Падшие

Размер шрифта: - +

I глава

Наш век недолог. Нас немудрено
Прельстить перелицованным старьем.
Мы верим, будто нами рождено
Все то, что мы от предков узнаем.

Шекспир, сонет 123

 

 

 Красивая смуглая служанка играла на золотой арфе спокойную мелодию. В просторном зале, украшенном различными картинами эпохи Иллюминации, музыка отражалась удивительным эхом от каменных стен, превратившись из ненавязчивого тихого сопровождения в упрямое отточенное остинато. Но среди людей, сидящих за огромным дубовым столом, не нашлось ни одного ценителя или хотя бы простого слушателя незамысловатого произведения. Все двадцать человек были заняты дегустацией трёх видов вина, привезённых из Дации, которая славилась самым терпким виноградом среди всех Частей. Слуги едва успевали разливать алый напиток по серебряным кубкам, стараясь не разлить драгоценное "зелье" на комзолы господ и собственную голубую форму. Но сложнее всего приходилось тем, кто прислуживал во главе стола, где сидели двое молодых людей, все в которых выдавало истинных господ. Конечно, другие гости принадлежали к не менее знатным семействам, но в этих двоих было нечто другое, особенно в одном из них - харизма и неясное, едва видимое, но глубого чувствующееся превосходство, которому часто слепо подчиняются слабодушные люди. Более того, природа и генетика наградили молодого человека истинной красотой: чувственные губы, четкие линии лица, кожа, отливающая бронзом загара, атлетичная фигура, темно-русые волосы, летом становящиеся блондом, и удивительные зеленые глаза. Наверное, они и делали облик мужчины завершенным: цвет этих глаз сегодня напоминал плодородные луга, а назавтра они приобретали изумрудный оттенок. Второй молодой человек, наоборот, имел густую черную шевелюру и лицо его с намеком слащавости и педантности всегда носило широкую улыбку, для других мужчин служившую признаком глупости, а для юных девиц - невиданного очарования. В том и было главное различие этих двоих: видя идеал первого одни находили его общество достижимым и потому пытались виться рядом, а другие без лишних надежд "вешались" на более лояльного друга, который, к слову, редко кому-то, причастному к благородным семействам Арадона, отказывал, разве что совсем дурнушкам.

      Такие, как эти двое, обычно "правят балом". Так было и в этот вечер: оба заливались пьяным смехом, которому вторили остальные восемнадцать гостей.

- Скажи мне, Рувим, - зеленоглазый взмахнул кубком так, что содержимое вылилось на его расшитое золотом чёрное бархатное одеяние. - Чёрт. Эй, кто-нибудь, вытрите пятно немедленно!

 На приказ отреагировала стоявшая в дверях миловидная служанка, "из запасных", которая внимательно следила за происходящим, будучи на готове, если вдруг главная хозяйская свита слуг перестанет справляться. Девушка, подойдя, не смогла скрыть пунцовые щеки: она сразу заметила, куда именно хозяин пролил вино. Служанка вынула из-за пояса простого серого платья тряпку и на миг задержала дыхание, пытаясь не выдать дрожь в руках. Несмотря на бедное происхождение, арадонцы этого  социального слоя отличались нравственностью и приличными манерами.

- Что застыла, как вкопанная? Принимайся за дело! - молодой человек вальяжно развалился на широком стуле, выставив девушке на обозрение пятно во всей красе. Она еще больше занервничала. Медленно встала на колени, оценив недостатки иных положений. Видя её смущение, мужчина ещё сильнее залился смехом, смешавшегося с отрыжкой и икотой.

- Может хватит? Уходи, Лия, - с легким раздражением отреагировал Рувим. Его друг слишком пьян,а может быть, слишком богат, чтобы призреть на чувства других людей. Девушка поспешно встала и,склонив голову, стала пятиться назад.

- Откуда это ты знаешь, как зовут моих слуг? - зеленоглазый будто бы протрезвел, нахмурив брови, глядя на играющие в кубке капли вина.

- Аарон, прошу тебя, не начинай, - отмахнулся Рувим, наблюдая за тем, чтобы Лия оказалась на безопасном расстоянии. Друг проследил за его взглядом.

- Давно ты с ней?

- С чего бы это мне с ней быть? - Рувим постарался выразить удивление. Но он был слишком плохим актёром. - Три месяца.

- Поверить не могу! В моем доме! Под моей крышей! - Аарон театрально всплеснул руками. Шутливый гнев, возмущение, обида и задорность менялись на его красивом лице так же быстро, как хамелеон меняет свой цвет. - То-то я думаю, почему ты ко мне зачастил. А ты не думал, что я могу с ней тоже спать?

- Нет, она досталась мне девочкой... - гость по-настоящему залился краской. Его голос стих, а алкоголь быстро выветривался из головы. Кажется, он сморозил глупость.

- Ого, какие подробности! - зеленые глаза Аарона злобно блеснули. - Парни, слышали? Не хотите проверить всех моих служанок на эту интересную особенность? Тем более они, вроде как, правильные!

 Другие молодые люди, отвлекшись от пустых разговоров, одобрительно загудели. Аарон  всегда умел заинтересовать гостей, а потому все сыновья богатых помещиков стремились попасть к нему на приём, затягивающийся обычно на несколько дней. Их важные отцы, тем временем, в каком-нибудь отдаленном поместье обсуждали политику за охотой на диких кабанов. Среди них старший Солидоньер тоже занимал лидирующую позицию. При этом ярко выраженной борьбы за власть в землях Арадона не было. Как и в других частях, система многоуровнего парламента, сформировавшегося в течении столетий, прочно закрепила иерархию среди всех семей, проживающих здесь.

- Аарон! – в дверях появился шестнадцатилетний долговязый паренек с бледной кожей и большими карими глазами. Его тощая фигурка казалась еще более маленькой на фоне высоких массивных дверей.



Ангелина Щербакова

Отредактировано: 08.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться