Папа по найму

Размер шрифта: - +

Глава 12. Семья

Сидеть и прятаться за спинами охранников Полины Павел не собирался. А еще ему хотелось встретиться с братом, чтобы поговорить о Вике и решить, как вести себя дальше. У Виктора были кое-какие связи, пусть и не гнушающиеся нарушать закон. В этой ситуации сложно было что-то сделать, руководствуясь сводом правил, которые никто не соблюдал. Полиция у Егорова была проплачена, никто бы просто не стал идти против него, защищая обиженных… Если бы только эти обиженные не заплатили больше.

Поджав губы, он вошёл на кухню, где завтракали Королева и её мать.

— Мне нужно отлучиться на пару часов, не знаю, когда там мне положен выходной, но, учитывая тот факт, что я теперь нахожусь в этом доме двадцать четыре часа в сутки…

— Павел, я ухожу на работу, — возмутилась Полина.

— Ничего страшного, милая, я посижу с Уличкой. Вот разбужу её, накормлю, и позанимаемся, пока Паши не будет, — вмешалась Людмила Георгиевна.

Королева недовольно покосилась на мать, прошептала что-то себе под нос и сделала вид, что она ничего не имеет против, хотя на самом деле в её взгляде бушевало отчаяние. Она боялась за него, и Павлу это льстило. Он знал, что она направит за ним своих охранников и ничего не имел против этого.
Людмила Георгиевна допила чай и встала из-за стола, она сообщила, что уходит будить Ульяну, оставляя Павла наедине с Полиной.

— Чего ты хочешь? — спросила Поля, как только мать ушла за дверь.

— Хочу разобраться с Егоровым. Не вздумай меня останавливать, Поля, потому что этот ублюдок угрожает моей семье.

— Он вряд ли тронет твою сестру… Использует её как приманку, дразнит тебя, — бросила Поля и пожала плечами.

— Ты и Ульяна теперь тоже моя семья, хотелось бы тебе этого или нет.

— Господи! — воскликнула Поля, подскочила на ноги и дрожащими руками принялась убирать посуду.

— Послушай себя! Какая семья? Да мы с тобой даже не любовники! И знакомы мы без году неделю!

Она говорила так громко, что Павлу стыдно стало, ведь её мать могла услышать это. А слова как-то царапали душу неприятно, потому что он перед Королевой наизнанку себя выворачивал, а она топтала.

— Хочешь сказать, что любовниками быть лучше? Ещё не слышал, чтобы их истории оканчивались, как «долго и счастливо», или ты хочешь переубедить меня?

Она оглянулась, сверкнув озлобленным взглядом так, что всё свернулось, как испугавшийся ёжик, в клубок.

— Пошёл к черту! — процедила сквозь зубы и, развернувшись на месте, ушла.

Павел тоже не стал задерживаться, потому что понимал, что потом не сможет оставить Ульяшу одну.

 

Виктор находился в своей шиномонтажке, которую открыл не так давно, но быстро смог раскрутить. Увидев Павла, сразу же подошел и похлопал по плечу.

— Ты что такой взвинченный? Случилось что? — спросил Виктор, не дав ещё и слово сказать.

— Мне нужен номер телефона Рамиля, — ответил, стараясь спрятать взгляд от брата, а потом решил, что скрывать подробности этой ситуации не следует. — Проблемы с господином Егоровым, только не говори, что ты его не знаешь.

— Мерзкий тип, — ухмыльнулся Виктор. — А как ты с ним пересёкся?

— Отбил у него женщину…

— У-у-у! Да это стоит обсудить за чашечкой кофе, — подхватил Виктор. — Ты и женщина!

Павел почувствовал, как в его сторону повернулось несколько работников. И что в этом было удивительное?! Он всегда был натуралом.

— Ты сейчас вот серьезно? А что мне с мужчинами встречаться, что ли?

— Не кипятись! Я о том, что странно слышать, как мой брат отбил у крутого бизнесмена женщину, хотя обычно он использует прекрасный пол только на одну ночь.

Зайдя следом за Виктором в небольшую подсобку, сел на деревянный стул, и пока брат наливал кофе, пытался подобрать наиболее подходящие слова, чтобы сказать, что без вмешательства Вики тут не обошлось.

— Ну рассказывай, какая она?! — сел Виктор и подвинул Павлу стакан с кофе.

— Голубева Полина. Слышал такое имя?

— Ну… Как сказать… Ну видел я в газетах тебя с ней, думал, что очередная интрижка.

— Я тоже так думал, но оказалось, всё куда серьёзнее. Это долгая история, Виктор, однако из неё тебе следует узнать еще кое-что: этот хер решил манипулировать мной через Вику. Он объявил нашу сестру своей девушкой, привезённой из провинции.

Руки Виктора плотнее сжали стакан. Странно было, что стекло не треснуло, потому что кожа на пальцах сильно натянулась.

— Вика взрослая, если он назвал её своей девушкой, значит, она сама хвостом повиляла перед ним, — процедил сквозь зубы.



Настя Ильина

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться