Папоротников цвет

Размер шрифта: - +

-8-

Тихо на речном дне было, спокойно. Все звуки вода-матушка приглушала, делала мягкими да гладкими. Солнечные блики переливались, как драгоценные каменья, а трава с водорослями к свету тянулись, дрожали, странные танцы исполняя. Мясистые стебли кувшинок, липкие, склизкие, выносили к поверхности кругляши листьев, и выглядели те отсюда, с глубины, маленькими зонтиками.

            Мелькнули среди зарослей золотистые бока юрких карпов, были – да сразу и исчезли. А за ними, запутываясь, запинаясь в иле, бежал Олег. Волосы у него длинные стали, развевались в водах, лицо осунулось, щёки впали. А глаза у парня теперь выцвели, не походили уж больше на спелые ягоды чёрной смородины. Быстро на службе у Водяного люди менялись, почти что в миг один.

            – Стойте! Стойте же, окаянные! – пробулькал Олег, пытаясь ухватиться рукой за скользкий хвост карпа. – Не туда плывёте!

            Да только всё равно рыбе было на Олежкины старания, она будто нарочно дразнила его, меж трав юлила, золотом поблёскивая.

            – Развлекаешься, Олежка, – рассмеялась зеленоволосая русалка. – Плохой из тебя рыбовод.

            – Ай, – махнул он рукой. – Что же со мной не так, Купава?

            – Всё с тобой так. И хорош ты, и пригож, – русалка подплыла ближе и обняла холодными руками за плечи. – Только грустный больно.

            – Разве есть, от чего радоваться? – вздохнул Олег. Пальцы русалочьи уже не леденили так тело, как раньше, ведь тепла-то почти и не осталось.

            – Знаешь, приходила за тебя просить девка одна – краси-и-ивая, смелая. Хорошая бы из неё сестрица получилась, – загадочно улыбнулась Купава.

Парень встрепенулся, уставился на русалку.

            – Какая? Анфиса, что ли?

            – А я её имени не спрашивала, – фыркнула Купава и оттолкнула Олега. Закружилась в воде вихрем, любуясь на свои зелёные волосы. – Передала я Водяному её желание, что уж он решит.

            – Неужели Анфиска, – мечтательно протянул Олег, вглядываясь в речную поверхность. Солнечные блики раскрасили воду жёлтыми красками, манила к себе свобода, звала. – Всё-таки ждёт меня.

            – Невеста твоя, никак? – ухмыльнулась Купава.

            – Да уж почти поженились, пока не случилась со мной неприятность такая, – Олег пнул носком дно, и мутная взвесь поднялась кверху.

            – Сам виноват, – рассмеялась русалка. – Да только не отпустит тебя наш батюшка, совсем мало ты послужил.

            - Купава! Сестрица! – вихрем подлетела к ней маленькая, щуплая русалка. – Водяной зовёт тебя, скорей плыви. Скорей-скорей!

            - Что ты всполошилась, как килька! – уплывая с сестрой, ворчала Купава. – Ничего же не случилось.

            Замер Олег, задумался. Зародилась в душе надежда, что увидит он снова землю и солнце, вдохнет сочный свежий воздух деревенский, прижмёт к себе горячую, пылкую Анфису… Даже зажмурился от сладких мыслей, как вдруг хлопнул карп ему по носу холодным хвостом и скрылся в траве. Встрепенулся Олег и помчался следом.



Риша Мичурина

Отредактировано: 20.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться