Память крови

Глава 1. Пробуждение у Соратников

 

Я видела странные цветные сны. Казавшиеся прекрасными, они были полны пейзажей, словно сошедших со страниц древних книг. Величественные горы, укрытые снегами. Пустоши, нещадно выжженные солнцем. Кристальные водопады, посеребренные лунами. Однако хоть они и казались знакомыми, но были лишены даже малейшего следа человеческого присутствия: без единого храма, строения или города — эти места оставались безымянными, просто скользя сквозь мою память.

Сколько длились эти мгновения, наполненные снами, мне было неизвестно, но скоро и они растаяли, размываемые потоками неведомо откуда взявшегося света…

 

— Смотри, она очнулась.

Мужской голос был абсолютно незнакомым и довольно резким, но, несмотря на это, не звучал пугающе. Скорее наоборот, в этих простых словах чувствовались нотки заботы.

Надо мной склонился силуэт — сфокусировать свой взгляд на его лице оказалось куда сложнее, чем я предполагала, очертания то и дело расплывались, словно в глаза попала вода, и все, что я успела заметить, были довольно внушительные габариты мужчины и грива темных волос.

Где я? Кто этот незнакомец? Почему я вообще здесь оказалась?

— Дай-ка посмотрю, — я не успела еще вглядеться в его резкий профиль, как чьи-то цепкие пальцы сжали мой подбородок, поворачивая голову. — И точно очнулась, — констатировал второй голос, принадлежавший женщине.

В глазах прояснилось — на меня внимательно смотрела довольно красивая девушка, чье лицо, однако, было перепачкано не то краской, не то грязью. Ее холодный взгляд был слишком серьезен и слегка напугал меня.

— Кто вы? — вопрос прозвучал отстраненно, как будто издалека.

— Мы, можно сказать, твои спасители, — широкоплечий мужчина снова навис надо мной, позволяя наконец рассмотреть черты его лица.

Мощный подбородок, поросший многодневной щетиной, высокие скулы, плохо причесанные волосы — он походил на огромного косматого зверя, но серо-голубые глаза выражали искреннее участие к моей судьбе.

— Тебя как звать то? — прогрохотал он надо мной.

— Э…

Усиленно напрягая память, попыталась нащупать отголоски собственного прошлого, но… безрезультатно. Откуда я родом? Как меня зовут? Я не могла вспомнить не то что имя, но даже и то, как выгляжу.

— Я… не знаю, кто я…

— Отстань от нее, Фаркас! Дай ей немного прийти в себя.

Они пробыли со мной совсем недолго — здоровяк, звавшийся Фаркасом, как-то неуклюже шутил, девушка изредка хмурилась, но оба они исчезли за тяжелыми деревянными дверями, так и не объяснив мне ничего. Строго-настрого запретили выходить, объясняя это моей слабостью.

Спасители, значит? Я посмотрела вслед громыхнувшей двери. Нет, причин не верить их словам у меня не было, в их действиях угрозы не чувствовалось, но все же… От кого или от чего они меня спасли? И куда подевались мои воспоминания?

 

После их ухода время тянулось несоразмерно медленно. Голова раскалывалась на части, и ни в одной из них я не могла выловить даже крупицу знаний о том, что же со мной случилось. Осознав, что копаться в глубинах памяти — дело гиблое, я медленно встала с кровати, пытаясь собрать информацию из окружающей меня обстановки. Дверь открывать не стала, меня не заперли, но раз просили не выходить, значит, пока так и поступлю. Несколько комодов, сундук, простой стол и пару деревянных стульев, тренировочный манекен — добротные вещи без лишней роскоши, но ни один из этих предметов не вызывал у меня чувства чего-то знакомого. Каменный потолок в виде арки наводил на мысль, что комната находилась где-то под землей, а отсутствие даже крохотного оконца подтверждало мою догадку.

В комнате было довольно много книг, открыв первую попавшуюся, я уже было хотела прочесть ее, но головная боль резко усилилась, и мне пришлось отложить чтение. Но я успела заметить, что язык был мне знаком, да и мои «спасители» изъяснялись более чем понятно.

Большую часть дня я провалялась в постели, скрытой резной ширмой, пытаясь мысленно вернуться в свои сны. Могли ли те пейзажи быть местом, где я когда-то была, значили ли они вообще что-то или являлись просто картинками из моего не совсем еще здорового разума? Нет, сны — это лишь сны, в них все неопределенно, и расценивать их как нечто важное все же не стоит. Как, впрочем, и рассказывать о них.

Лишь раз ко мне зашла Эйла, та самая девушка, что была вместе с Фаркасом. Она куда-то спешила, и мои расспросы не увенчались успехом. Мельком спросив меня, не вспомнила ли я чего, она торопливо поставила на стол еду, с виду очень простую — красно-бурую похлебку в деревянной миске и несколько ломтей хлеба. Мое неопределенное мотание головой ее, похоже, не сильно и волновало, и она снова исчезла.

Еще через какое-то время, довольно длительное, когда бессмысленно таращиться в потолок надоело до тошноты, ко мне зашел Фаркас. А вот в его глазах напротив чувствовалась заинтересованность. И в отличие от холодной Эйлы, от него так и веяло теплотой, что невольно вызвало мою симпатию к косматому здоровяку.

— Да ты тут совсем заскучала, судя по твоему обреченному взгляду, — он тяжело сел на край кровати. — Прости, я только смог освободиться, в это время года всегда столько дел. То пьянчушка какой в таверне разгуляется, то медведь в дом залезет. И всегда нас зовут. Недаром же мы Соратники.

— Соратники? — повторила я, радуясь, что можно хоть немного расспросить его.

— Ну да, Соратники. Общество доблестных воинов. Я и забыл, что ты ничего не помнишь. А хочешь… — он замолчал на секунду, словно стесняясь собственной дерзости, — хочешь, я тебе тут все покажу и расскажу?



Вайоллет Сноу

Отредактировано: 06.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться