Парабатай

Размер шрифта: - +

))23((

— Плечо и подбородок должны держать угол, Клэри я ведь на это уже обращал твое внимание, — прошипел в самое ухо Алек и от одного этого мысли путались неимоверно, и от самой его близости и от чувства единения с луком.
 Никогда не обращала внимания на этот вид оружия, но теперь и я его преданная поклонница. Ведь это так приятно, не марая рук разить противника. Более чем волнительно и менее грязно, чем обычно это происходит.
— Не так сразу, Алек! Не у каждого талант как у тебя, будь терпеливее, — мужчина раздраженно выдыхает и, убрав свои руки с моих бедер, делает шаг в сторону.
— Я уже предупреждал, никто не будет с тобой церемониться кроме меня. Они тупо убьют тебя, не спрашивая — готова ли ты к этому или все еще нет. И будет война. И я, черт побери, сойду с ума и перестану мыслить здраво. Все это однозначно плохо кончится. Понятно?
Обреченно выдыхаю.
— Более чем.
— Тогда повтори.
Мышцы ноют, но я делаю это скорее ради Алека, чем ради себя самой. Я хочу ему нравится, я хочу, чтобы он гордился мной и перестал так переживать за мою жизнь. Я могу за себя постоять, я должна как минимум верить в это, чтобы поджилки не тряслись от накатывающего страха.
— Ты молодец, — заслуженная похвала, — если бы твоя мать не украла тебя из этого мира, ты могла бы стать лучшей.
Его слова причиняют боль, и далеко не от того что он не прав обвиняя маму, а как раз таки наоборот. Он прав. Более чем прав. Мама, поглощенная слепой материнской любовью верила в то, что делает лучше для меня, при этом убивая во мне меня саму.
Я ведь могла расти с ними. Могла обучаться и иметь вес как единица борьбы института. Могла встретить Джейса раньше, и у нас было бы больше времени вместе.
Для нас было бы….
Неожиданно для себя перевожу взгляд с конца стрелы на Алека и, закусив губу в кровь, скриплю зубами. Это странное чувство не покидает меня и теперь, даже после изнурительных часов тренировок я не перестаю думать о том, что Александр для меня сейчас дороже чем когда-либо был Джейс, а ведь это почти не возможно.
От такой гаммы чувств разрывает сердце и раздувает до боли легкие.
Слишком….
Адски….
Нестерпимо….
— О чем задумалась?
Когда же мы стали так близки? Когда этот парень научился читать меня как открытую книгу или же всегда умел? Почему я не замечала этого раньше?
Почему я полюбила Джейса?
Не Алека?
Причина?
Пожалуй, пройдя боль потери родителей, брата, близких людей и большой любви я поняла лишь одно — на самые важные вещи в нашей жизни нет причины. Так просто надо. Богу. Вселенной. Высшему разуму. Не имеет значения, во что вы верите, имеет значение что это «что-то» уготовило для вас.
— Земля вызывает Клэри, — щелчки пальцев раздаются у самого моего лица.
— Я просто…, — в очередной раз рядом с ним не знаю, как облечь в слова свои острые чувства, — глупый вопрос, но ты помнишь свои мысли, когда впервые увидел меня?
Если бы это был не Александр Лайтвуд, я бы решила, что парень смутился вопросу.
— Более чем, — прокашлялся, —, а это имеет значение?
— Нет, просто….
О, Боже, Клэри! Стоит быть более откровенной с тем от кого желаешь добиться того же!
— Когда я впервые увидела тебя, — со страхом пришлось заглянуть в его глаза, — испугалась. Ты был таким бешенным, собранным и жестоким. Воином. Джейс был более…. Непосредственным, нарушающим законы, с ним было так сказочно интересно и волнующе их нарушать, понимаешь…, — скорее это даже не вопрос, — рядом с тобой мне приходилось ходить по струнке. Во всяком случае, я старалась. А еще, — вздыхаю, — я верила в то, что не нравлюсь тебе. И не только из-за того что украла у тебя внимание Джейса, а потому что я просто не дотягивала до установленного уровня. Установленного тобой, Алек — опускаю глаза.
— Примерно так и было, — примирительно улыбается мне парень, — почти так.
— Почти? - Ну, скажи же ты хоть что-то что заставит меня улыбаться и верить в то, что не безразлична тебе! Пожалуйста!
— Все что происходило в институте, так или иначе, касалось меня, Клэри. Слабая, хрупкая и не осознающая реальности опасности девочка грозила мне сильной головной болью. Тебя не должно было быть здесь с нами. Тебя вообще не должно было быть. Дочь Валентина? Да, брось, как я должен был на тебя реагировать иначе? Самый близкий для меня человек, часть моей души, тот, кого я так сильно любил, сам влюбился в дочку предводителя Круга.
Сглатываю, опустив оружие в пол.
— Понимаю.
— Вряд ли, Кларисса. Ты вряд ли способна понять мои чувства на тот момент. И нет, девочка я не то чтобы не влюбился, я ненавидел тебя как никого в этой жизни.
— Понимаю….
— Эй, — Алек поднимает пальцами мой опущенный подбородок, — от того и ценнее то что я чувствую сейчас. Я точно уверен в том, что эти мои новые чувства не навязаны, не наколдованы и не придуманы. Все что я чувствую к тебе прошло развитие, и поверь со мной это впервые.
С надеждой улыбаюсь ему в ответ.
Да, и со мной тоже.



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться