Палиндромы судьбы

Глава 9. А лис, он умён — крыса сыр к нему носила

Первый триместр беременности Анну мучил страшный токсикоз. Она проклинала всех и все. Напрочь забросила учебу, подружек, друзей. Если ей звонили, вяло отбрехивалась, что сильно простудилась и встретиться не может. Лежала на диване, читала дамские романы, которые брала у Гали.

На вопрос Аллы, хочется ли ей что-то из еды, или недовольно морщилась, или бежала в туалет, где старалась произвести как можно больше шума, будто старалась укорить. Мало того, что совсем не набрала вес, так еще и скинула его. В консультации – ругались, что не проходит медкомиссию, что ведет не правильный режим, не соблюдает рекомендаций. Но Анька продолжала делать все так, как и делала.

Ни в ее поведении, ни в ее поступках, ни в ее речи больше не видно было желания иметь ребенка. Да, вынашиваю, раз приняла единожды такое решение… И все.

Алла недоверчиво смотрела на сестру. Ей казалось, что эту особу она не только не знает, но и узнать ее лучше нет никакой возможности. Аленка приносила Нютке книжки про развитие плода, про новорожденных. Нашла в «Союзпечати» какой-то глянцевый журнал про детей. Но вся литература лежала нетронутой на полке.

Галина собрала маленькие вещички, которые остались после сынишки, постирала и отгладила их. Но Анька даже не пошла, посмотреть, сказала, что рано еще, что «мало ли что»…

В последней фразе только Аллка заметила какую-то пугающую надежду. «Мало ли что»… Само рассосется. Минует как-то стадию развития, рождения. Сестрица и раньше не особо интересовалась детьми: племянниками, соседями – а теперь совсем делала вид, что взрослые сразу появляются на свет в готовом варианте… И этот человек собрался стать матерью!... Неужели Аньке все - равно?

Всеми правдами и неправдами, Алла выяснила, где и в какой больнице сестра нашла Климову Веру Андреевну. Записалась к ней на прием, отдала половину своей стипендии. Врач ей понравилась. Мягкая, обходительная, вежливая. Добросовестно провела осмотр. Убедившись, что никаких заболеваний и причин прийти не было, была очень удивлена. Девушка не стала мудрствовать с отговорками и выложила все, как есть.

- У вас недавно была моя сестра. Вы ей рассказали про то, как сами рожали без мужа, как одна женщина стала выкармливать вашего сына, когда вы это делать отказались. У нас с мамой был такой случай. Мама – Журавлева Ирина.

Климова побледнела. Нервно сняла очки, протерла их салфеткой. Поднесла руку к фотографии на столе, отдернула.

- И как мама теперь? – вопрос не был дежурным.

- Мама умерла. Через день после того, как вас с Ильей выписали. Не думайте, вы не виноваты, конечно. Просто стечение обстоятельств.

- Мне очень жаль, - Вера Андреевна печально смотрела на Аллу. – Хотелось бы ее отблагодарить за ее поступок. Но уже поздно. А ваша сестра?

- Анна? Она решила оставить ребенка!

Аленку будто прорвало. Она рассказывала о странном поведении сестры, о ее оговорках. Врач слушала, не перебивая, только кивала. Потом сказала, что такое поведение возможно у некоторых женщин, оно говорит о психологической неготовности к роли матери, своеобразной защите организма на нежеланное материнство. В конце концов, Климова назначила Анке еще один прием.

- Оплата пусть вас не волнует. Главное, уговорите сестру прийти.

Не сказать, чтоб сразу после разговора с Верой Андреевной, куда Нютка без особого желания пошла, но поведение будущей мамы несколько изменилось. Закончилась апатия. Аня стала выходить гулять, перезванивалась по телефону со знакомыми. Книги и журналы про детей перекочевали на ее тумбочку у кровати, а дамские романы исчезли. Постепенно сошел на нет токсикоз, Анька стала поглощать фрукты и пить соки. Алла подрядилась ходить по утрам до частного сектора и покупать для сестры творог, сметану и козье молоко. Это здорово давало по карману, но отец сказал не скупиться, ребенку нужно развиваться полноценно.

Несмотря на четыре месяца беременности, Нюткина талия почти не изменилась. Девушка влезала во все свои шмотки. Когда она, повертевшись перед зеркалом полчаса, исчезла на весь вечер, Алла поняла, что перелом совершен.

А в тот вечер Анька пошла на день рождения к Кате Симоновой – одногруппнице. С этой девицей дружить было модно в их круге (и сама красавица, и папа-мама на достойных должностях), поэтому гостей было порядком. Все хорошо одетые, с большими подарками, которые именинница складывала в небрежную кучу на диван в дальней спальне. Нютка купила в подарок дорогущие ажурные колготки и не менее замечательное нижнее белье. Катя оглядела оценивающе принесенное, потом саму гостью, лишь после этого схватила ее за руку и уволокла с собой в ванную комнату.

- Раздевайся, Журавлева!

- Ты чего, с дуба упала? – весьма удивилась Анька.

- Ничего я не упала, - принялась объяснять и параллельно стаскивать с подруги вещи Симонова. – У меня в гостях – Герман Штульц, сын папиных знакомых. Они скоро уезжают в Германию, насовсем! Прикинь, как подфартит тебе, если парень на тебя клюнет!

- Ага, подфартит, - криво усмехнулась девушка, - выхожу я к нему голая, да еще и на пятом месяце…

- Блин! – Катя придирчиво оглядела оголившийся живот подруги. – А мы-то думали, куда ты пропала? А вроде не видно ничего…



Екатерина Горбунова

Отредактировано: 08.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться