Падение вверх. Хранитель

Глава 14. Живой

Чтобы жить, может быть,

Тебе придётся меня убить...

Мы не на войне!..

 

К. Легостаев, "Мы не на войне"

 

 

 

- Между прочим, скоро Новый год,- веско сообщила как-то Дина, чем повергла Иду в шок.

- У вас на Земле, однако, быстро время летит,- проворчала она, пряча от греха подальше банку кофе, которую едва не опрокинула.

- У кого празднуем?- бодро поинтересовался Антон.

- У нас,- обронил Тим задумчивым, но не терпящим возражений тоном.

Юля открыла было рот, но тут же закрыла. Она знала, что с ангелом, буквально не выпускавшим из поля зрения ни Юлю, ни Дину, спорить бесполезно. Последний месяц превратил Тима в болезненно тревожного параноика. Впрочем, это было оправдано. Один раз на них с Диной попытался наброситься какой-то не в меру услужливый бесёнок. Именно так Тим и выразился - бесёнок, хотя это был дюжий парень с изуродованным шрамом лицом. Впрочем, прикоснуться к Дине, тем паче к Тиму он не осмелился, только протявкал что-то о том, что это не его, то бишь не Тима, человек, и лучше бы её по-хорошему отдать. Выслушав веское замечание, что Тим "имеет право применить силу вне зависимости о того, кому принадлежит Дина", мелкий демон сбежал, а ангел потом несколько дней мучительно соображал, с чего это Вэл подослала к ним настолько мелкую сошку, и подсылала ли вообще.

- Уймись,- посоветовала Ида, бухнув перед ним здоровенную кружку жасминового чая,- Этот хлыщ просто выслужиться хотел.

- Почему она ничего не делает?- замученно вопрошал Тим,- Чего она ждёт? Когда мы ослабим бдительность?

Ида пожала плечами. Вэл скоро перейдёт в наступление, она точно знала, потому что через полгода будет поздно. И им обеим это известно.

...- Полгода...

- И ты больше не вернешься?- спросил Егор звенящим от напряжения голосом.

Они брели по своему любимому маршруту, от Патриарших до Садового. Ида не выдержала унылого настроения Тима, оставила его на попечение Дины, которая справлялась с этим, пожалуй, лучше всех, проводила Юлю и Антона на работу и сбежала на... встречу. Встречу, которую Дина упрямо величала "свиданием". Ида каждый раз досадливо отмахивалась. Отмахиваться приходилось часто. Юля многозначительно закатывала глаза, Антон бурно радовался, что Ида хоть на какое-то время перестаёт его пасти, хотя пасти особо вроде как и не требовалось. Вэл делала вид, что не замечает практикантов, задания давала скучные, общалась с Антоном и Юлькой через третьих лиц. Алекс бродил по издательству хмурый, зыркал по сторонам, и Юлька дико его боялась, сама не зная, почему. А Егора не боялась, и когда Ида однажды притащила упирающегося мужчину к ним домой "на кофе", Юлька с удовольствием с ним пообщалась. Общение свелось к тому, что Юлька, вежливо уточнив, не оставить ли их наедине, уселась напротив Егора и долго-долго сканировала его взглядом. Егор сидел чернее тучи, чернее кофе, который Ида наплескала ему в огромную кружку, и стыдливо молчал. Видимо, думалось ему, ангел объяснила своим людям, что он, Егор, "хороший", и бояться его не надо. Может даже в общих чертах посвятила их в его историю. Егору было наплевать. Перед студентами он извинился - и баста!

Юльке было далеко не наплевать, она мужчину "одобрила". Прямо так и сообщила, едва за Егором закрылась дверь, что одобряет, и что Егор Иде "подходит". Антон, присутствовавший при этой сцене, испугался было, что Юлькины глупости разозлят ангела.

Ида не разозлилась, а, скорее, огорчилась, чем дико удивила Антона.

- Что ты несёшь?- расстроенно вопрошала она,- Ну вот что ты несёшь? Я же объясняла, зачем я с ним вожусь! При чём тут...

- Ну он что тебе, ни капельки не нравится?- Юльку этот факт тоже расстроил чуть ли не до слёз.

- Я не знаю, как это, когда нравится,- устало сообщила Ида,- По-человечески, в смысле. Я вас всех люблю, по-ангельски. За то, что вы люди. А тех, кто несчастен и страдает, ещё больше люблю. Но это не то, что ты имеешь в виду.

Юлька вспыхнула и расстроилась ещё больше. Ей вдруг стало безумно жаль Иду.

Антон думал о том, из-за чего бы и ему расстроиться, раз пошла такая пьянка.

Одобряет она, ишь!

Ида Дину, например, тоже одобряла. Их отношений с Тимом не одобряла, а Дину - да! Ангелы один раз едва не поссорились из-за своих "отношений". Ида с пеной у рта доказывала, что у неё с Егором - совсем не то, что у Тима с Диной, которые, как выражалась Юлька - знаток человеческих отношений - "мутят". Тим вяло отнекивался, отбрехивался, огрызался и с ужасом осознавал, что ещё немного, и будет поздно, они в самом деле "замутят". Ида с некоторым сожалением понимала, что с Егором они не "замутят" никогда.

Это не свидание, а встреча!

- Когда ты уйдёшь, я покончу с собой,- мрачно заявил Егор, не глядя на Иду. Они сидели на одной из скамеек на Триумфальной площади, с сожалением поглядывая на качели. Качели были заняты все до одного.

Ида медленно подняла руку и от души треснула Егора по плечу.

- Бред не неси,- велела она. Никому, кроме Вэл, от этого лучше не станет. И потом, наверняка она это предусмотрела. Только тебе не сообщила... Блин, как тебе объяснить... Как страховка! Ты дом застраховал, а сам поджёг! И фиг тебе кто деньги выплатит, понял!

Его внимательно выслушал эту тираду на дурацком подростковом слэнге, потирая ощутимо ушибленное плечо и глупо улыбаясь. Ида казалась ему ужасно нелепой и невероятно восхитительной. Что бы она не творила, во что бы ни одевалась, как бы ни выражалась - она была лучше всех! Во всём. И не потому, что так рьяно стремилась ему помочь. Пока что она толком ничего и не предприняла, разве что всегда внимательно выслушивала его исповеди. Егору было по-прежнему всё равно.



Ксения Базанова

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться