя погибала, изнывая от желания обладать им и ненависти к себе.

Егор постарался как можно быстрее принять душ и сбежать из дома Вэл до того, как туда вломится её сумасшедшая наперстница. Он почему-то не сомневался, что Айя непременно явится сегодня. Уже на пороге его настиг телефонный звонок.

- Доброе утро,- промурлыкала Вэл из трубки,- Уже проснулся?

Егор поморщился и промычал нечто невразумительное.

- Ну и сла-авненько,- подытожила Вэл,- Приезжай в офис, у меня есть для тебя работа.

Работа. Егор ненавидел подобные моменты. Работа. Значит, ему вновь нужно будет куда-то ехать, с кем-то разговаривать, кого-то обманывать, возможно, спаивать или угощать чем-то похлеще, что-то продавать, что-то рассказывать, нечто ужасное... Одна девочка, смутно похожая на Машу, после беседы с Егором без слов шагнула в окно. Егор был тогда более чем неопытен, работал на Валери не более трёх месяцев, и, разумеется, в последний момент выловил обезумевшую девчонку из оконного проёма... Как когда не смог сделать с Машей... И плевать, что его не было тогда дома. Этого он не простит себе никогда. Догляди он тогда за сестрой - ничего бы не случилось, и ему, Егору, не пришлось бы сейчас ехать в офис своей мучительницы за очередным заданием...

Бюджетная серенькая иномарка, чудом не попав ни в одну из утренних пробок, притормозила у зеркально-стеклянной башни, где, как соты в улье, располагались многочисленные офисы, в том числе и филиал редакции. Здесь же находился главный офис, где заседала Вэл, а также офис её братца. К Алексу у Егора было неоднозначное отношение. С одной стороны он глубоко ненавидел и презирал всю их братию, с другой... Алекс был слишком уж нетипичным демоном. Флегматичным, неразговорчивым, умным, тонким... Егор не знал ничего о делах, которые проворачивал брат Вэл, и не желал знать... Просто хотелось верить, что здесь тоже могут быть не до конца пропащие люди... Господи, ну какие люди?! В двадцать девять лет нельзя быть таким наивным идеалистом, нельзя! И за это Егор тоже себя ненавидел.

Спустя несколько минут он уже предстал пред очи Валери, весёлой, свежей, одетой в изумительный белоснежный брючный костюм.

- Доброе утро,- промурлыкала она, легонько целуя Егора в щёку,- Выспался?

- У тебя есть для меня задание?- он проигнорировал вопрос.

- Так не терпится приступить?- умилилась Вэл,- Ты никогда раньше не рвался на работу, а тут даже не обнял меня. Ну...,- она вновь приблизилась к Егору, закинула руки ему за шею и выжидательно заглянула в его глаза. Он отвёл взгляд, скрипнув при этом зубами так громко, что Вэл, кажется, услышала. Услышала и обиделась. Или сделала вид, что обиделась.

- Нос воротишь, мразь неблагодарная,- пробормотала она как бы про себя, но так, чтобы Егор расслышал,- Ну ладно...

Девушка подошла к столу, выбрала из папки сложенный вдвое листок и протянула мужчине.

- Съездишь вот по этому адресу. Квартиру снимают двое студентов. Нас интересует он,- девушка положила на край стола чёрно-белую фотографию, на которой был изображён худощавый небритый парень с нахальными глазами и кривой улыбкой,- Ночью, после двух, зайдёшь в квартиру,- поверх фотографии легла связка ключей,- и вколешь ему вот это,- Вэл продемонстрировала шприц, наполненный мутновато-серой жидкостью, в запечатанном пакете. "Вещдок" - промелькнуло в голове у Егора, бывшего юриста.

- Главное - не разбуди их,- закончила Валери, усаживаясь за стол и неспеша раскуривая ароматную коричневую сигарету,- Не стоит так уж явно намекать на вмешательство из вне... Они и так в курсе.

- В курсе чего?- осведомился Егор, сгребая со стола фото, ключи и пакет.



Ксения Базанова

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться