Парабатай

Размер шрифта: - +

))61((

— Ну же, — который час маялась я, в своей комнате стараясь заснуть и встретиться тем самым с Валентином, — ну давай, — приказывала я своему организму.
— Так торопишься встретиться со мной, Кларисса?
Сердце в груди делает кульбит. Он хотя бы иногда сам спит? Или все творящееся вокруг игры разума, моего и его?
— Да.
— Как мама?
— Родила. Сейчас в реанимации, — пытаюсь понять по выражению его лица, что мужчина чувствует после этих слов, — ты доволен?
Абсолютно спокоен.
— А похоже на то?
Громко сглатываю. Как же все натурально в этих снах. И как близко ко мне держится мужчина, буквально два шага и мои руки могут сомкнуться на его шее.
Убить!
— О чем думаешь?
Мысленно убив его в своей голове еще раз, я горько улыбаюсь.
— Дай нам время. Пожалуйста. Пусть мама придет в себя, и тогда делай все то, что задумал.
— Тебя моя маленькая, — Валентин обходит меня полукругом, — никогда не предупреждали, что признаваться в своей уязвимости врагу, худшее, что может случиться?
Говорили….
— Ей нужен отдых и покой. Ты это понимаешь?
— Я ведь монстр?
И все же, как я на него не похожа. Точно не зная, что он мой отец, никогда бы не поверила ничьим словам. Слишком разные и внешне и внутренне.
— Ты любишь ее. А если, пусть даже монстр любит, то сделает все ради того кто дорог.
— Даю слово.
Что-то внутри надрывается.
Ну почему, Господи? Почему моя семья изначально не имела права на счастье? Ведь в отдельности Валентин, Себастьян, мама и я, могли создать семью. Вместе же — ад, хаос, погибель для мира.
— Спасибо. Я могу вернуться?
— Как мой сын?
Мысленно втыкаю в него нечто острое и ранящее.
— Нормально.
— И это все?
— Кажется, он счастлив, — развожу руками, — он среди тех, кто его любит. Я забочусь о своем старшем брате, Валентин.
— Я пробовал пробраться в его сны. Блокирует.
Еще бы!
— Он глубоко ранен. Нужно время.
— У меня его нет.
Настораживаюсь.
— От чего же?
— Ты действительно веришь в то, что я большее зло в твоей жизни, Кларисса?
Думаю ли я так о нем?
— Иногда.
— Поверь мне девочка, те, кто привел меня заново в этот мир, ненавидят тебя, настолько насколько умеет лишь ад, не человек. Если мой приход не сломает тебя, они воскресят твоего дружка Джейса. А если и это не поможет, доберутся до матери и паренька Лайтвуда.
Убить!
Его!
Любого кто способен на это!
Сдавленный вздох вырывается из груди.
— Никто не способен на такое, — тешу я себя надеждой.
— Способен, — загадочно отвечает он, — еще как способен. Береги себя, — взмах руки и я просыпаюсь в своей кровати.



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться