Падшие

Размер шрифта: - +

XII глава

Блистательный мне был обещан день,
И без плаща я свой покинул дом.
Но облаков меня догнала тень,
Настигла буря с градом и дождем.

Шекспир, сонет 34

 "О, если бы смерть была так благосклонна и пришла ко мне!" воскликнул мысленно Альф, пытаясь пошевелиться. Тело не слушалось, даже не отзывалось. Стало страшно. Целитель напрягся, силясь вспомнить пособия по анатомии. Так, картинки, картинки. Где же то, что нужно? Кости... Череп... Стопа... Где же позвоночник? Так... Ага, вот и позвоночник. Дуга из двадцати четырех позвонков. Спинной мозг. Что там говорил отец о его повреждениях? Паралич, если задеты нервы. Но в состоянии шока можно почувствоваться всякое, поэтому нужно подождать немного и сосчитать до пятнадцати и обратно. И попробовать пошевелиться. Если снова не получится...

 Альф зажмурился. Один. Два. Три. Четыре. Пять...Четырнадцать. Тринадцать. Двеннадцать... Капли пота скользили по веснушчатому лбу. Так, стоп. " Я живой?!" Мысль, ясная, как зимнее небо, пронзила сознание. Слишком сосредоточенный на возможных повреждениях, молодой человек до этого момента даже не подумал, как это могло случится и где вообще он находится. Телу было удобно и даже почти мягко. Сухо и тепло. Темно, хотя в полумраке оказалось возможным различить бревенчатые стены, простую мебель и камин. Он потушен - следовательно, на дворе день, и дом в отоплении не нуждался. На стенах не висели чучела - значит хозяин не промышлял охотой. Никакого декора, никакого богатства. Живущий здесь был самым обыкновенным человеком, бедняком. 

 Молодой человек решил попробовать новое движение - поворот головы. Оно далось легко, хотя Альф ожидал обнаружить проблемы, в первую очередь, в шее. Взгляд Целителя уперся в ладно сложенную бревенчатую стену, местами заделанную мхом. Он был уже старым, бледно-голубым, похожим на изморось, и если бы до него возможно было дотронуться, то растение легко раскрашилось бы в мелкую пыль. Хотя во влажных условиях Арадона мох при строительстве обычно не использовался - он быстро гнил. Поэтому чаще месили более редкую глину с древесной смолой. Но хозяин этого дома как будто не знал об элементарных законах природы, и неведение не мешало счастью сохранять тепло и сухость стен. Единственное, что было странно - по всему периметру не встретилось ни одного окна. Сначала Альф подумал, что в темноте не может разглядеть незамысловатые шторы, но, покрутив головой, убедился, что их просто нет за ненадобностью.

 Но оставив раздумьях о том, как и почему он здесь оказался, Целитель продолжил осторожные попытки почувствовать свое тело. На этот раз оно отозвалось - большие пальцы на ногах пошевелились, колено слегка согнулось. Несмотря на столь незначительные изменения, Альф не смог сдержать радостной улыбки: паралич ему не грозит. Но больше движений он сделать не смог - после неудачной попытки пошевелиться, тело отозвалось мучительной болью после многочисленных ушибов, и молодой человек понял, что состояние у него оставляет желать лучшего.

 Вообще, было странно лежать вот так пластом не известно где, без каких-либо предположений, кто же оказался милостивым спасителем. Стоит ли кого-то позвать? Или ждать, когда кто-нибудь вернеться? Альф никак не мог решить. Он понятия не имел, сколько времени был в отключке и почему вообще эти люди решили помочь? Арадонцы никогда не отличались любовью друг ко другу, впрочем как и все жители земли Одио. Каждый сам за себя, иначе не выживешь. Умирают только слабые. 

 Пока Альф размышлял, дверь тихонько отворилась, и в комнате появилась девушка. На фоне окружающей бедности, вошедшая даже в полумраке выглядела принцессой - на шее красовалось массивное колье, запястья в браслетах, а бордовый плащ с рукавами в три четверти оторочен серебристой лисицей. Девушка, а может уже и женщина, легко проскальзила к кровати, и Целитель ощутил мягкое прикосновение холодной руки ко лбу. Почувствовав слабые движения мимических мышц, выражающих недоумения, незнакомка убрала ладонь и выпрямилась. 

- Сегодня прекрасный день для нашей встречи! - негромко сказала она на горном наречии, отличающегося от "королевского" более спокойнойным и мелодичным растягиванием гласных. - Полагаю, ты пришел с миром. На эфесе твоего меча выкована черная орхидея, и мы, хоть люди и простые, осведомлены об исцеляющем знаке Целителей. Меня зовут Мехия, принцесса вечнозеленого Ливерта и Белых Скал Арадона. 

 Альф, смущенный происходящим, услышав последние слова, в мгновении взбодрился и уставился на девушку.

- То есть как, принцесса? - на сколько молодому человеку было известно, хотя он не слишком следил за политической обстановкой в их части, всех "коронованных" самозванцев быстро устраняли, дабы не нарушать непреложный закон Равенства.

- Ах, Целитель, ты мыслишь так же, как и все остальные. Моя власть не над людьми - у них и без меня достаточно правителей. Мое призвание в том, чтобы защищать мой народ и мир, окружающий меня, от постороннего вмешательства, которым ты, собственно, и являешься, - Мехия слабо улыбнулась. - Мои подданные нашли тебя раненного и не смогли пройти мимо. Ты был еле живой...Но завтра же тебе нужно будет отправиться в путь и навсегда забыть об этом месте. 

- Вообще-то, - Альф попробовал приподняться на локтях, при этом его лицо исказилось от боли: все-таки сказались многочисленные повреждения, - я не намеревался оказаться здесь и затруднять чью-то жизнь... Но я действительно очень благодарен за помощь... Я обязан вам жизнью.

- Ну ладно, я оставлю тебя. - Мехия поторопилась к выходу, как-будто что-то забыла сделать и лишь на пороге обернулась - Скоро к тебе придет мой верный друг Томрон, который сможет оказать тебе любую помощь, если понадобится. До встречи.



Ангелина Щербакова

Отредактировано: 08.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться