Падшая женщина

Часть 1. Мила. г.3 Дом

Глава 3

Дом

На протяжении оставшихся пяти дней отпуска я встречала Михаила всего два раза.  Он не преследовал меня и это были чисто случайные пересечения, при которых ему было не до меня. Но чувство, что этот человек меня не оставит в покое засело глубоко в душе. И я оказалась права в своих переживаниях. Полёт домой оказался настоящей  пыткой. Испытанием для моей слабой, расшатанной нервной системы. Вышло так, что Михаил сидел рядом со мной все эти два часа полёта.

- Только не здесь! – вспылила я, как только увидела этот прискорбный факт. – Поменяйся с кем-то!

- Даже не надейся, - спокойно ответил Миша и схватил меня за кисть руки, крепко сжал её. – И тебе не дам пересесть.

Кира в этот момент сразу сделала вид, что спит. Тоже мне подруга! Мы с ней не один год вместе, а она переметнулась на сторону этого незнакомца даже толком не раздумывая. Ну, подумаешь года проходят. Надо брать то, что дают. Ещё чего! А если я с ним останусь, а ему через десяток лет нашей совместной жизни кто-то ляпнет, что я изменяю и он меня просто прибьёт, даже не разбираясь, правда это или нет. Нееет! Даже не буду рисковать!

- Вали! – я наклонилась к тискам и вцепилась зубами в кисть Михаила.

Насколько бы сильно не сжимала  зубы, до выступившей крови, до разрыла плоти, он продолжал держать мою руку и при этом ни один мускул на его лице не дрогнул.

- Да ты вообще не человек, - изумлённо произнесла я, только отпустила его кисть и стала вытирать рот от солёной липкой жидкости. – Мог бы хотя бы айкнуть или скривиться.

- А ты хотела этого? – лёгкая ухмылка пробежала по его лицу.

- Да ну тебя, - я сдалась и только тогда Михаил отпустил мою руку и стал обматывать свою полотенцем, которое выдали при посадке на свои места.

После, когда самолёт уже начал взлетать, ранее мертвецки спокойного Михаила невозможно было заткнуть. Как торохтушка, он сначала рассказывал мне о книгах, которое успел прочесть за все года заключения, потом о музыке, которая раньше имела смысл, а теперь просто издевательство над человеческим мозгом. Плавно перешёл на то, каким он был дрыщём в молодости и что более пяти лет  жил в одиночной камере, где всё развлечение это смотреть в потолок и качать мышцы путём отжиманий и приседаний. Тогда блондин демонстративно продемонстрировал мне свой бицепс. В тот момент я уже не выдержала и рассмеялась.

- Неужели ты аж настолько боишься летать? – хихикнула и пожалела, он быстро воспользовался моментом и поцеловал меня, легко, мимолётно.

- Не то слово, - русая чёлка  упала на лицо и прикрыла его наполовину, но даже это не скрывало пронзительно чёрных глаз.

 Я откинулась назад, чтобы не смотреть на него. Мурашки по коже побежали. Вот оно то чувство, когда хочешь запретное. Понимаешь, что надо бежать, но ты как помешанный продолжаешь хотеть этого. Вот оно то чувство, которое ломает жизни всем подряд.  Михаил провёл рукой по моей щеке и губам, от чего я почувствовала, как мои соски, словно два тугих пучка, напряглись.

- Отвернись от меня, - буркнула и, положив руку ему на лоб, отпихнула его.

Успокоившись, закрыла глаза и теперь просто молча слушала его россказни. О детстве, юности, увлечениях. Я и представить не могла, что за несчастных два часа можно столько рассказать, да ещё и с такой скоростью. Точно болтушка!

Но всё веселье выветрилось из головы только я вспомнила сколько лет он провёл в тюрьме. И спросить же нельзя за что! Это из головы не выходило. Так же, как и то, что он не собирается от меня отставать.

- Почему ты прилетел со мной? – когда уже самолёт садился, спросила я. – Неужели твой брат живёт здесь?

- Нет, - хмыкнул Михаил уже немного расслабляясь, ведь полёт практически завершился. – Он в Краснодаре живёт.

Больше вопросов задавать не стала. Было итак всё понятно. Он намеревается исполнить свои слова.  Хотя, может, я себя накручиваю. Или даже хуже, взыграло моё самолюбие и у него на самом деле свои дела в этом городе.   Толчок от соприкосновением с землёй привёл меня в чувство. Пара минут трясучки и всё успокоилось, в частности и Михаил, который снова погрузился в тягостное молчание. Со временем в итак тесном самолёте началась настоящая толкучка. Вот уже ж народ! Не умеем уступать место и выходить сохраняя спокойствие. Мы же втроём остались до последнего сидеть на местах. Уже после, когда мы встали, он порядочная скотина отобрал все мои вещи, которые были при мне и сам их понёс. Вроде как и приятно, а с другой стороны уже начинаю подумывать, что это неплохая идея  уехать на Камчатку. Ну, правда.  Помню, была мечта в детстве уехать за Полярный Круг или хотя бы на этот прекрасный промерзлый полуостров малонаселённый, но насыщенный истинными, крепкими и приспособленными к такой жизни людьми, с которой могут пытаться конкурировать только жители перенаселённых мегаполисов.

Из своих очередных размышлений меня вывел холод, пропитывающий весь аэропорт. После жаркой Турции и душного полёта, это было как манна небесная. Шумный, суетливый, родной.  

- И куда теперь? – наклонившись к моему уху, шепнул Михаил.

Сейчас только я заметила каким растерянным он был.  А ведь точно. Город для него совершенно не знакомый, а в такой куче людей он и вовсе готов был потеряться.

- Так ты в Турции сидел всё это время? – вдруг пришло осознание и я как дура ляпнула это вслух.

Он ничего не ответил, просто вцепился в меня как удав в свою жертву. Похоже, я была права. Тем более это объясняет то, что он вольно разговаривает на турецком, свободно ориентировался в той стране и вообще чувствовал себя как дома. А здесь… словно испуганный котёнок. Я взяла его за руку и повела за собой. Кира, сучка, нас вообще проигнорировала и пошла вперёд. Последние слова, которые она мне произнесла ещё, когда мы садились в самолёт, и первая заметила моего «мужа»: хватит выделываться, ты всё равно никому не нужна. Такое просто так не забудется и я реально обиделась на неё. Даже если это правда, Кира не должна была меня ткнуть носом в эту грязь.



Oksy Gen

Отредактировано: 14.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться