Падение вверх. Хранитель

Глава 20. Дары волхвов

Acceptissima semper munera sunt, auctor quae pretiosa facit.

(Лучше всего те подарки, ценность которых в самом дарителе)

 

 

 

Зоя Артёмовна, тоненькая старушка самого аристократического вида, что называется, "из бывших", одетая в дорогую шубку из чёрной нутрии и кокетливую шлапку с вуалью, прижимала к себе изрядно помятую Мику, повисшую на её руках, как изъеденная молью горжетка. Тим и Ида стояли рядышком, скорбно покачивая головами, и внимали рассказу бедной старушки о безвременно ушедшем племяннике, молодом, подающем такие надежды учёном, ставшем жертвой коварного инсульта... Ида не могла не отметить, что телевизионщик сработал потрясающе, сразу видно, профессионал...

- ...А главное - деток не успел нажить,- сокрушалась бедная тётя Зоя,- У него и девочка появилась недавно, из его университета... Он всё рассказывал...

Ида напряглась и быстро посмотрела на брата. Тим тоже понял, о какой девочке говорил Виктор, но не повёл и бровью.

- Я Витеньку в Питер отвезу,- сообщила тем временем Зоя Артёмовна, опуская Мику на снег. Собачка села, где стояла, как сломанная игрушка,- Его утром кремировали...

С этими словами старушка достала на свет божий белоснежный кружевной платочек и громко, совершенно неэстетично высморкалась. Мика задрала плоскую морду и взвыла.

- Нам так жаль, Зоя Артёмовна,- в который раз повторил Тим.

- Хорошие вы ребятки,- умилённо сообщила соседка, пряча платок,- А на квартирку, вот, уже покупатель нашёлся. Зять у меня риэлтором служит, подыскал... Хороший мальчик покупает, молодой, вашего возраста... Может, подружитесь... Главное, чтобы притон не устроил... Ну да вы проследите, если что...

Ида и Тим заверили старушку, что непременно проконтролируют "хорошего мальчика". Наконец тётя Зоя чинно простилась с ангелами и, прихватив Мику, скрылась.

- Интересно, кем он на самом деле ей приходился?- задумчиво пробормотала Ида.

- Никем, скорее всего,- Тим пожал плечами,- Он был иллюзорником, не забывай, ему ничего не стоило убедить Зою Артёмовну, что он её племянник.

- Да просто зачем она ему понадобилась?- не унималась Ида.

- Может, ему просто было одиноко,- предположил Тим. Ида недоверчиво подняла бровь.

- Серому ангелу? Одиноко?

- Ты не поверишь, как некоторым из них тяжело всегда быть одним,- печально пояснил Тим,- Думаешь почему Кристиан и Влада заводят любовников, Виктор нашёл "тётю", мужчина, забравший Витю, пошёл работать на телевидение, где всегда шумно и людно? Они любят людей гораздо сильнее, чем хотят показать, и всё время к ним тянутся.

При упоминании Криса и его пассий Ида еле заметно скривилась. Тим ничего не заметил - он не к месту вспомнил истерику, случившуюся с Диной, когда та узнала, что чудика-преподавателя хватил инсульт. Естественно, Ида ни словом не обмолвилась о том, что произошло на самом деле, ей и Тиму пришлось мести хвостом, выдумывая небылицы о смертности Серых ангелов, и Дина вроде поверила.

- Мне в редакцию надо,- скорбно сообщил Тим, щурясь от непривычно яркого солнца, отражающегося от свежего снега.

- Когда они уже отстанут от тебя,- проворчала Ида,- Новый Год на носу!

Тим пожал плечами и покорно поплёлся в сторону метро. А Ида пешком направилась к Динкиному институту, прикидывая на ходу, стоит ли посвящать Тима в её план. По всему выходило, что стоит. Но пост-фактум, решила Ида.

 

 

 

* * *

 

 

Айя забилась в угол приёмной и боялась пикнуть. Над офисом носилась гроза, какой демонесса не могла припомнить. Всех сотрудников, включая секретарш, как ветром сдуло. Вэл явилась утром в редакцию и обнаружила на своём столе заявление об увольнении по собственному желанию от Проскурина А.В., который более уже не являлся подчинённым госпожи Ольховской. Но самое страшное - заявление было подписано. Всё.

Вэл более не имела ни малейшей власти над Антоном. Ни намёка.

Ольховский А.Д. - размашисто значилось на заявлении.

Нет, вот это было самым страшным.

Любопытство не пускало Айю домой, подальше от грозы, а ужас не давал двигаться. Поэтому девушка сидела тихонечко, мелко кроша лист бумаги дрожащими пальцами, и прикидывала, что в итоге останется от Алекса - лужа крови или кучка пепла.

Алекс в это время со скучающим и невозмутимым видом сидел в одном из кресел в кабинете Вэл. На все её вопли он реагировал холодным молчанием. Даже когда она перебила все бутылки и бокалы в баре. Даже когда, размахавшись крыльями, обвалила все папки, бумаги, полки, всё, что ранее чинно стояло на столе и висело по стенам. Даже когда пол кабинета разверзся и всё подряд полетело в чёрную чавкающую воронку. Даже когда вспыхнули жаллюзи на окнах и потянуло горелой пластмассой, а под потолком сработала противопожарная система.

Даже когда на самом Алексе задымился пиджак, а кожа начала плавиться и сжиматься. Демон просто закусил губу, понимая, что скорее всего сейчас наконец-то сдохнет, видимо, от болевого шока.

Всё закончилось неожиданно. Валери, очевидно, просто устала.

Алекс приподнял ресницы усилием успевшего слегка затуманиться сознания. Сестра стояла посреди разрушенного кабинета, по-бычьи наклонив голову вперёд, и тяжело дышала. Волосы Вэл растрепались, костюм кое-где порвался, вся демонесса была перепачкана копотью, "украшена" собственными перьями, с неё ручьём стекала вода, ещё секунду назад бившая из-под потолка на импровизированный пожар.

- Как ты мог его отпустить?- прошипела Валери, сжимая кулаки,- Без моего ведома...

- Твой эксперимент снова провалился?- хрипло усмехнулся Алекс, выравнивая дыхание,- Не на тех ставишь...

- Я убила бы тебя прямо сейчас,- Вэл, похоже, почти успокоилась, её голос наполнился холодным презрением, даже ненавистью, но не пылкой, а страшной - рассудочной.



Ксения Базанова

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться