Падшая

Размер шрифта: - +

Глава 4

4.
Склонная считать удивление слабостью, я едва сдержалась, чтобы не вытаращиться на столь неожиданное явление.

- Да вот думаю зарядить пушку поскорее, чтоб мне башку раньше не оторвали, и валить на поиски ванны,- называть глок пушкой, особенно когда рядом опасно торчала винтовка, было, конечно, несколько комично, но я специально тянула время, заводя нечто вроде дружеской болтовни со своеобразными откровениями - кто знает, что у  этой девки на ее шизофреничном уме.

- А ты как? Удачная ночка, да? - кивнула в сторону груды костей.

Патроны по одному заскользили в обойму. Сейчас-сейчас. Еще чуть.

Один плюс - спать расхотелось напрочь. Во всяком случае, пока на мне эта слизь и девчонка с неясными намерениями рядом.

Та же, рассеянно поправив тонкими пальчиками выбившуюся прядь, посмотрела в сторону, куда я указала, как будто не знала, что там.

- Да... – улыбнулась, впрочем, довольно мило, принялась качать винтовкой из стороны в сторону, - очень приятная ночь сегодня -тепло, темно, и, главное, тихо... – рассуждала вроде стройно, а затем коснулась кончиками огрызенных ногтей висящего на ремне медвежонка,  и понеслось… - Мы с Барни любим, когда тихо... Весь этот шум, взрывы, выстрелы - это всё не для нас...

Ну всё, худшие опасения подтвердились, пора валить. Но сумасшедшая, как назло, зашептала и шепот ее в наступившей вдруг тишине разносился, казалось, на мили вокруг:

- Можешь не спешить. Их было четверо, но последний скрылся в подвале.

Девушка внезапно уселась на тёплый ещё асфальт, поджав ноги под себя, а винтовку положив к себе на колени. Она явно не желала приближаться ко мне, предпочитая оставаться на определённом расстоянии от незнакомой женщины. Видит Бог, я хотела того же.

Пара непослушных рыжих прядей вновь выбились из хаоса и  упали на лицо. Девушка, словно чего-то ожидая, теребила в руках истерзанного жизнью медвежонка, не отрывая от меня взгляда.

- У тебя есть яблоко? - внезапно выдала она и, чуть смутившись, добавила, - Барни мне сказал, что у тебя для меня есть яблоко...

Оу....хуже незнакомки с ружьем могла быть только сдвинутая незнакомка с ружьем.

Я не желала знать, что сделало девчонку такой - та жуть, что творилась повсюду несколько лет назад оставила после себя гораздо больше поломанных жизней, чем обе Мировых вместе взятых.

Интересно только, как она догадалась о прихваченных из отеля фруктах.  Может, я всё-таки спала гораздо дольше, чем думала.

- Лови, - я порылась в седельной сумке и кинула ей яблоко, машинально выбрав побольше и порумянее.

Та разулыбалась, словно ребёнок, которого только что угостили конфеткой, поймала на лету красный спелый плод, обхватив его обеими руками и на несколько мгновений даже прижав к груди. Наконец перестав блаженно жмуриться, незнакомка повертела яблоко перед носом потрёпанного медвежонка, хвастаясь гостинцем.

- Ты был прав, у леди для меня есть яблочко... - девушка вновь сверкнула ровными рядами белых зубов, легонько щёлкнула игрушку по носу и впилась в сочную мякоть зубами, - Фпафибо.

Мне снова стало не по себе.

- Кто это был? – я вновь взглянула в сторону слизи и сменила тему.

Все-таки за разговором страх имеет свойство рассеиваться. Кто знает, какие мысли взбредут чудачке в голову в тишине.

Но девушка сглотнула перемолотый в пюре кусок и тут же вновь впилась в плоть сладкого фрукта, оторвав от яблока почти треть с оглушительным хрустом, способным, казалось, выбить стёкла из соседнего домика.

- Барни называет их вампирами... – она ответила, лишь прикончив лакомство, от которого не оставила даже огрызка, продолжая посасывать, перетаскивая языком из одного уголка губ в другой, выжившую палочку, - Ну, знаешь, такие твари, которые выходят только ночью и пьют кровь людей... - незнакомка скорчила страшную мину, которой по её мнению обладали все представители этого вида, и поднесла к губам оба указательных пальца, направив их вниз, показывая огромные клыки чудищ, после чего коротко хихикнула,  - Только эти, ко всему, ещё и одичавшие... Барни говорит, что какой-то там "зверь" поглощает их настолько, что у них не остаётся и капли человечности. Ни внутри, ни снаружи... - продолжила девушка, прижав медвежонка к груди и почёсывая у него за погрызенным ухом, - Бедняжки. Этим пришлось идти почти от самой границы. Каждый день перед рассветом они зарывались в землю и пережидали, пока солнце окончательно не уйдёт за горизонт... Представляешь себе, каково это - хоронить себя каждый день заживо?

Девушка говорила о тварях, которым только что самолично снесла головы,  с весьма  натуральным сожалением.
- Но, если короче, они сдохли.
Оптимистично подытожила – не придерешься.

Взять эту полоумную с собой?... Признаться, такая мысль проскочила, но пройдясь взглядом по байку, я тут же ее отбросила - одной удобнее и быстрее. А если еще и допустить в сознание страх, что в любую секунду винтовка упрется мне в затылок и стальной конь, взревев над моими мозгами, унесет вдаль новую наездницу, то мысль эта отпадала вообще всерьез и навсегда.

Конечно, имей я хоть каплю сострадания, попыталась бы оправдать свой отказ от помощи еще и тем, что в Вольных городах вряд ли с распростертыми объятиями примут шизика. Такие, как эта девчонка, пугали. Сочетание здорового взрослого тела и сознания ребенка было столь противоестественно, что возникало лишь желание гнать таких от себя подальше или, более того, истреблять.

Я уселась на байк.

Признаться, за вампиров я тех слизняков ни за что не приняла бы. И даже сейчас не видела оснований доверять девчонке, возможно, склонной к фантазиям. Однако энтузиазм немного угас и это раздражало - к конце концов, я только на нем и держалась.

Надо было валить, как можно скорее. Пока совсем не накатило равнодушие к собственной будущей судьбе.



Эдда Фэй, Денис Вепс

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться