Папа по найму

Размер шрифта: - +

Глава 4. Очаровательная малышка

Павел чувствовал себя немного не комфортно в компании женщины, от которой пахло ванилью, кофейным зернами и медом. Голова шла кругом и хотелось прижать к себе, чтобы надышаться этим запахом, пропитать им свою кожу, оставить на себе следы ее губ и поставить галочку напротив очередного «трофея». Но это была не просто женщина, она Снежная королева, гром средь ясного летнего неба, дождь в пустыне. Добиться ее мог только тот, кого сама она посчитает достойным. И Павел был уверен, что справится со всеми ее испытаниями. Если только не зажмет в углу раньше, если не сорвется. А контролировать он себя умел.

Голубева шла к своей машине, не произнося ни слова, а он просто следовал, стараясь соблюдать дистанцию и не позволять себе вольности. Он был уверен — стоит только сократить дистанцию, приблизиться к ней и сойдет с ума окончательно.

Снежная королева явно была довольна таким поведением. Она смерила оценивающим взглядом, открывая машину брелоком, и широко улыбнулась.

— Мне нравится то, что ты не путаешься под ногами. Считай, что часть испытания уже пройдена.

Павел сел на заднее сиденье и пристегнулся. Так, на всякий случай. Не доверял он женщинам, управляющим автомобилями, пусть она холодная и расчетливая и, вероятно, в любой ситуации будет оставаться такой. Слишком уж любил он свою жизнь. Слишком переживал за себя любимого.

Как только автомобиль плавно тронулся, Павел огляделся по сторонам. Детское кресло было рядом с водительским сидением, и он порадовался, что не попробовал сесть туда. Причем кресло в таком строгом выдержанном стиле с расцветкой автомобиля, а не цветастое и переливающееся всеми оттенками радуги. Рядом, на заднем сиденье, лежала какая-то странная кукла с зеленым цветом кожи и одним глазом в центре лица а-ля циклоп. Аж передернуло от ее жуткого вида. Но Павел знал, что эта игрушка дорого стоит. Не каждый может позволить детям столько дорогих игрушек, что те преспокойно будут оставлять их в автомобилях. У него племянники всегда все свои вещи забирают, потому что избытка в их доме нет.
Снежная королева включила негромко какую-то приятную романтическую мелодию в магнитоле, а от ароматизатора начал доноситься аромат мятной жвачки и свеженарезанного лимона. Сказать, что был сражен наповал — не сказать ничего. В салоне женского автомобиля Павел ожидал запах клубники или бабл гам, считая их типичными женскими ароматами. Голубева умела удивлять. Впрочем, она удивила с самого первого взгляда. Зацепила. Главное, отлипнуть вовремя и не влюбиться. Но Павел был в себе уверен. Он считал, что любовь — это чувство, которое воспевают поэты для дураков. Его оно никогда не коснется.

***

Поля изредка поглядывала в зеркало дальнего вида, отмечая, как внимательно Субботин рассматривает ее машину. Он был удивлен? Наверное. И почему-то из-за этого хотелось смеяться. А что он думал? Что у нее салон будет отделан розовым бархатом и украшен пони? И ароматизатор будет типичный бабл гам или какая-нибудь сладкая ягода? Улыбка не сползала с лица, как бы Поля не старалась скрыть ее.

Подъехав к дому, она открыла автоматические ворота с пульта и заехала во двор. Припарковала машину и обернулась в сторону своего спутника, который явно находился под впечатлением. Ему оставалось только рот открыть. Впрочем, не он первый так реагировал, ведь дом не был шикарным пятиэтажным особняком. Простенький, одноэтажный, но большой, а за ним двор с бассейном, барбекю и детской площадкой.

— Сейчас ты познакомишься с моей дочерью. — Поля замерла, заметив смятение на лице Субботина, который все еще сидел в салоне автомобиля. — Да не бойся ты! Собак злых у нас во дворе нет, да и, вообще, нет собак.

Он вышел из машины после этих слов и расправил плечи. Казалось, он пытается подавить свое удивление или восхищение, не было ясно — чего в его взгляде больше.

— А зря! Собака — друг человека. Она никогда не предаст и…

— Да-да, слышала я это, — закатила глаза Поля, направляясь к входным дверям по дорожке из желтого кирпича.

— Я серьезно! Собака нужна ребенку, тем более в таком возрасте, тем более если у нее нет отца.

Последние слова как-то ударили по больному, поэтому Поля резко посмотрела на Субботина. Он даже не пошевелился. Обычно все ежились от этого взгляда, отворачивались, а он продолжил смотреть в глаза, и теперь заставил удивляться ее.

— Я сама решу, кто нужен моему ребенку, а кто нет. Тебе следует для начала познакомиться с ней. Возможно, ты не понравишься Уле, и она решит, что такой нянь нам не подходит.

— Ня-ня, — по слогам произнес Павел, заставив Полю удивленно вскинуть бровь. — Слово это женского рода. Оно не склоняется. Мужчина или не мужчина — няня.

Чуть скривив губы, Поля постаралась подавить в себе желание съязвить как-то или сказать грубость. Вроде бы Субботин был нормальным мужчиной, не следовало ссориться с ним.

«Возможно, он пригодится», — пульсировало в голове.

— Ма-ам, мы приехали, — крикнула Поля, заходя в дом и снимая туфли.

Ей вдруг показалось, что Субботин жадно пожирает взглядом ее ноги, но когда она обернулась, мужчина восхищенно рассматривал картины, висящие в коридоре. И снова он удивил. Ноги у Поли были что надо, она точно знала это и временами пользовалась своим достоинством, надевая костюм чуть покороче или что-то облегающее на важные встречи с клиентами, где хотелось заполучить выгодный тендер.



Настя Ильина

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться