Парадокс Всемогущества: Антонио Шарк

Глава 8. Город в пустыне.

      Антонио Шарк забросил последний, четырнадцатый, цилиндр в свое оружие и завинтил крышку на конце, прикрепленную гибкой лентой. Он перехватил оружие за небольшое утолщение, расположенное на золотом сечении на рукояти, ближе к лезвию, и приложил острие к металлическому полу. Внезапно желтые цилиндры, разбросанные по полу, загремев, покатились к лезвию и примагнитились к нему; Шарк поднял лезвие над открытой сумкой, и цилиндры ссыпались внутрь. Пробормотав: «вот так», Лидер поставил оружие рядом с собой, оперев о стену. Райли обратился к агенту Б, который, собрав оставшиеся фигуры в мешочки, положил их в доску и захлопнул ее.

      — Агент…

      — ...можно просто Дориан, — перебил он.

      — Дориан. Лидер всегда ходит с этим странным оружием? — спросил Райли.

      — По крайней мере, старается, - ответил агент Б. — Мне кажется, что без этого оружия он чувствует себя неуютно. Не знаю, какая у него практическая польза, но…

      — Польза есть, причем немалая, — сказал Антонио Шарк. — Дориан, я мало участвую в настоящих сражениях, и тебе не приходилось видеть все, на что способно мое оружие. И я надеюсь, что мне никогда не придется применять его против людей.

      — Разве это не просто секира с магнитом? — в непонимании спросил Райли.

      — Отнюдь нет, дорогой друг, — ответил Лидер. — Эту «секиру с магнитом» я называю фервайтором, это оружие сродни Молниям Зевса, попавшим в руки смертного… С моим оружием можно делать прекрасные вещи, но в то же время ужасные.

      Шарк замолчал, похоже, обнаружив, что рассказал слишком много. Но для Райли же этих слов оказалось недостаточно, чтобы понять, зачем же на самом деле нужно это оружие. Его воображение рисовало огненные молнии, вырывающиеся из «фервайтора», но он не мог представить, чтобы это было реальностью.

      Еще много часов продолжался полет, но Солнце поднялось лишь ненамного, ведь самолет летел в направлении, обратном вращению планеты. Один раз Шарк снова отправился в переднюю часть самолета и вернулся уже с коробкой, полной бутербродов с маслом, чем и перекусили Райли и агент Б; Лидер же от еды воздержался. Райли весь полет после шахматной игры что-то писал у себя в синей потрепанной тетради. Дориан, заглянув туда, увидел множество формул, внешне немного повторяющих друг друга, но в каждой была отдельная особенность — коэффициенты и слагаемые, которые любой обычный человек давно бы округлил, подбирались с огромной точностью, несмотря на огромное количество нулей после запятой. Еще некоторое время посмотрев на формулы и похожие на гиперболу графики, Дориан спросил у Райли:

      — Фарлендер, зачем тебе эти странные формулы? Дописав последние цифры в очередном громоздком слагаемом, Райли ответил:

      — Эта формула выражает зависимость скорости течения времени от массы. Кто бы мне что ни говорил, но я продолжаю верить в то, что она реальна. Если моя формула верна, то Вселенная до Большого Взрыва просто не двигалась во времени — значит, до него ничего просто не могло быть.

      — Ааа, вот как, значит… — пробормотал Дориан. Ему было совершенно непонятно, почему вдруг Райли занимается этим делом во время глобальной катастрофы.

      Внезапно Антонио Шарк схватил свое оружие и поднялся на ноги, скомандовав: «Все в машину!» Оторопев от неожиданных действий Лидера, Райли и Дориан послушно поднялись и заняли свои места в «Долфине». Вмиг после этого внутри оказался и Антонио Шарк, сказав:

      — Город, куда мы летим, за это время переместился. Нам придется высадиться сейчас.

      — Как скажете, Лидер, — ответил Дориан. Шарк произнес, обращаясь к кому-то:

      — Открывайте аппарель! — и сказал Райли и агенту Б:

      — Сейчас будет трясти, пристегнитесь.

      Через несколько мгновений за спиной у Райли раздался громкий шум воздуха, и «Долфин» поехал назад, выпав из самолета. Несколько секунд стремительного падения, во время которого «Долфин» разворачивался в воздухе носом вниз, сменились плавным выравниванием. Расправив крылья, странный автомобиль, медленно снижаясь, планировал вдоль земли. Далеко впереди было видно самолет, улетающий все дальше. Несколько минут «Долфин» снижался, и вот, внизу уже можно было различить отдельные барханы пустыни. Антонио Шарк, сидящий в кресле пилота, развернул автомобиль на относительно ровный участок для посадки. Желтый пустынный песок был все ближе, и вскоре последовал толчок — произошла посадка. Сразу же начало трясти, но большие колеса, на которые приземлился «Долфин», быстро затормозили его. Шарк сказал:

      — Посадка прошла успешно.

      Несколько минут они ехали по пустыне, то взбираясь на песчаные холмы, то спускаясь с них. Солнце пекло так, что в автомобиле стало душно: в конце лета в пустыне становится невыносимо жарко. К счастью, «Долфин» был оснащен охладителями воздуха, которые хоть немного, но смягчали пустынный зной. Обмахиваясь какой-то бумажкой, агент Б сказал:

      — Просто не могу поверить, что в таком жарком месте кто-то решил построить передвижной город. Интересно, откуда они берут энергию для перемещения?..

      — Совершенно не в курсе. Может быть, у них там какой-нибудь реактор, — ответил усталым голосом Райли. Сейчас ему это не было интересно; он думал только об одном — когда они уже, наконец, найдут этот город.

      Внезапно автомобиль остановился. Райли и Дориан переглянулись и последний спросил:       — Что случилось? — на что Антонио Шарк ответил негромким голосом:

      — Выходим.

      Совершенно не имея понятия о причине внезапной остановки, агент Б и Райли вышли вслед за Шарком: он стоял метрах в трех от машины и смотрел в сторону ближайшей цепи огромных барханов. Когда Дориан подбежал ближе, оставив Райли позади, Лидер молча указал ему фервайтором на горизонт. Подбежавший Райли посмотрел туда, куда показывал Шарк, и застыл, не поверив своим глазам.

      В отличие от душного салона «Долфина», в пустыне дул легкий ветер, который заметно облегчал жару. Под его действием барханы словно двигались: песок, поднимаясь с обратной стороны, скатывался с другого склона, создавая красивейший эффект. Но кое-что приковывало внимание всех, кто смотрел сейчас на гряду барханов: несколько странных тонких конструкций, похожих на скопище громоотводов, показались над песком. Но самым интересным оказалось то, частью чего они оказались. Шарк опустил оружие и воткнул его лезвием в песок, но Райли и агент Б не обратили на это внимания: из-за барханов медленно поднимались дома. Одна за другой показывались крыши, а следом и сами здания, окрашенные в зеленый и оранжевый цвета; глядя на них, можно было увидеть, что они слегка наклонены назад. Медленно, но верно они поднимались над песками; вот показалась серая платформа, поддерживаемая металлической рамой, на которой были дома; за ней на бархан взобрались огромные, но короткие относительно платформы две лапы, на которых вместо ступней располагались гигантские треугольные гусеницы. Огромная конструкция взобралась на бархан, и теперь можно было ясно различить три пары оснащенных гусеницами лап, на которых красовалась огромная платформа с выстроенными на ней невысокими домами, над которыми поднималась блестящая на солнце стрела подъемного крана. Над главной платформой возвышалась еще одна, менее крупная, укрепленная на поднимающихся между домами столбах. Движущийся город, хоть и очень маленький по меркам обычных городов, представлял собой конструкцию просто невероятных размеров. Он начал спускаться с бархана, скользя по осыпающемуся песку. Антонио Шарк, не отрывая взгляда от необычайного зрелища, сказал:



Роман Литий

Отредактировано: 24.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться