Палиндромы судьбы

Глава 2. Ешь немытого ты меньше

Месяца через четыре житья с Василием, Ирина почувствовала непривычные недомогания: тошноту по утрам и вечерам, ноги стали отекать, «женские дела» прекратились. Поскольку подруг у девушки, уже давно мужних жен, было много, она сообразила, к чему бы это могло все быть. Часа два пыталась найти изменения во внешности, фигуре перед зеркалом. Вслушивалась в свое тело. Хотела почувствовать тот самый маленький маячок, который отсигналит, что вот оно – самое важное – у тебя внутри. Но пока все оставалось таким же, как и было. Упоительное счастье назревало и грело. Однако, настолько незаметно, что даже казалось невозможным.

Ирина пыталась вспомнить из школьной программы, как же именно развивается зародыш. Но, то ли этого не давали, то ли в тот момент это казалось настолько неважным, что не запомнилось. Несколько дней будущая мамочка присматривалась к малышам на улице, представляя, каким будет их с Василием ребенок. Гуляющие дети были симпатичными и забавными. Поэтому мечты тоже были светлыми

Быстренько взяла отгул на работе, собралась, да сбегала к Эмке в консультацию.

Эмма Витальевна была не то чтобы подруга, но хорошая знакомая. Ирка ценила ее человеческие и профессиональные качества. Очень доверяла ей. Дело тут было деликатное, не хотелось сообщать абы кому.

Осмотр прошел быстро и без лишних эксцессов. Эмма была профессионалом от Бога, не даром ее пациентки не любили, когда она в отпуск уходила, и им давали направление к другому врачу.

Пока знакомая снимала перчатки и мыла руки, девушка быстренько оделась и села на стул. Душу щекотало неожиданное волнение. Страх перемешался с радостью. Этот коктейль в концентрированном виде принимать в одиночестве опасно.

- Ну, что делать будем? – врач посмотрела на пациентку поверх очков.

- В смысле? – Ирина все прекрасно поняла, хотя и делала непонимающий вид; багровые щеки выдали смятение души.

- Ты ж, моя хорошая, одна теперь, - слегка покачиваясь на стуле, медленно протянула Эмма.

- Я не одна, - пальцы девушки нервно теребили подол платья; взгляд избегал собеседницы, но зато постоянно натыкался на новую дырку на нейлоновых чулках, поставленную в результате поспешного раздевания перед креслом. – У меня муж, Василий…

- Муж… - врач поднялась со своего места и подошла к окну, - объелся груш… По-видимому, и фамилия у тебя мужняя, и штамп в паспорте имеется?...

Ирине было стыдно до невыносимости! Такого унижения она еще никогда не переживала! Лучше б к незнакомому врачу пошла… Слова Эммы всколыхнули, подняли со дна души ее, все сомнения, все одиночество. А если врачиха права, если этот ребенок окажется не нужен Василию? Ну да, живут они вместе. А кто, по сути, друг другу – никто. Чужие люди, сожители. Любовники – слово-то какое стыдное! Разве ж этого хотел отец, когда с Василием Ирину знакомил?...

Василий – хороший парень, умелый, спору нет. Домой вовремя приходит. Зарплату отдает всю до копейки, себе только на столовую оставляет. Заботится об Ирине, написал вот сестре Серафиме про нее… Но ведь жениться не предлагает… Живет себе рядом и живет…

- Пойду я, Эмма Витальевна, - с тяжелым сердцем встала девушка.

Ил душевных переживаний прибил все хорошие чувства. Гадливо было, будто муху в супе нашла.

- Иди-иди, - отпустила врачиха, а потом добавила уже совсем другим, сочувствующим и мягким тоном: – Ты подумай хорошо, Савельева. Время пока есть, конечно. Но со сроками ты что-то ошиблась. Матка не на четыре недели увеличена, а как минимум на семь-восемь.

- Я подумаю, - послушно кивнула Ирина и вышла, запахивая плащ, так словно замерзла.

Как дождалась Василия, сама не помнила. Механически приготовила ужин, убралась, выгладила все белье с последней стирки. Но привычные дела не отключали тяжелых мыслей. Ирина даже немного пожалела, что взяла отгул, сидела бы сейчас среди девчонок. Все не одна… Со словами Эммы…

Василий пришел, как всегда ровно в шесть. Разделся, вымыл руки. Сел за стол. Ирка поставила перед ним ужин.

- А ты? – парень пытливо взглянул на хозяйку.

- Не хочется что-то, - ответила она, избегая взгляда.

- Тогда, посиди рядом, - попросил Василий. – Нездоровится что ли?

Ирина просто пожала плечами. Но за стол села, принявшись отщипывать в рот кусочки хлеба.

Василий погладил женщину по руке, зачерпнул полную ложку супа и отправил ее в рот. Недоуменно посмотрел на Ирину, так же безучастно жующую мякиш. Отложил ложку, отодвинул тарелку от себя и обнял женщину.

- Что-то случилось, Ириш?

- Не вкусно? – пришла в себя она.

- Это не важно! Пока не скажешь, в чем дело, есть не буду! – принял решение парень.

- У нас маленький будет, - Ирина сама не ожидала, как легко и буднично получится у нее сказать.

Василий вдруг опустился перед ней на колени, уткнулся лбом в ноги женщины, и так крепко обнял, что кости затрещали.

- А я-то, дурак, подумал, надоел тебе! – сказал глухо. – И ты какая-то сама не своя, и суп-то абсолютно без соли… Знаешь, Ир, как-то это не по человечески. Надо сходить записаться что ли?



Екатерина Горбунова

Отредактировано: 08.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться