Падение вверх. Хранитель

Глава 11. Дай огня!

Corda nostra laudus est.

(Наши сердца больны от любви)

 

 

 

Шаги Тима и Виктора отражались от стен опустевшего института гулким эхом. В здании не было ни души, хотя Тим знал, что это не так. И что это вообще не институт. Это его видимость, созданная Витей.

Учёный кивком головы поманил ангела к одной из обшарпанных дверей и положил руку на железную ручку. Дверь с препротивным скрипом отворилась, и мужчины вошли в аудиторию. Это оказался класс для семинарских занятий, небольшой, достаточно уютный, освещённый холодным светом робкого осеннего солнца.

- Смотри,- вполголоса произнёс Виктор.

Тим видел.

За второй партой у окна сидела подперевшая головку кулаком Дина. Время для неё было остановлено, но, в отличие от всех преподавателей и студентов, она почему-то оставалась на месте, там, где её настигла иллюзия Виктора.

Тим непонимающе взглянул на соседа. Тот пожел плечами и уселся прямо на преподавательский стол.

- Не могу,- сообщил он,- Не властен.

- Почему? Кто она?

- Пока человек. Потом... Боюсь, тебе виднее будет,- с неожиданной злобой выплюнул учёный.

- Что я сделал?- осторожно поинтересовался Тим, не понимая, куда Виктор клонит.

- Это должно было быть идеальное воплощение пятого чина,- угрюмо объяснил сосед,- Всего одно условие - не любить! Не знать земной, сука, любви! И она бы её не узнала! Никогда!

- Она меня не любит,- попытался возразить Тим.

- Она тебя полюбит!- взвыл Виктор,- Такая хрень раз в сто лет происходит, и она тебя полюбит! Ты знаешь, что это для нас смерть? Она не станет серой, если будет отравлена этой... этой...

- Любовью,- подсказал Тим.

Виктор устало посмотрел на него налившимися кровью глазами.

- Да, любовью,- с усилием подтвердил он,- Короче, брось её, а? Пошли, не знаю, скажи, что помолвлен, придумай что-нибудь. Мы не можем потерять ангела Мечты, ты же знаешь, это нереальная редкость. Кто-то без неё вообще не выживет!

- Я не могу сделать ей больно...

Виктор всхлипнул, заломил руки и стал монотонно раскачиваться вперёд-назад.

- Эгоист хренов,- бормотал он,- Все вы такие. Вроде светленькие, чистенькие, а творите дрянь. Ни себе, ни людям. Во имя добра... во имя любви... Пусть хоть всё человечество сдохнет нахрен, или деградирует, или ещё что... Но зато во имя добра! Суки... Лицемеры... Ненавижу!

Тим, опустив голову, молча слушал его стенания, украдкой поглядывая на неподвижную Дину.

Диана. Серый ангел Мечты. Пятый чин. Тот же иллюзорник, только не внешний, а внутренний, и чином ниже. Тот, кто губит, а порой даёт силы и надежду, стимул к существованию, разрушает жизнь или возносит на вершину, знакомит с прекрасным, нужным, голубым, белым, хрустальным, воздушным, осязаемым, достижимым и несбыточным. Она уничтожит многих и возродит столько же. Если только станет...

- Она выкупная,- глухо сказал Виктор, закрыв лицо ладонями с растопыренными пальцами. Тим встрепенулся.

- Что?

- Что слышал!- огрызнулся вроде бы успокоившийся серый.

- Я думал, сейчас уже никто не...

- Видишь, есть ещё сказочники... Или дураки. Или святые. Или и то, и другое,- Витя помолчал,- Знаешь, кто? Юлька твоя!

Тим, потрясённый услышанным, не перебивал.

- Им по шесть лет было,- проворчал Виктор,- Две подружки, в гости друг к другу бегали, пока Динка с родителями на другой край Москвы не переехала, в куклы играли, и всякая хрень. Динка подцепила насморк, ерунда, но почему-то дало осложнение. Короче, слегла с ангиной, потом с пневмонией, антибиотиками её обкололи, только не впрок. Девочка от природы слабенькая, ясно было, что не выкарабкается. Мать в обмороке, отец поседел. А Юлечка в подъезде у двери дежурит, скучно ей без подружки, и жалко её. И вот в один день, точнее, вечер, видит - поднимается по лестнице тётенька..,- Виктор замолчал, становясь всё бледнее,- Хрен знает, как она сообразила. Дети в этом плане, конечно, более чуткие, но не настолько же. Короче, Юлька говорит, мол, тётенька, Вы за Диной? Тётенька говорит, за Диной, девочка. Та: "Вы её навсегда заберёте?" "Навсегда". "Тётенька, не забирайте, давайте я Вам свою куклу отдам!" "Не нужна мне, девочка, твоя кукла, мне нужна живая девочка". "А хотите, говорит, котёнка?"

Голос Вити сорвался, то ли от нервов, то ли от того, как старательно он изображал голоса маленькой Юльки и "тётеньки", но Тим и так всё понял.

- Влада - дура сентиментальная!- горько резюмировал учёный.

- Так это была Влада?- уточнил Тим.

- Прикинь!- зло посмотрел на него серый,- Естественно, растеклась, разнылась... Короче, пошла Динка на поправку, а котёнок Юлькин сдох. А теперь прикинь, сколько лет коты живут?

- Дине осталось немного. Можно будет опять её выкупить?

- Ты не обнаглел?- завизжал Виктор, и стол под ним угрожающе зашатался,- А не проще отдать её мне и подарить бессмертие?

- Без любви?

- Идиот!- завопил серый. Моментально утихнув, сплёл пальцы в замок, что-то прикидывая, и спокойно добавил:

- Боюсь, нет. За ней снова придёт Влада, это скорее всего. С кем-то ещё можно было бы договориться, но придётся убить Владу. Выбирай.

- Я не буду выбирать,- ровно ответил Тим,- Это не в моей компетенции - выбирать. Я не имею права вмешиваться. Я был бы счастлив, если бы ты сделал её бессмертной, но запретить ей любить я не могу. Её выкупили для земной жизни, для любви, понимаешь. Один такой день стоит вечности. Знаешь, кажется, единственное верное решение - дать ей выбрать самой, не думаешь?

Виктор обречённо махнул рукой и сполз со стола.

- Выметайся,- бесцветным голосом сказал он,- С вами, светлыми, каши не сваришь,- и, выпустив Тима из аудитории тихо добавил сквозь зубы:



Ксения Базанова

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться