Пандемониум

Размер шрифта: - +

Поражение

Альцина не отозвалась на звонок. Евгений позвонил еще раз. За дверью царила могильная тишина.

Это был именно тот день, когда ему предстояло воплотить в жизнь первую часть плана. Яд наконец-то был готов. Позавчера Альцина велела ему прийти к трем часам, чтобы получить заветный флакон. И вот Евгений стоял на пороге ее квартиры, из раза в раз нажимая и подолгу держа кнопку звонка без всякого толку.

«Неужели что-то случилось?» – холодея, подумал Евгений.

Но что могло случиться? Даже, если представить самое страшное…

Он повернул ручку и убедился, что дверь не заперта. Вошел в квартиру.

«Может, она сказала мне прийти не в три, а в четыре, а я все напутал?»

- Альцина!

В воздухе стоял горький запах еще не выветрившихся испарений, шедших с кухни.

Он снова тщетно позвал хозяйку. Заметил стоящие на полу прихожей туфли.

С каждой секундой Евгений все отчетливее понимал, что ожидает его в этой квартире. Осталось только узнать, где именно.

Посреди гостиной, раскинув руки и глядя в потолок потускневшими, так и не закрывшимися глазами, лежало тело Альцины все в той же серой пижаме, еще не успевшее окончательно утратить живой цвет. В правой руке были, как кинжал зажаты острые ножницы.

На ней не было ни ран, ни ссадин, ни даже следов чьих-то пальцев на шее.

Евгений оцепенело отвел взгляд и увидел лежащую под столом мертвую кошку. На миг он подумал, что животное спит. Просто потому что… это было бы слишком чудовищно, дико, необъяснимо. За что кошку, черт подери?!

Он вывалился из подъезда с помертвевшим лицом, окинул двор тоскливо-безумным взглядом.

От него, шурша, убегали первые осенние листья. Какой-то детина с закатанными до плеч рукавами рубил дрова в компании дремлющей дворняги.

- Эй! – содрогнувшись, крикнул Евгений. – Там убийство!

Детина перестал рубить и, нахмурив сросшиеся брови, устремил на Евгения спокойный туповатый взгляд. Пес залаял.

- В шестнадцатой квартире!

- Чего?

- Убийство! Человека убили!

Детина растерянно перевел взгляд на топор, видимо выбирая между работой и гражданским долгом.

Не дожидаясь ответа, Евгений раздраженно махнул рукой и быстро пошел неизвестно куда, неизвестно зачем, в отчаянии хватаясь за голову.

Он должен, он обязан прямо сейчас отправиться к Беннетту, прийти к нему, взять его за горло и…

- Что «и»? Что «и»?! – полушепотом спрашивал себя Евгений. – У меня даже нет оружия! С чем я к нему пойду?! Что я буду делать?! У Ника может быть револьвер! И что, он мне его даст? Идиот! Ну положим… Я его убью, дальше что? Тюрьма! Нет, нет, нет, надо звать полицию! А какую полицию? Ха-ха полицию! Мужики с повязками на рукавах – вот кто теперь полиция! Да и нет следов на теле! Нет улик! Господи, господи!

Ярость и жажду мести быстро сметал нарастающий, как буря страх. Евгений понял, что проиграл. И проиграл не партию, не битву, не войну, а собственную жизнь.

- Он пришел за ней. Пришел и убил! Он все видел и все знал с самого начала. А, значит, придет и за мной. Надо бежать! А куда? В Тверь, к отцу? Бежать от того, кто лазит по чужим снам, от того, с кем у меня кровавый договор?

Он пришел к красивому богатому дому, в котором жил Ник. Кое-как заготовив вступительные фразы, позвонил в дверь.

Ник на удивление апатично выслушал новость о смерти Альцины.

Он сидел в кресле, закинув ногу на ногу, мрачно посасывал экзотическую трубку и смотрел куда-то в пустоту. Таким своего приятеля Евгений видел впервые.

Когда речь зашла об оружии, Ник вдруг издал мучительный стон и стукнул кулаком по подлокотнику. У него и правда был личный «Браунинг», подаренный отцом на двадцатилетие. Однако…

- Слушай! – Ник хмуро посмотрел Евгению в глаза. – Если б я мог, я бы тебе его дал. Даже спрашивать не стал бы ничего. Но.... Дьявол! Мне он самому похоже скоро пригодится. В такую историю влип!

Как оказалось, история, в которую влип Ник, не имела с кошмаром Евгения ничего общего. Все было гораздо прозаичнее: алкоголь, карты, деньги.

Евгений снова шел по Москве, не разбирая дороги, и судорожно искал выход из смертельного лабиринта.

- Что же делать? Куда бежать? Может, в монастырь? Болван! В какой монастырь! Под рясой спрятаться, под крестом?!

Он долгое время без цели бродил по городу, строя бредовые планы бегства, самозащиты, нападения… Потом изможденный вернулся домой, запер дверь, зачем-то положил ключ в карман.

Только теперь ему пришла в голову мысль, что в квартире Альцины, возможно, еще осталось отравляющее зелье. Но какая разница, если Беннетт уже знает про их несчастный план? Дети задумали перехитрить взрослого…

«Скоро этот взрослый явится и ко мне! Во сне или вживую – неважно. Придет и докончит дело!»



Дмитрий Потехин

Отредактировано: 12.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: