Палач

Font size: - +

10-12

- 10 -

 

Вернувшись в Москву, Джеймс первым делом сел за полноценный отчет по расследованию, который собирался отправить Корделии. Она ничего не просила, но это меньшее, что Джеймс мог сделать для сестры Хилари. Единственное, что делал в память о ней.

Он собрал все, включая сведения об Осиповых и Стрельникове, по Ру, плюс диск Лоуэлла, полученный от Ванессы и полную информацию по провальному эксперименту. В перерывах встречался с Оксаной и ненадолго оживал, а после снова загружал себя работой.

 Джеймс понимал, что тянет время, и что рано или поздно придется поставить точку и в московском расследовании, и в отношениях, но продолжал работать над отчетом с таким упорством, будто отличник над дипломной работой. Он не включил в него только тайну чувствующих и сведения о Ванессе.

Протянуть в делах и сопоставлениях удалось ровно неделю, за которой так или иначе наступал конец. Оказавшись в эпицентре такой игры, лучше оставаться одиночкой. Кровь уже лилась рекой, и это было только начало. С каждой новой крупицей информации он все больше убеждался в том, что Ру просто не повезло. Если его визит в Москву и был каким-то образом связан со списком, то его смерть – нет.

Корделия прислала личное дело информатора. Во избежание раскрытия, измененные-стукачи тоже шли под кодовыми номерами. Дата первого сотрудничества – середина девятнадцатого века, Италия. Первой жертвой оказалась некая Клара. Из нее вытащили много интересного, в том числе проникновенную историю любовной связи с некоторым возрастным измененным, русским графом по прозвищу Музыкант.

«Люди, лишающие себя музыки, со временем превращаются в чудовищ».

«Мне казалось, чудовища спасаются музыкой. Им больше не за что держаться».

Клара рассказала и о его спутниках – женщине и мужчине. Описания в точности соответствовали жене Осипова и Стрельникову. У Джеймса было предположение, что Михаил находился рядом с Демьяном достаточно давно, и сейчас оно подтвердилось.

Следующий сигнал от информатора – по поводу француженки, спустя шестьдесят пять лет. Под раздачу попало и все ее окружение, как и в случае с Кларой. Кто-то через любовниц Демьяна положил немало измененных, которым просто не повезло. На этот раз дама знала гораздо меньше, но упоминала только женщину. Выходило, что Стрельникова уже не было рядом. По какой-то причине Демьян отдалил его от себя.

Самое интересное шло в конце. Две тысячи двенадцатый год, весна. Вальтер Керт, он же Палач, Древний. Внутренняя ссылка в деле информатора и полное досье на того, кто считался неприкосновенным. Данных не слишком много: место пребывания – Вена, бордельный бизнес. Никаких сведений об изменении, связям по кровным линиям и прочих деталей. Информатор знал Вальтера весьма поверхностно, но достаточно для того, чтобы устроить ему неприятности. Как выяснилось, с летальным исходом.

Ванесса говорила, что Демьян был хорошо знаком с Вальтером, и это подтверждало теорию о том, что стукач сидит в ближнем круге. Он с завидной регулярностью сдавал девиц Осипова, а закончил Вальтером. Интересная подборка.

Стрельникова не было рядом с Демьяном уже в начале двадцатого века, но доносы продолжались.

Зато Анжела постоянно оставалась с ним. Понятно и желание насолить Миргородским, и на чем ее держали. Однажды она подставилась, чтобы насолить любовнице мужа, но Орден быстро подцепил ее на крючок.

Ему нужно довести до конца тему Осиповой. Если выяснится, что он прав, останется только избавиться от нее и исчезнуть. Нельзя оставлять рядом с Оксаной действующую бомбу с часовым механизмом.

Если бы Джеймс мог остановиться, увезти ее бесконечно далеко и забыть собственное прошлое, сделал бы это, не задумываясь. Но Оксана не заслуживала такой жизни. Жизни, где все время придется оглядываться по сторонам, вдали от родных, под новым именем. Восхищаясь ее светом, Джеймс не хотел предлагать свою тень.

Он размышлял об этом еще в Ньюкасле. Дженнифер устраивала ребенка на специальном кресле на заднем сиденье машины. Теперь он знал, для кого сестра выбирала подарок тогда в супермаркете. Джеймс хотел бы подойти к ней, обнять, спросить, как зовут племянника или племянницу, но это не представлялось возможным. Равно и как будущее с Оксаной.

Странно, но когда он прошел последний рубеж, стало легче. На смену отчаянию пришло осознание того, сколько прекрасных дней они провели вместе. До встречи с Оксаной Джеймс не умел наслаждаться мгновениями, но сейчас был счастлив. Радость от предстоящей встречи перевешивала все «после».

Они поехали в Филевский парк, в канатный городок. Развлечение на любителя, но Джеймс не заметил за Оксаной страха высоты. Ему почему-то казалось, что она придет в восторг от такого.

– Хочешь затащить меня туда? – рассмеялась Оксана. Глаза ее расширились, когда она смотрела на переплетения канатов, деревянных лестниц и сеток, натянутых на высоте, на передвигающихся по ним на страховке людей.

– Что скажешь?

– Я с удовольствием!

После тренировочного лагеря Ордена, шатающиеся мосты, норовящие вечно ускользнуть из-под рук веревки и бревна на высоте семиэтажного дома казались детской разминкой. Оксана не переставала его удивлять. Она передвигалась по многочисленным мостам Смотрового маршрута, умудрялась отпускать шуточки про их необычное свидание, и быстро шла вперед, ловко перестегивая карабин. Оксана ни разу не остановилась и не попросила его сбавить темп. С первого подвесного моста с висящими веревками ее захватил восторг приключения, и остановилась она только когда они спустились вниз на финише. Веселая, раскрасневшаяся и совершенно счастливая.



Марина Эльденберт

Edited: 24.11.2017

Add to Library


Complain




Books language: