Палач

Font size: - +

13-16

- 13 -

 

Последние дни прошли словно в тумане. Она знала, что когда-нибудь отношения с Семеном закончатся, но к разрыву оказалась не готова. Оксана уволилась из клуба, закрылась в квартире, рыдала и смотрела грустные фильмы, вдобавок ко всему свалилась с гриппом. Оксана даже радовалась высокой температуре. Горячечный дурман не позволял размышлять о том, что могло быть, и чего уже никогда не будет.

Как назло, Москва расцветала. Ночами еще приходили холода, но днем было тепло и солнечно. Все чаще во дворе мелькали парочки – или Оксана просто обращала на них внимание. Из распахнутого окна тянуло свежестью – той неповторимой весенней свежестью, под которую пробуждается и природа, и чувства. Той, что сводит с ума, будоражит и толкает на прекрасные глупости. Небо становится выше, деревья оживают листьями, а переливчатые трели птиц зовут гулять от рассвета и до заката.

В этом году Оксана не хотела такой весны. Впервые за всю жизнь она вообще не желала очнуться от спячки. Пусть так – серо, тускло и холодно, зато не больно.

Спустя несколько дней вялых откликов на вопросы бабули по телефону, к ней заявилась Саша. Оксана порадовалась, что накачалась лекарствами: из носа не текло, она держалась на ногах, но главное – было все равно, с какой гадостью сестра приехала на этот раз. Кутаясь в темно-серую шерстяную кофту, Оксана отступила от двери, пропуская Сашу.

– Это какой-то злобный вирус, так что лучше держись подальше.

– Я тоже рада тебя видеть.

Она пожала плечами.

– И как ты только умудрилась заболеть? – Саша захлопнула дверь и прошла на кухню.

У чувствующих был на редкость сильный иммунитет – подарок от «братьев по крови» измененных, но ее подкосило расставание. Болезнь обрадовалась, вцепилась когтями и не желала отпускать. Если говорить честно, Оксана и сама не хотела с ней разлучаться. Ведь это значило, что придется вернуться к обычной жизни.

 Саша поставила пакет на стул и обернулась.

– Ты еще тут? Живо в постель!

Спорить с сестрой не было ни сил, ни желания. Оксана закатила глаза и отправилась в гостиную, где коротала дни. Большой диван и огромный теплый плед – уютная нора, в которой можно было позабыть о разрыве с Семеном. Стоило вспомнить, как он впервые пришел к ней сюда, и на глаза невольно навернулись слезы. Сразу вернулся и насморк, но к счастью под рукой оказались капли для носа и коробка с сухими салфетками.

Оксана взяла со столика раскрытый журнал и попыталась читать. Придется терпеть еще и Сашу. И чего это на нее нашло? Она вспоминала о том, что Оксана есть только по большим праздникам, а сегодня решила поиграть в заботливую сестренку. Да после такого сиреневый дождь пойдет.

Саша уютно копошилась на кухне: негромко звякали чашки, шелестел закипающий чайник, поползли запахи цитрусовых и травяного чая. Это напоминало детство, когда бабушка зимой готовила для них горячие фруктовые напитки. С такими мыслями Оксана пригрелась и задремала.

Она проснулась спустя пару часов, но Саша все еще была рядом. Сидела на соседнем кресле, изящно подогнув ноги и читала журнал. Оксана не шевелилась, исподтишка наблюдая за ней. Саша не разбудила ее и не ушла. Вот уж действительно, очевидное и невероятное!

– Ксанка, я знаю, что ты не спишь.

– И давно?

– С тех пор, как ты старательно таращилась на электронные часы на полу и чуть не окосела.

Саша отложила журнал, поднялась и скрылась на кухне. Снова зашипел чайник. Оксана потянулась и села, облокотилась на спинку дивана. Какой еще сюрприз ее ожидает? Почему-то от заботы стало так приятно и тепло, что снова захотелось плакать.

Сестра вернулась с подносом в руках. На нем дымился чай, лежали нарезанные дольками фрукты и булочки с корицей. Саша никогда и никому не готовила! Оксана потерла кулаками глаза, изображая удивление, в ответ та показала ей язык. Это стало последней каплей: Оксана не выдержала и рассмеялась.

– Подцепить заразу в твоем случае – это дар, – хмыкнула Саша, хлопнув Оксану по руке, когда та потянулась за подносом.

– Я вообще кладезь талантов.

 – Точнее и не скажешь.

Саша разлила чай по чашкам, поставила блюдо с фруктами поближе к ней.

– Ксанка, в чем дело? С твоей жизнью вообще ни о чем думать не приходится, а ты выглядишь как жертва Освенцима.

– Не будь занудой, – проворчала Оксана и отпила обжигающего чая. Ее начинало знобить, но жгучий имбирь согревал. – Может, мне не нравится такая жизнь.

– Так я давно тебе говорила – займись делом, – Саша взяла свою чашку, – не хочешь связываться с модой и красотой, открывай свою студию, учи богатеньких девочек танцам. Все лучше, чем задницей крутить в ночном клубе.

Оксана подавилась чаем и закашлялась. Наша песня хороша, начинай сначала. Раньше она всегда злилась, но сегодня, как ни странно, только кивнула.

– Ты права. Я веду бесцельную и глупую жизнь.



Марина Эльденберт

Edited: 24.11.2017

Add to Library


Complain




Books language: