Падшая женщина

Часть 2. Михаил. г.2 Выбор - ошибка

 

Глава 2

Выбор – ошибка

Утро было незабываемым. Сначала я проснулся в шоке, не понимая, что происходит, пока не рассмотрел  обнажённое женское тело. В голове в быстром темпе пробежались воспоминания с прошлого вечера и я сразу успокоился. Расслабился и, подсунувшись, прижался к ней. Тёплая, она обняла меня, сделала глубокий вдох и выдох, а после снова засопела. Так куда лучше и спокойнее. Но всё это закончилось, когда она проснулась. Два шага вперёд и один назад? Ага, как же…  Один вперёд и целая километровая пробежка назад – это более точное определение начала наших отношений. С горем пополам поговорив с ней, я понял настолько же она закрыта в своём собственном мире, в который никому нет хода. Бросив напоследок ей, чтобы она пришла в кафе, в надежде, что всё же моя новоиспечённая жена не продинамит и явится. Но только я собирался сходить в ближайшую закусочную, как пришло извещение, что меня ожидают в холе гостиницы. Спустившись, обнаружил старого друга. Это сложно назвать дружбой в старых традициях, но мы просидели в одной камере почти шесть лет и из всех заключённых, с ним сложились самые адекватные доверительные отношения.

- Миша, - расставив руки в приветственном жесте,  Хадир подступился ко мне. – Пусть твои годы продлятся. Мы не виделись уже два года и я не думал, что тебя так рано выпустят.

От его слов мне стало немного смешно. Настроение всё же было приподнято и я решил подшутить над ним.

- А ты, наверное, надеялся, что я за решёткой  сгнию, - хмыкнул, а глаза брюнета, казалось, из орбит повылазят.

- О, Аллах, что ты говоришь? – шмыгнув носом, похожим на огромную картофелину, в серо-зелёных глазах мулата отразился суеверный испуг.

- Я шучу, - похлопав его по плечу,  успокоил, а у самого челюсть свело, так как запах пахлавы был повсюду, а есть хотелось до истерического крика желудка. – Рассказывай. Как ты? Как жизнь? Как нашёл меня и зачем?

Хадир расслабился и улыбнулся. Таким он меня еще ни разу не видел. Так что его состояние можно понять.  Мулат начал мне рассказывать о том, как он устроился после того как освободился, о жене и уже взрослых детях. Старший заканчивает школу и хочет стать юристом. Это и не удивительно, ведь отца его невиновно осудили. А после мягко перешёл на тему связанную со мной. Услышав на рынке от одного из наших общих знакомых, что я ищу того незнакомца, он разузнал по своим каналам и нарыл инфу. Адрес некоего Али Юсуфа, который был зарегистрирован как посетитель ко мне. Отдав листок с накаляканными строчками, Хадир попрощался, напоследок пожелав мне здравого ума и светлых мыслей. Наверное, подобно Марату, он намекнул мне, что не стоит ворошить прошлое, а в душе от этого только сильнее закипал вулкан. О чём они на самом деле беспокоятся? Чтобы я в порыве ярости не прихлопнул этого несчастного?

Мой пыл поубавил громкий истошный рык, доносившийся из живота, а после хороший спазм желудка, заставивший меня нехило скрючиться.  Глубоко вдохнув и задержав дыхание на несколько секунд, успокоил комезливый организм и отправился искать пищу. Чем пожирнее, тем лучше! После «сухарей», которыми кормили в тюрьме, я только и мог, есть вредную пищу.

Пока шлялся по городу, пробуя яства то одной, то другой кухни, обнаружил, что время неумолимо двигалось к официальному окончанию дня. решил больше не тянуть резину и отправился в кафетерий. Вероятность того, что Мила придёт была 50 на 50. За проведённые сутки с ней, я так и не понял, что из себя представляет эта девушка.  В тот момент я понял, что листок с адресом Юсуфа не так сильно беспокоил, как то придёт жена или нет. С одной стороны, я знал, где она живёт и работает и сам мог спокойно приехать, но это уже больше выглядело бы как преследование. А хотя, какая в общем разница? Юсуф за все эти годы не пропал,  а вот мой миниатюрный шанс схватиться за тонкую нить реальности мог растаять прямо перед глазами. В ней я находил то, чего не хватало мне как человеку и надежда на то, что она этим и останется, как маленький тлеющий уголёк,  жила в моём сердце. Одиночество. Раньше это было просто слово, а теперь это реальность.

Зайдя в уже знакомое помещение, я присел у окна и сразу заказал себе двойной кофе. Взглянув на часы, заметив отсчёт времени, стал ждать. А тем временем в голове, как каша и нелепая сумятица перемешивались воспоминания о вчерашнем и фантазии о грядущем, а между этим мысли о возможной встрече с тем, кто растревожил мой мир.

Жара, нестерпимая и обжигающая, гнала всех прочь с улицы, но находились смельчаки, которые упорно противостояли этой силе. А с последними лучами солнца, когда уже смело можно было говорить, что сумерки уступили очередь полноценной ночи, в дверях кафетерия показалась Милана со своей подружкой. Уж не знаю почему, но я искренне обрадовался их приходу, вед думал, что еще полчаса и буду уходить. Но теперь я точно знал, что отпускать её не стоит. Она сама не хочет, чтобы я её отпустил. А может это моё самомнение? Никогда за собой такого не замечал, но в данный момент даже не хотелось самому себе перечить. В лёгком полупрозрачном бордовом платье, которое очень сильно оттеняло её чёрные волосы и добавляло резкости  округлым щёчкам, она прошла вглубь помещения и присела напротив меня. Тогда всё вокруг растворилось. Немногие посетители, в основном туристы,  их голоса смешивающиеся в неразборчивый тихий гвалт, вся обстановка и даже все проблемы. 

Мне не составило труда уверить её в своих намерениях, хоть паршивка всё же сбежала посреди разговора. Только вот её подруга, похоже в быстром темпе перекочевала на мою сторону. До конца её отдыха осталось всего пять дней и я решил не давить на неё, пока она здесь. Но это не отменяет тот факт, что приглядывать я теперь имею полное право, пусть ещё и не на законных основаниях. Тем более, перед самим приходом Миланы я уже определился во мнении, что схожу к Юсуфу и поговорю с ним уже нормально. Пусть и спустя столько лет. Раз Марат не нашел Юлю, значит в том, что видел этот турок могли быть предпосылки, которые для него ничего не значили, а я могу хоть что-то в них понять. Ну, а пока что, я просто вышел на улицу, вдыхая лёгкими в полный объём вечерний морской воздух.  Половину ночи провёл, гуляя по окрестностях, впитывая в себя все яркие цвета мира как губка, вытесняя всю серость, застывшую во мне, словно ледяная глыба в промёрзлой Антарктике. Мой мир и моя реальность, наконец, стали приобретать смысл, который уже давно потеряли. Всё-таки, не всё ещё потеряно. Не буду гнаться сразу за двумя зайцами. Буду бежать за одним, пока не поймаю его или не упущу. Только тогда я погонюсь за вторым.



Oksy Gen

Отредактировано: 14.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться