Пара для Эммы

Глава 3. Нянька для малышей

Эмма не находила слов, чтобы выразить своё возмущение. Хотелось ткнуть противную Ласку носом в то, что её муж остался сражаться за всю стаю, а она скидывает детей и ответственность на руки неуважаемой ею человечки. Однако Эмма достаточно уже повидала в жизни, чтобы стать осторожной и дальновидной. Раздувать конфликт не время и не место, да и пользы не будет никакой.

Помимо высказываний в сторону Ласки ей хотелось бы по-дружески намекнуть Пеплу, что он неплохой парень, но будучи неуверенным в себе и поддаваясь давлению матери, он станет плохим альфой. Уже в ближайшие дни у него появится куча советников, продавливающих свои интересы, следом он услышит критику, в первую очередь от тех, чьи интересы остались не учтенными, а дальше Пепел «озвереет» и станет самодуром или тираном, обвиняя при этом мать в своих неудачах.

Но все слова окажутся пустыми, если ничего похожего никогда не проходило на его глазах. Эмма в своей жизни видела, что случалось с умными, способными молодыми людьми, если их не вовремя назначали руководить коллективом, но в её обществе это можно назвать естественным отбором, а здесь Пепла заменить некем.

И для стаи у неё получилась бы хорошая речь на тему сплочённости, но вряд ли им понравится слушать наставление или укоры от чужачки. Вот и получается, что умнее молчать. А ещё лучше вспомнить о своей маске беззаботной молодой женщины, у которой всё тип-топ!

— Ну что же, мои самые славные и замечательные подопечные Искра, Белка и Жар, держимся вместе! – бодро объявила она детям.

— Эй, Вьюн, иди к человечке, она за тебя отвечает! – крикнула седая оборотница сынку Серого.

— Я с альфой, – постарался бойко ответить мальчишка, кидая тревожный взгляд на Пепла, но тот не обращал на него никакого внимания.

Эмма смотрела на оборотней – и не чувствовала к ним никакой симпатии. Если бы она могла, то с удовольствием ушла бы от них. Внезапно осиротевшие дети оказались никому не нужны, а те женщины, что остались с малышами на руках только потому, что их мужья были сильны и ушли защищать остальных, выглядели брошенками. За тех и других было больно.

Кто-то довольно сильно подтолкнул Вьюна в сторону чужачки и он, спотыкаясь, пробежал пару шагов, но всё же упал под ноги Искры. Она смотрела на мальчишку с презрением.

— Весь в папашу! – сплюнул кто-то из мужчин.

Эмма сжала кулаки. Может, отец Вьюна и Белки не очень хорош, но он не задумываясь, бросился на нагов, точно зная, что своей смертью подарит семье хотя бы пару секунд. Да и жена кинулась на помощь мужу. Может, поняла, что пары секунд будет мало и всё равно не убежать, а может… Эмма смахнула слезинку и протянула руки к мальчишке:

— Не вымаливай у сильного защиты, сам стань сильным.

— Нам не выжить, – тихо ответил он.

— Просить бесполезно, – покачала головой Эмма, – покровительство или дарят по велению души, или его покупают, в других случаях получишь лишь дополнительные унижения, но тебя всё равно оттолкнут.

— Они обрекают нас на смерть, – и столько ненависти к своим бывшим соседям было в глазах ребёнка, что Эмме стало не по себе.

Она прижала мальчика к себе и тихо, в самое ухо, чтобы не слышали малыши, сказала:

— Я знаю, – не давая себе воли расплакаться, призналась она, – но мы поборемся за свою жизнь. Слышь, пацан? Я не сдамся и вам не дам.

Вьюн спрятал мокрое от слёз лицо в полах куртки Эммы, и она прикрывала его, пока он не успокоился.

— Я вернусь и найду вещи, что дала мне мама, – просипел притихший мальчик.

— Нет, мы уже идём дальше. Тебе не по силам вернуться так далеко и потом догнать нас, к тому же, там слишком близко к деревне. Вряд ли наги уже ушли.

— Кто? Чудовища?

— Полулюди-полузмеи называются нагами.

— Ясно.

— Если можешь, то помоги малышам нести их вещи. Они смогут обернуться в зверят, и им легче станет идти.

— Я помогу, но с оборотом не всё так просто. Белка и Жар слишком маленькие, чтобы оборачиваться без помощи отца или альфы, если что только со страху.

— Тогда надо обратиться к Пеплу… − Эмма тут же поморщилась.

Он поможет раз, два, но постоянно возиться с малышами не будет. Ему не до них, да ещё мать сторожит его.

Искра, Вьюн и Эмма принялись наблюдать за молодым альфой. Ему что-то пытался втолковать оборотень с красивыми глазами…

— Это Ешка, − тихо пояснила Искра, видя интерес человечки.

…а Ласка с оборотницами отпускала ехидные реплики, сводя на нет его доводы.

 В конце концов Пепел вспылил и, рявкнув на всех, быстрым шагом ушёл в начало колонны, подавая команду двигаться вперёд.

Эмма погладила по плечу Искру и шепнула ей: «Спасибо», показывая глазами на Вьюна. Девочка зыркнула на парнишку, сжав губы, но кивнула, показывая, что она понимает, что они теперь в одной лодке и грести всем надо дружно.

Белка и Жар, часто слышавшие дома разговоры о чудовищах и будущем переселении, догадывались, что сейчас они уходят из родных мест, но никак не могли осознать, что отныне они одиноки. Оба малыша цеплялись то за Искру, то за Эмму, ища защиты, ободрения или подсказки, что делать, но не находили. Их подгоняли, не давали отдыхать и ещё ни разу не покормили. Детям было страшно, и они с мольбой смотрели на соседей, которые раньше им улыбались, но те хмуро отворачивались, а кое-кто даже отгонял.

Заметив растерянность малышей, Эмма подозвала их поближе и, приобняв, ласково поглаживая по голове и по ручкам, тихонечко стала объяснять:

— Солнышки, нам придётся ещё долго идти, чтобы те жуткие змеи нас не догнали. Будет очень тяжело, но останавливаться нельзя. Вы у меня большие молодцы, я горжусь тем, как вы несли свои вещи и быстро шли. А теперь нужно собраться и вновь отправляться в путь!



Юлия Меллер

Отредактировано: 18.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться