Папа для двойняшек

Размер шрифта: - +

Глава 7 (1) от 04.11

Виолетта старалась отвлечься от мыслей о бывшем однокласснике и сосредоточиться на разминке, но не могла. Её даже слегка потряхивало. Какой будет встреча? Что скажет Тимур? Припомнит ли выпускную ночь? Ощутив на себе чей-то пристальный взгляд, она боялась явно обернуться, вместо этого сделала лишний поворот в связке, чтобы мельком взглянуть на заклятых соперников. Так и есть, Гад вовсю глазеет на их пару, так и дыру прожечь недолго. Виола напряглась и немного сбилась с ритма.
– Что случилось? – тут же отреагировал Ярик. – Забыла композишку? Или из-за них волнуешься? – он качнул головой в сторону соперников.
Врать было бесполезно, Ярослав и так всё понимал и спросил чисто для вида.
– Яр, у нас с ними отставание в семь лет, разница огромная, – шепнула она. – Я ощущаю себя неповоротливой коровой. Слишком мало практики в паре… А они все эти годы каждый день на пару паркет топтали.
– Эту, как ты говоришь, «разницу» можем увидеть только мы вчетвером, – попытался успокоить её муж. – Все остальные будут в восторге, поверь мне. Мы ведь будем танцевать для зрителей и гостей вечера, а не для судий международной категории.
– Я знаю, что зрителям понравится. Но мне… мне самой не нравится, я знаю, что могу гораздо лучше, – раздражённо бросила Виолетта. – Чувствую себя какой-то халтурщицей. Если бы у нас было больше времени на подготовку…
– Виол, смотрю я тебя, и мне всё больше кажется, что ты переживаешь именно из-за того, что Гаджиев увидел нас не в самой лучшей форме. Поэтому вся на нервах? Или имеются ещё причины? – его пристальный взгляд заглядывал Виолетте в душу. – Есть то, что я должен знать?
«Что б тебя, Яр, с твоей проницательностью!» – мысленно выругалась Виола.
Ей захотелось освежиться. Хотя нет, не просто захотелось, было жизненно необходимо.
– Яр, я сбегаю в уборную умыться, тут душно, – и поспешила прочь.
Подальше от зала, где осталась неудачная первая любовь, всколыхнувшая целый ворох неприятных воспоминаний. Может, сбежать? Позвонить Яру, чтобы сказал директрисе, что жена неважно себя чувствует и… Нет, так нельзя! Она не привыкла убегать от проблем, всегда встречала их лицом к лицу. Только один раз убежала, в то утро после выпускной ночи.
Виолетта щедро плеснула в лицо холодной воды, стало легче. Плеснула ещё и ещё. Так, спокойно. Она не одна, рядом Ярослав, который поддержит и поможет пережить неприятную встречу. Промокнув лицо салфеткой, Виола вышла из уборной и тут же об этом пожалела, потому что в коридоре её поджидала персональная Немезида собственной персоной.
Тимур прожигал Виолетту хищным взглядом, почти гипнотизировал, мешал сдвинуться с места, но ничего не говорил. Ни словечка о той ужасающей ночи, ни намёка. Стало быть, не помнит? Или не придал значения? Или ждёт, что она сама заговорит? Его карие глаза, казалось, слегка поблёскивали, создавая ещё больший эффект гипноза. Горло Виолы сдавил спазм, стало больно глотать, колени второй раз за сегодня мелко задрожали.
Последние семь лет она видела Тимура только по телевизору или на фотографиях, поэтому стоять перед ним вот так, вживую, было почти невыносимо. Гаджиев всегда был привлекательным и харизматичным, а теперь основательно возмужал и превратился в великолепный образчик мужчины… Жаль только, что с дрянным нутром.
Тимур выглядел едва ли не старше Ярослава, пожалуй, даже слишком взросло и мужественно. Как всегда элегантный, с модной причёской и лёгкой небритостью, он наверняка пленял женские сердца. Но всю красоту мгновенно испортила надменно-высокомерная ухмылка, появившаяся на его губах, за которой обязательно последует какая-нибудь гадость. Собственно, не зря ведь он Гад!
– Ну здравствуй, «девочка в одном платье»!



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку