Палиндромы судьбы

Глава 3. Да, искать такси – ад!

Несмотря на горячие просьбы Ирины и Василия, коробку дефицитных конфет и букет гвоздик, расписать их в ЗАГСе сразу не согласились, говорили выжидать положенный срок, либо нести справку из консультации, что дама почти «на сносях».

Пришлось идти к Эмме Витальевне снова под фамилией Савельева, а не Журавлева. Но на этот раз и Василий взял отгул, страховал в коридоре от ненужных советов, пока выписывались анализы заглянул в кабинет пару раз, чтобы показать, что Ирина не одна. Но врачиха на сей раз неприятных рекомендаций не делала. Молча заполняла бланки, задавала дежурные вопросы, в общем вела себя сугубо по-деловому. В конце осмотра вручила будущей маме кипу бумажек:

- Пройдешь, приходи, карту беременной заведем. Не тяни. Со сроками что-то непонятное…

В день свадьбы на Ирине было кримпленовое платье цвета топленого молока, высокая талия была закреплена розоватыми бантиками. Животик был уже не маленький, но благодаря удачному фасону можно было списать его на полноту невесты. Впрочем, перед кем было стесняться-то? Из гостей были три подружки девушки с мужьями, два друга Василия с женами, да сестра Серафима с мужем и двумя старшими дочками: Галиной и Полиной. Спокойно расписались, без лишней суеты посидели – пообедали. Молодой муж предлагал разориться на ресторан, но деревенские гости привезли столько вкусностей, что Ирина решила – гуляем дома. Попели вволю. Николай, муж Фимы, привез маленькую гармонику, так что аккомпанемент был вполне приличный. Плясать не рискнули – многоэтажка все-таки, что соседей беспокоить.

Гости разошлись почти за полночь. Серафима с семейством, естественно, остановились у молодоженов. Жили два дня, потом уехали к себе в деревню.

Работала Ирина почти до самых родов, правда, с сокращенным рабочим днем. Хорошо, успела распашонок - рубашонок нашить. Ребенок, по прогнозам Эммы Витальевны, был большим, и очень подвижным. Только вроде бы справа толкается, не успеешь глазом моргнуть, уже выпирает левая сторона. Это забавляло и будущую мамочку и ее мужа.

А врач все хмурилась, с каждым разом все внимательнее прослушивала живот Ирины, легонько прощупывала.

- Таз у тебя узкий. Стара ты, моя хорошая для первых родов. Да еще плод такой большой, - приговаривала Эмма.

- Ничего, - не унывала пациентка. – Я у мамы тоже не маленькая была!

Не хотелось думать, что ее-то мама рожала не в тридцать один, а в девятнадцать, что умерла вторыми родами, не успев даже разродиться… Ирина не говорила о сомнениях врачихи мужу. Зачем? Еще заставят оба лечь в больницу раньше срока, кукуй там!

Роды начались в жаркий июньский вечер. Как раз шла последняя серия «Трех мушкетеров». Женщина повольготнее расположилась на диване, Василий – рядышком на полу. Острая боль разлилась по животу и спине, но через мгновение отпустила. Ирина попыталась расслабиться. Где-то в глубине сердца застучал страх тоненькими молоточками. Но женщина постаралась не давать ему воли, маленький же все почувствует, тоже испугается. Боль не возвращалась несколько минут. Ирина уже почти перестала о ней думать, увлеклась динамичным киносюжетом. Но вторая схватка заставила даже поджать ноги.

- Ты чего? – встрепенулся муж.

- Кажется, схватки, - прошептала женщина.

- Так, давай в больницу, - вскочил Василий.

- Нет, - боль снова сделала передышку. – Вещи я собрала. Кино досмотрим, и такси вызовем…

Серию досмотрели. Под жизнерадостное «Пока-пока-покачивая перьями на шляпах», оделись. Василий поднял трубку телефона, чтобы вызвать такси, но она молчала.

- Ир, ты телефон сегодня проверяла?

- Да, Нинке звонила.

- Значит, с линией что-то. Пошли, на улице машину поймаем!

Но на улице все таксисты объезжали пару, увидев круглый животик дамы. Ирина смеялась, потому что приходилось останавливаться около каждого дерева:

- Все пометила!

До больницы дошли, когда уже почти стемнело. Василий сдал жену на руки медперсонала, а сам остался ждать во дворе, хотя его честно предупредили, что дело может затянуться.

Мужчина курил почти безостановочно. Утром сбегал на работу, чтобы отпроситься, и вернулся под окна роддома. Часов в десять, откуда-то с третьего этажа, выглянула какая-то молодая мордашка.

- Журавлев? Пляши Журавлев! У тебя две девки!

- А Ирина где? – разволновался почти до слез Василий.

- Отдыхает, здесь, привет передает, - засмеялась молодушка. – Принеси конфет, цветов медсестрам, может, разрешат посмотреть…



Екатерина Горбунова

Отредактировано: 08.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться