Парадокс Всемогущества: Антонио Шарк

Глава 2. Новая жизнь.

      Небольшой толчок сообщил о том, что вертолет куда-то приземлился. За окном Оливер сумел разглядеть лишь слегка подсвеченные фонарями дороги, лучами расходившиеся от места приземления. Ничего не объяснив своим пассажирам, посол выскочил из вертолета и захлопнул дверь.

      - И что теперь? – спросил вполголоса Майкл. Оливер пожал плечами.

      Но не успели трое друзей опомниться, как в вертолет, слегка наклонившись, чтобы не удариться головой о низкую для него перекладину двери, вошел человек. Он приложил правую ладонь к груди, а потом поднял ее на уровень лба, после чего сказал:

      - Приветствую. Подполковник Василий Марков. Прошу следовать за мной.

      Новый спутник вывел друзей из вертолета и повел по одной из дорог в сторону стоящего огромной тенью здания. Немногие окна светились сине-белым светом. По бокам дороги стояли незамысловатые фонарные столбы, бросающие на ровный асфальт пятна белого света, и этого освещения было достаточно, чтобы разглядеть стоящую рядом военную технику.

      Наконец Марков привел троицу к зданию и впустил внутрь. Похоже, что здание оказалось «из одного комплекта» с вертолетом: белые стены, плавно соединяющиеся с полом и потолком, освещались голубым светом длинных узких ламп на потолке. На другом конце небольшого холла стоял белый письменный стол, рядом с которым в стене была дверь. Марков провел друзей в эту дверь, за которой оказалась лестница, приведшая троицу на второй этаж. По слабо освещаемому коридору они прошли в небольшую комнату с шестью кроватями, напоминающую больничную палату.

      - Первые несколько дней вы будете жить здесь, - сообщил Марков. – После вы приступите к военной подготовке, чтобы быть готовыми воевать против нашего общего врага.

      Марков покинул комнату, оставив друзей наедине со своими мыслями. Некоторое время они сидели молча, каждый на своей кровати. Голубые лампы на потолке заливали белую комнату мягким светом, создававшим какое-то ощущение уюта – а может быть, троим друзьям просто давно не доводилось находиться в обитаемом здании. Один раз Оливер услышал стрекот вертолета – похоже, посол снова отправился подбирать выживших где-нибудь вдалеке отсюда. Оливер подумал о Лидере, что называл себя А. Шарком в каждом письме. Все-таки странно на его месте тратить столько средств на дизайн помещений, хотя он и вправду успокаивает. А также недоумение вызывала фраза посла о том, что Лидер хочет видеть Оливера Бэймора. Значит, Лидер...

      - Оливер, не думаешь, что странно это? Посол назвал твое имя. Значит, они тебя знают, - выразил Майкл мысли Оливера.

      - В принципе, Лидер вполне мог меня знать еще до войны. Хотя, я никогда не слышал о человеке с фамилией «Шарк»... – Майкл вопросительно посмотрел на Оливера. – Я ведь знатного рода, - с неохотой ответил тот.

      У троих друзей было негласное правило: не заговаривать о том, что было с ними до войны. Для кого-то разговор о прошлом мог оказаться больной темой – война отняла у них все, и мало ли какие чувства могут пробудить воспоминания о том, что они потеряли.

      Эрик разглядывал какую-то бумажку, которую нашел на подоконнике. Оливер подпер скрещенными пальцами подбородок и в задумчивости прикрыл глаз. Майкл сказал ему:

      - Не грузись ты так насчет этого. В любом случае, Оливер Бэймор это ведь ты и есть? Значит, вскоре узнаешь все от самого Лидера.

      - Да. Вот только эта подпись – «А. Шарк» - настоящее ли это имя?

      - Кто его знает.

      - Если это псевдоним, то понятно, почему я о нем не слышал. Шарк... Прямо как акула...

      Самый молодой из троицы шестнадцатилетний Эрик уже заснул, свернувшись на кровати. Майкл решил последовать его примеру.

      - Ты, Оливер, как хочешь, а я спать. Все-таки, в наше время безопасно поспать – редкий случай, - пробасил Майкл, вскоре захрапевший на кровати напротив Оливера.

      Еще несколько минут просидев на кровати, Оливер понял, что больше не в состоянии думать. В голове все вертелась мысль: если посол так смело высказался насчет Оливера Бэймора, то он должен был не только знать его имя, но и местоположение, что практически невозможно.

      Еще некоторое время Оливер просидел на кровати, но, так и не придя ни к какому выводу, заснул, даже не сняв обувь.

      Утром их разбудил громкий звук фанфар, возвещающий о приходе утра. Вскоре после этого за дверью послышался топот множества ног, говоривший о том, что все проснувшиеся куда-то направлялись. С трудом раскрыв глаза, Эрик увидел уже сидящих на кроватях Оливера и Майкла. С сонным бормотанием «уже утро?» он медленно поднялся и сел. От непривычного сна на нормальной кровати спина болела, а рука, затекшая под головой, отказывалась шевелиться. Тем не менее, нормальный сон хорошо повлиял на Эрика, и голова мыслила ясно. Без труда вспомнив события вчерашнего дня, он вскочил на ноги. Услышав шаги за дверью, он сказал:

      - Похоже, на завтрак идут. Нам бы тоже не опоздать.

      До этого момента ничего не соображавшие Оливер и Майкл наконец привели свои мысли в порядок. Если все здесь так, как они помнят с лет мирной жизни, то в армии сразу после пробуждения следует утренняя зарядка. Почему сразу завтрак? Оливер озвучил этот вопрос.

      В ответ на это Эрик взял с подоконника бумажку, которую вчера изучал. Черным печатным шрифтом на ней было написано: «Распорядок дня в центре новоприбывших». Первым пунктом стоял «подъем и водные процедуры», затем «завтрак». Стало быть, здесь режим немного отличался от армейского. Пока Оливер и Майкл изучали распорядок дня, Эрик приоткрыл дверь и выглянул в опустевший коридор.

      Через некоторое время трое друзей, пропустив вторую часть первого пункта расписания, прошли сразу в столовую, куда их привела лестница не третий этаж. В дверях Эрик остановился: уже несколько лет он не видел такого количества людей в одном месте. Люди сидели за столами, звеня ложками, и беседовали друг с другом кто о чем. Оливер подтолкнул Эрика: «Давай, проходи».



Роман Литий

Отредактировано: 24.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться