Палиндромы судьбы

Глава 10. Мала тропка, но она к порталам

Алла поначалу радовалась переменам в Анне, сестра все-таки. Будто солнышко в окошке сияли глаза будущей матери. Она словно заново проснулась для жизни, начала уходить гулять, возвращалась, конечно, затемно, но зато потом долго спала.

Алена рассудила, что это даже не плохо, что Анька забросила сейчас учебу. Ведь потом, когда родится маленький, вполне возможно в его матери проснется желание сделать жизнь лучше, пойдет она не в какое-то училище, а в институт, получит нормальную профессию. И все у нее будет, как у людей. Разве не находят потом хороших мужей те, которые по молодости – глупости родили малыша? Вот взять соседку Марину из соседнего подъезда, она тоже родила сразу после школы. А теперь – вышла замуж за солидного дядечку, и она, и ее дочка, и ее родители очень довольны, насколько Алла могла судить…

Радужное настроение девушки начало немного меркнуть в тот день, когда Анька пришла домой только под утро, пьяная, кинула на свою тумбочку мобильный телефон, какой Аленка только в рекламе видела, и нырнула под одеяло.

- Нют, ты где была? – шепнула сестре.

- Ой, отстань, - отмахнулась та, - спать хочу! Все утром!

- Так уже утро. А тебе надо о маленьком думать, - настаивала Алла.

- Я вот что тебе скажу, - пьяно отозвалась Анька, - дура ты! Я может, жить хочу! Я полет чувствую! Вот ты хоть раз ощущала ветер в теле, как будто летишь по воздуху? Сидишь, уткнешься в книжки… Ты ж не жила еще! А меня учишь.

И сестра заснула. Аленка даже не знала, обижаться ей на этот невразумительный бред, или подождать до утра, а там уж разобраться, что именно хотела ей сказать сестрица.

Девушка поднялась с постели, посмотрела телефон, нечаянно нажала на какую-то кнопку, пошел вызов. Алла сама не поняла, зачем поднесла сотовый к уху.

- Привет, любимая! – отозвалась трубка мужским голосом.

Фраза была приятной, но вот то, как она произнеслась… Если бы ее произнесли так, как в представлении Алены говорил влюбленный, нежно, ласково, она бы немедленно выключила связь, потом бы разбудила сестру и извинилась; но слова говорились торопливым шепотом, как будто попутно, отговоркой.

- Я же просил тебя не звонить. Буду звонить я сам! Понимаешь, не хочу, чтобы родители знали о наших отношениях. Пока, конечно…

- Кто я для тебя? – неожиданно для себя спросила Алла.

- Боже! Ань, ты пьяна, ничего не помнишь! И вообще, вон, идут уже мать с отцом, нам пора на посадку. В самолете телефон не доступен, учти… Да, так, Павел звонил, - последняя фраза, видимо, относилась уже не к девушке, потом раздались звуки отбоя вызова.

Алена немного гадливо положила сотовый на тумбочку сестры. Итак, вот она – тайна сияющих глаз и долгих прогулок. Тайна с быстрым низким голосом, небрежностью и отлетом куда-то с родителями. Интересно, имеет незнакомец какое-то отношение к ребенку сестры? Знает ли вообще о нем?...

Алла так и не смогла больше сомкнуть глаза. Сон не шел. Она приготовила завтрак для отца, проводила его на работу, сама собралась на лекции. Анька все спала. Как маленькая, свернувшись поверх смятого одеяла, подложив руку под щеку. Такая трогательная и невинная, так хотелось ее уберечь, позаботиться. Последнее желание трансформировалось в бутылку минералки, которую Алена поставила на тумбочку, и стакане.

Ничего не изменилось и в четвертом часу, когда девушка вернулась домой после лекций в институте. Сестра все спала, и, похоже, что даже поесть не вставала. Хотя воду пила. В бутылке осталось едва на донышке.

- Аня! – потрясла сестру Алка. – Вставай, счастье проспишь.

- Ага, - Анька потянулась и снова зарылась головой в подушку.

- Надо поговорить, пока отец не пришел, - настаивала на пробуждении Алена. – Вчера я взяла твой телефон посмотреть, какую-то кнопку нажала.

- И? – глаза сестры сияли смешливым интересом. – Хорошая игрушка, да? Сегодня разбираться буду, что там есть. Дорогущая…

- Там был мужчина! Он сказал, чтобы ты, вернее, на тот момент я, больше не звонила, потому что ему не хочется что-то объяснять родителям, и вообще они все вместе улетают.

- Да? – Анька будто решила поиздеваться. – Красивый голос? Это его обладатель мне подарил эту игрушку.

Алла присела на кровать, потерла виски.

- А ребенка, тоже хозяин голоса? Резкого, циничного…

Сестра мгновенно взлетела и схватила девушку за руки, намеренно больно, крепко.

- Ты сказала ему про ребенка, говори! – всю сонливость, как ветром сдуло. – Хоть что-нибудь?

- Отпусти! – Алла еле разжала хватку. – Ничего я ему не сказала. Не успела бы, да, и желания не было! Говорю же, случайно получилось! Я растерялась жутко!

Анька тяжело дыша опустилась на кровать. Ее грудь вздымалась под мятой блузкой, в которой она так и улеглась спать по приходу домой. Рука невольно тянулась к разгоряченному лбу.

- Испугалась? – в мыслях Алки вертелось неуловимое понимание. – Он ничего не знает? А тебе дорог?



Екатерина Горбунова

Отредактировано: 08.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться